• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 29 ноября 2018 г. по делу N 4г-14933/2018

 

Судья Московского городского суда Ермилова В.В., рассмотрев кассационную жалобу истца Беляевой, поданную в суд кассационной инстанции 29 октября 2018 года, на решение Савеловского районного суда города Москвы от 20 марта 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 августа 2018 года по гражданскому делу по иску Беляевой к ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России о признании бездействия незаконным, обязании провести переосвидетельствование, обязании выдать новую справку об инвалидности, взыскании компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Беляева обратилась в суд с иском к ответчику ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России, ссылаясь на нарушение своих прав по вине ответчика, уточнив исковые требования, просила признать бездействие ответчика незаконным, обязать провести переосвидетельствование по заявлению от 31 марта 2017 года, обязать выдать новую справку об инвалидности после переосвидетельствования, взыскать компенсацию морального вреда в размере 500 000 руб, обязать дать ответ по заявлению от 31 марта 2017 года.

Решением Савеловского районного суда города Москвы от 20 марта 2018 года исковые требования Беляевой удовлетворены частично; постановлено:

- Признать незаконным бездействие ГБ МСЭ по г. Москве, выразившееся в не предоставлении ответа на заявление от 31.03.2017 г. о проверке допущенных ошибок Бюро МСЭ N * г. Москвы;

- В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 августа 2018 года решение суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба Беляевой - без удовлетворения.

В кассационной жалобе истец Беляева выражает несогласие с решением суда и апелляционным определением судебной коллегии в части отказа в удовлетворении исковых требований, считая их в этой части незаконными и необоснованными.

Изучив кассационную жалобу, исследовав представленные документы, судья приходит к следующим выводам.

В силу статьи 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Подобных нарушений в настоящем случае по доводам кассационной жалобы не усматривается.

Из представленных документов следует и судом установлено, что 9 декабря 2016 года в Бюро N *-филиал ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России была проведена в отношении истца Беляевой медико-социальная экспертиза, по результатам которой Беляевой была установлена 2 группа инвалидности (бессрочно), а также разработана индивидуальная программа реабилитации инвалида (акт и протокол N 1699.77.77/2016 от 09.12.2016). 28 марта 2017 года истец обратилась с жалобой к руководителю ГБ МСЭ по

г. Москве на незаконные действия руководителя бюро МСЭ N 77 ФИО 31 марта 2017 года Беляева обратилась в ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России с заявлением о несогласии с выводами МСЭ по установлению процента утраты трудоспособности при освидетельствовании 9 декабря 2016 года и просила исправить ошибки МСЭ N*, без ее присутствия заочно, провести проверку законности действий Бюро МСЭ N*. 6 апреля 2017 года ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" был направлен Беляевой Н.Т. ответ на ее обращение по поводу выдачи копий дел медико-социальной экспертизы инвалида для ознакомления, а также указано на отсутствие в действиях руководителя Бюро N * - филиала ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России нарушений действующего законодательства при проведении медико-социальной экспертизы. В связи с неполучением ответа на заявление и жалобу Беляева обратилась к ответчику с запросом от 27 сентября 2017 года, в котором просила уведомить о принятом решении по заявлению от 31 марта 2017 года.

Кроме того, судом установлено, что 17 октября 2017 года заместителем руководителя экспертных составов ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России ФИО1 был дан ответ Беляевой, в котором ей было разъяснено о повторном обращении в организацию, оказывающую лечебно-профилактическую помощь, для повторного направления на медико-социальную экспертизу, в связи с тем, что прошло длительное время с момента последнего освидетельствования (9 декабря 2016 года) и в состоянии здоровья истца могли произойти изменения. Данное разъяснение было дано и в ответе от 26 января 2018 года, а также указано, что ошибок при оформлении протокола в части диагноза и обоснованности вынесенного решения выявлено не было. Таким образом, в ответах ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России, адресованных истцу было разъяснено о повторном обращении в организацию, оказывающую лечебно-профилактическую помощь, для повторного направления на медико-социальную экспертизу, а также на отсутствие ошибок при оформлении протокола в части диагноза и обоснованности вынесенного решения.

Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 12 сентября 2017 года, вступившим в законную силу, в удовлетворении исковых требований Беляевой к ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Министерства труда и социального развития РФ о взыскании ущерба, причиненного здоровью отказано, данное решение вступило в законную силу 12 декабря 2017 года. Согласно решению Беляева в своих исковых требованиях ссылалась также на то, что 9 декабря 2016 года ей в бюро МСЭ N 77 было проведено освидетельствование, однако копии протокола и акта выданы не были, справка об инвалидности выдана не была. 28 марта 2017 года истцом была подана жалоба руководителю ГБ МСЭ по г. Москве на незаконные действия руководителя бюро МСЭ N 77 ФИО с просьбой обязать внести исправления в акт и протокол от 9 декабря 2016 года, с просьбой указать достоверные сведения о диагнозах и жалобах инвалида и обязать выдать запрашиваемые истцом документы. При этом в решении, виновных действий ответчика ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России судом не установлено.

Рассматривая настоящее дело, суд первой инстанции на основании ст.ст. 1,8 Федерального закона от 24.11.1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ", п.п. 2,3,42 Правил признания лица инвалидом, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 20.02.2006 N 95, руководствуясь Разъяснениями Минтруда РФ от 15.04.2003г. N 1 "Об определении учреждениями Государственной службы медико-социальной экспертизы причин инвалидности", утвержденными постановлением Минтруда РФ от 15.04.2003 N 17, ст. 61 ГПК РФ, на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований об обязании произвести переосвидетельствование, выдать справку об инвалидности, дать ответ по заявлению от 31 марта 2017 года, исходя из того, что ответчик отказал в переосвидетельствовании истца по жалобе на решение Бюро СМЭ N77 в связи с пропуском срока обжалования, разъяснил порядок дальнейших действий истца и фактически разрешилте вопросы, которые содержались в заявлении Беляевой от 31 марта 2017 года, в связи с чем оснований для обязания ответчика дать ответ на заявление от 31 марта 2017 года у суда не имеется.

В то же время исходя из того, что из письма ответчика от 6 апреля 2017 года не следует, что оно направлено в ответ на обращение истца от 31 марта 2017 года, а также данный ответ не отвечает по существу поставленных истцом вопросов, а касается только получения копий документов, суд расценил данные действия должностных лиц ответчика как нарушение требований законодательства в части непредоставления своевременного ответа истцу на её обращение от 31 марта 2017 года и признал незаконным бездействие ответчика в части не предоставления обоснованного ответа на заявление истца.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании возмещения морального вреда, суд первой инстанции указал на то, что какие-либо объективные доказательства причинения истцу нравственных и (или) физических страданий, суду представлены не были.

С этими выводами суда по существу согласилась судебная коллегия, которая по мотивам, изложенным в апелляционном определении, оставила решение суда без изменения, апелляционную жалобу Беляевой - без удовлетворения.

Судебная коллегия отклонила доводы дополнительной жалобы о допущенной дискриминации в отношении истца по рассмотрению ее заявлений, влекущих взыскание компенсации морального вреда, указав, что дискриминации в отношении истца ответчиком допущено не было и заявления ее рассмотрены, а о тказ во взыскании компенсации морального вреда судом основан на положениях ст. ст. 150, 151, 1099 - 1101 ГК РФ, предусматривающих, что компенсация морального вреда может быть возложена на причинителя вреда, если его действиями нарушены личные неимущественные права либо другие нематериальные блага гражданина, моральный вред, причиненный действиями, нарушающими имущественные права, подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом, при этом доказательств, подтверждающих факт причинения истцу нравственных или физических страданий в результате нарушения ответчиком его личных неимущественных прав либо посягательства на принадлежащие ему другие нематериальные блага ( ст. 150 ГК РФ), не представлено.

