• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 29 ноября 2018 г. по делу N 4г-14888/2018

 

Судья Московского городского суда Магжанова Э.А., рассмотрев кассационную жалобу Закирова И.Р., направленную посредством почтовой связи 15 октября 2018 года и поступившую в суд кассационной инстанции 29 октября 2018 года, на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 21 декабря 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2018 года по делу по иску Закирова И.Р. к СПАО "Ингосстрах" о взыскании страхового возмещения, возмещении судебных расходов,

установил:

Закиров И.Р. обратился в суд с иском к СПАО "Ингосстрах" о взыскании 56 200 руб. страхового возмещения, 15 000 руб. расходов по оплате услуг эксперта, 133 756 руб. неустойки, 20 000 руб. расходов по оплате услуг представителя, 2 604 руб. стоимости копировальных услуг, 5 249, 56 руб. расходов на уплату государственной пошлины, 152, 31 руб. стоимости почтовых отправлений, 3 900 руб. стоимости услуг переводчика и штрафа в размере 50 % от присужденной судом суммы ущерба, ссылаясь на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия причинены механические повреждения транспортному средству "Мерседес-Бенц", государственный регистрационный знак *, принадлежащему Брезовска А. на праве собственности.

Согласно справке о дорожно-транспортном происшествии от 08 февраля 2017 года, дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя Расулова У.Г, управлявшего транспортным средством "Шкода", государственный регистрационный знак *, принадлежащего Мирзоеву А.Ф. на праве собственности.

В соответствии с договором уступки права (цессии) от 14 февраля 2017 года N 37/02/2017, Брезовска А. уступила, а истец принял право требование ущерба, причиненного транспортному средству, при этом, истец обязался произвести оплату за уступаемые права в размере 41 000 рублей.

14 февраля 2017 года ответчику подано заявление о выплате страхового возмещения, по результатам рассмотрения которого страховое возмещение со стороны ответчика не выплачено.

В дальнейшем, истцом организована экспертиза, согласно результатам которой стоимость восстановительного ремонта транспортного средства составила 56 200 руб. За проведение экспертизы истцом оплачено 15 000 руб. Поскольку страховое возмещение не было выплачено, истец обратился в суд с вышеуказанным исковым заявлением.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, к участию в деле привлечены: Брезовска А, Вольман Р, Мирзоев А.Ф. и Расулов У.Г.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 21 декабря 2017 года постановлено:

В удовлетворении исковых требований Закирова Ильдара Рашидовича к СПАО "Ингосстрах" о взыскании страхового возмещения, возмещении судебных расходов, отказать.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2018 года решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений, как незаконных и необоснованных.

В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций допущено не было.

В силу пункта 1 статьи 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Согласно пункту 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 года N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", права потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору обязательного страхования могут быть переданы другому лицу только в части возмещения ущерба, причиненного его имуществу при наступлении конкретного страхового случая в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (статья 383 ГК РФ). Передача прав потерпевшего (выгодоприобретателя) по договору обязательного страхования допускается только с момента наступления страхового случая.

В пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 года N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" указано, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, включая права, связанные с основным требованием, в том числе право требования к страховщику, обязанному осуществить страховую выплату в соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", уплаты неустойки, суммы финансовой санкции и штрафа (пункт 1 статьи 384 ГК РФ, абзацы второй и третий пункта 21 статьи 12, пункт 3 статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств").

Право требования взыскания со страховщика штрафа, предусмотренного пунктом 3 статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", не может быть передано юридическому лицу до момента вынесения судом решения о его взыскании.

Судом установлено, что в соответствии со свидетельством о регистрации транспортного средства, транспортное средство принадлежит Брезовска А. на праве собственности.

08 февраля 2017 года в 16 часов 00 минут на улице Шоссейной в г. Москве произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого транспортное средство получило повреждения.

Виновником дорожно-транспортного происшествия признан водитель Расулов У.Г, управляющий транспортным средством "Шкода", государственный регистрационный знак *, и нарушивший ПДД РФ.

На момент дорожно-транспортного происшествия гражданская ответственность водителя Расулова У.Г. застрахована в СПАО "Ингосстрах" по полису ОСАГО серии ЕЕЕ N *.

В свою очередь, гражданская ответственность потерпевшей Брезовска А. на момент дорожно-транспортного происшествия застрахована по международному полису "зеленая карта".

14 февраля 2017 года в адрес ответчика было направлено обращение о выплате страхового возмещения, по результатам рассмотрения которого потерпевшей Брезовска А. страховое возмещение не выплачено.

14 февраля 2017 года между Брезовска А. и истцом заключен договор уступки права (цессии) N 37/02/2017, на основании которого истцу уступлены права требования, возникшие в результате повреждения транспортного средства.

Согласно пункту 3.1. договора уступки права (цессии) от 14 февраля 2017 года N 37/02/2017, в счет уступаемых прав истец принял обязательство произвести оплату Брезовска А. 41 000 рублей.

При этом сторонами также согласовано, что денежные средства на общую сумму 41 000 рублей подлежат выплате со стороны истца в наличной форме в офисе компании.

Факт заключения сторонами договора уступки права (цессии) от 14 февраля 2017 года N 37/02/2017 подтвержден копиями договора и акта приема-передачи права требования, содержащей сведения о расчетах.

03 марта 2017 года истцом в адрес ответчика направлено уведомление о состоявшейся уступке и необходимости произвести компенсацию страхового возмещения. Ответа на данное уведомление не последовало.

В целях определения размера ущерба, истец обратился к индивидуальному предпринимателю Демееву Г.А, которым подготовлено экспертное заключение от 10 марта 2017 года N 1478/585-МЭ.

Согласно экспертному заключению от 10 марта 2017 года стоимость восстановительного ремонта транспортного средства с учетом износа составляет 56 200 рублей.

За проведение экспертизы истцом было оплачено 15 000 руб, в подтверждении чего представлена квитанция от 10 марта 2017 года N *.

При этом размер страхового возмещения, подлежащего выплате страховщиком, был определен истцом только 10 марта 2017 года на основании экспертного заключения N 1478/585-МЭ.

Исследовав и оценив представленные доказательства в совокупности, руководствуясь правовыми нормами, регулирующими спорные правоотношения, суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных Закировым И.Р. требований, исходя из того, что при заключении между сторонами договора уступки права требования (цессии) было передано несуществующее право, поскольку на момент заключения договора цессии, размер ущерба, подлежащего выплате страховщиком, определен не был.

Кроме того, в подтверждение оплаты по договору уступки права требования Закировым И.Р. представлены копии договора уступки и акта приема-передачи права требования, содержащего сведения о расчетах.

С учетом возмездности договора цессии, в связи с непредставлением истцом достоверных доказательств, подтверждающих выплату денежных средств, суд первой инстанции пришел к выводу, что истцом не доказан факт перехода прав и обязанностей потерпевшего к Закирову И.Р. по спорному правоотношению.

Суд апелляционной инстанции с такими выводами суда согласился, одновременно указав на следующее.

Страховое возмещение по факту дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 08 февраля 2017 года, должно было быть выплачено Брезовска А. Доказательств наличия у Брезовска А. претензий к ответчику в связи с не выплатой страхового возмещения не представлено. В установленном порядке с претензией относительно выплаты страхового возмещения Брезовска А. к ответчику не обращалась. Таким образом, с учетом совокупного толкования положений статей 382, 384 ГК РФ и статьи 16.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии у Брезовска А. притязаний относительно выплаты страхового возмещения и, следовательно, отсутствия объекта имущественных прав, оговоренного в договоре цессии от 14 февраля 2017 года. Все юридически значимые действия (по обращению к независимому специалисту, направлению претензии в страховую компанию) совершены уже после заключения договора уступки прав непосредственно цессионарием.

Исходя из изложенного, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии предмета договора цессии от 14 февраля 2017 года, в связи с чем указанный договор не может быть признан заключенным в установленном законом порядке.

Более того, возникновение у сторон по договору цессии прав и обязанностей, в силу основополагающих принципов гражданского законодательства, неразрывно связано с надлежащим исполнением в порядке статьи 309 ГК РФ обязательств, принятых на основании условий договора.

Согласно пункту 3.1 договора цессии 14 февраля 2017 года за уступаемые права (требования) по договору цессионарий принял на себя обязательства по выплате в пользу цедента денежных средств в размере 41 000 руб. Согласно условиям договора названная денежная сумма подлежит выплате в наличной форме в офисе компании.

Между тем, доказательств оплаты цеденту стоимости уступаемых прав суду не представлено, в связи с чем, к возникновению у сторон по договору цессии прав и обязанностей судебная коллегия относится критически. Факт подписания сторонами акта приема-передачи права требования надлежащим доказательством денежных расчетов сторон явиться не может.

Кроме того, представленный в качестве подтверждения обоснованности требований о выплате страхового возмещения отчет ИП Демеева Г.А. основан на произведенном экспертом-техником Степановым И.В. осмотре поврежденного транспортного средства.

Между тем, акт осмотра транспортного средства от 14 февраля 2017 года составлен в отсутствие представителя ответчика, доказательств уведомления которого о месте и времени проведения осмотра транспортного средства в материалы дела не представлено.

Из содержания названного акта усматривается, что осмотр транспортного средства был произведен экспертом-техником Степановым И.В. по адресу: г. Москва, Варшавское ш, д. 39, тогда как местом составления отчета указан город Екатеринбург.

В материалы дела не представлено доказательств, подтверждающих наличие у эксперта-техника Степанова И.В. знаний, позволяющих участвовать в составлении акта осмотра транспортного средства от 14 февраля 2017 года.

Более того, в соответствии с экспертным заключением на осмотре транспортного средства присутствовала только Брезовска А, сведений о присутствии эксперта-техника Степанова И.В. не имеется.

При таких обстоятельствах, правовых оснований для принятия во внимание отчета ИП Демеева Г.А. от 10 марта 2017 года в качестве подтверждения наличия права требования страхового возмещения судебная коллегия не усмотрела.

Выражая несогласие с судебными постановлениями, заявитель приводит доводы, которые были предметом исследования и оценки судебных инстанций, необоснованность их отражена в судебных актах с изложением соответствующих мотивов, по существу сводятся к иному толкованию норм материального права и оспариванию указанных выше обстоятельств, основанных на оценке доказательств по делу.

Между тем, изменение данной оценки не входит в компетенцию суда кассационной инстанции согласно положениям главы 41 Гражданского процессуального кодекса РФ.

С учётом изложенного, оснований, предусмотренных ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ, для отмены обжалуемых судебных постановлений, вступивших в законную силу, по доводам кассационной жалобы не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 383, 387 Гражданского процессуального кодекса РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы Закирова И.Р, направленную посредством почтовой связи 15 октября 2018 года и поступившую в суд кассационной инстанции 29 октября 2018 года, на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 21 декабря 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 мая 2018 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции - отказать.

 

Судья

Московского городского суда Э.А. Магжанова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.