Судебная коллегия также не приняла во внимание ссылку в апелляционной жалобе на то, что суд в решении изложил обстоятельства не соответствующие действительности, а также сослался на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 12 сентября 2017 года, указав, что суд с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку представленным сторонами письменным доказательствам.

Выводы, приведенные в решении суда и в апелляционном определении судебной коллегии, мотивированы и в кассационной жалобе по существу не опровергнуты, так как никаких существенных нарушений норм материального или процессуального права со стороны суда и судебной коллегии по доводам кассационной жалобы из представленных документов не усматривается, а правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной инстанции не наделен.

В кассационной жалобе указывается на то, что суд первой инстанции установив нарушение ответчиком Федерального закона от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", отказал во взыскании компенсации морального вреда в пользу истца, несмотря на то, что ст. 15 указанного закона установлена ответственность за нарушение закона, а ст. 16 данного закона гарантирует компенсацию морального вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 2 мая 2006 года N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" гражданин имеет право на возмещение убытков и компенсацию морального вреда, причиненных незаконным действием (бездействием) государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица при рассмотрении обращения, по решению суда.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от 27 января 2011 года N 27-О-О, названная норма закона, предусматривая право граждан на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица при рассмотрении обращения, не закрепляет порядок реализации данного права.

Правила компенсации морального вреда определяются гражданским законодательством ( статья 151 и глава 59 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Возможность компенсации морального вреда за нарушение срока ответа на обращение заявителя, сама по себе не свидетельствует о посягательстве на нематериальные блага последнего, в том числе указанные в п. 1 ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации: жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона. Наличие данных посягательств, то, что в связи с бездействием ответчика истец перенесла физические и нравственные страдания, по делу не доказано.

Довод кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции неверно указал, что решение Нагатинского районного суда г. Москвы имеет преюдициальное значение для рассмотрения настоящего дела, поскольку Беляева не участвовала в судебном заседании при рассмотрении дела в Нагатинском районном суде г. Москвы, не может быть принят во внимание, поскольку основан на неверном толковании норм процессуального права. Как следует из представленных документов, в Нагатинском районном суде

г. Москвы рассматривалось дело непосредственно по иску Беляевой, следовательно, она участвовала в нем в качестве истца.

Довод кассационной жалобы о том, что права истца, нарушенные ответчиком нерассмотрением в установленный законом срок её заявления, судом первой инстанции не были восстановлены, не может быть принят во внимание, поскольку права истца на сегодняшний день бездействием ответчика не нарушены, так как ответчик уже дал истцу ответы на поставленные ею в обращении от 31 марта 2017 года вопросы.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что суд необоснованно отказал истцу в прохождении переосвидетельствования, не состоятельна, поскольку судом установлено, что истец пропустила установленный для обжалования первоначального заключения МСЭ срок, данный вывод доводами кассационной жалобы не опровергается.

Иные доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с выводами судов первой и апелляционной инстанций и не содержат фактов, которые бы влияли на обоснованность и законность обжалуемых судебных постановлений, либо опровергали выводы судов первой и апелляционной инстанций, в связи с чем не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

При таких данных, вышеуказанные решение суда и апелляционное определение судебной коллегии сомнений в их законности с учетом доводов кассационной жалобы истца Беляевой не вызывают, а предусмотренные статьей 387 ГПК РФ основания для их отмены или изменения в настоящем случае отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 381, 383 ГПК РФ,

ОПРЕДЕЛИЛ:

В передаче кассационной жалобы истца Беляевой на решение Савеловского районного суда города Москвы от 20 марта 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 августа 2018 года по гражданскому делу по иску Беляевой к ФКУ "ГБ МСЭ по г. Москве" Минтруда России о признании бездействия незаконным, обязании провести переосвидетельствование, обязании выдать новую справку об инвалидности, взыскании компенсации морального вреда для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда - отказать.

 

Судья Московского

городского суда В.В. Ермилова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.