• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 15 ноября 2018 г. по делу N 4г-15159/2018

 

Судья Московского городского суда Клюева А.И., рассмотрев кассационную жалобу представителя Цветохиной В.А. - Шейкина О.И. по доверенности, поступившую 02 ноября 2018 года, на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 октября 2018 года по гражданскому делу по иску Михитарова С.Р. к Цветохиной В.А., Флинку А.Л. о признании сделок недействительными,

установил:

Михитаров С.Р. обратился в суд с иском к Цветохиной В.А. о признании недействительными договора купли-продажи от 13 июня 2013 года, заключенного в отношении квартиры по адресу: ***, договора купли-продажи от 25 июня 2013 года в отношении жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: ***. В обоснование заявленных требований истец указал, что указанные сделки являются притворными и прикрывают собой договор займа под залог недвижимости, который был заключен 10 июня 2013 года между истцом (заемщик), Флинком А.Л. (заимодавец), с согласия Цветохиной В.А.

Определением суда к участию в деле в качестве соответчика привлечен Флинк А.Л.

Решением Тверского районного суда города Москвы от 29 марта 2018 года в удовлетворении иска Михитарова С.Р. - отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 октября 2018 года постановлено:

Решение Тверского районного суда города Москвы от 29 марта 2018 года - отменить.

Постановить новое решение.

Исковые требования Михитарова С.Р. - удовлетворить.

Признать недействительным договор от 13 июня 2013 года, заключенный между Михитаровым С.Р. и Цветохиной В.А, купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: ***.

Признать недействительным договор от 25 июня 2013 года, заключенный между Михитаровым С.Р. и Цветохиной В.А, купли-продажи земельного участка и расположенного на нём жилого дома (со служебными строениями и сооружениями) по адресу: ***.

Признать за Михитаровым С.Р. право собственности на квартиру, расположенную по адресу*** и земельный участок с расположенным на нём жилым домом (со служебными строениями и сооружениями) по адресу: ***.

Решение является основанием для погашения в ЕГРН права собственности Цветохиной В.А. и регистрации права собственности Михитарова С.Р. на вышеуказанные объекты недвижимого имущества.

В кассационной жалобе представитель Цветохиной В.А. - Шейкин О.И. по доверенности просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 октября 2018 года и оставить в силе решение Тверского районного суда города Москвы от 29 марта 2018 года.

В соответствии с частью 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке;

2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как усматривается из апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 октября 2018 года, оно сомнений в законности не вызывает, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального Кодекса РФ не могут повлечь его отмену или изменение в кассационном порядке, в связи с чем оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

Судом установлено, что 10.06.2013 года между Флинком А.Л. и Михитаровым С.Р. заключено соглашение, в соответствии с п. 2 которого под предоставление Михитарову С.Р. в заем денежных средств Флинком А.Л. осуществляется залог объектов недвижимого имущества, принадлежащих Михитарову С.Р, без официальной регистрации в Управлении Росреестра по г. Москве залога как такого, путем перевода права собственности на принадлежащие Михитарову С.Р. объекты недвижимости - квартиру по адресу: *** и земельный участок с расположенным на нём жилым домом (со служебными строениями и сооружениями) по адресу: ***, на указанное Флинком А.Л. лицо - его мать Цветохину В.А. по договорам купли-продажи.

Указанное соглашение также подписано Цветохиной В.А, в соглашении имеется запись о ее согласии с изложенными в нем условиями.

13 июня 2013 года между истцом и Цветохиной В.А. был заключен договор купли-продажи квартиры по адресу: ***, по условиям которого к Цветохиной В.А. перешло право собственности на квартиру. Переход права собственности прошел государственную регистрацию 25 июня 2013 года.

25 июня 2013 года между истцом и Цветохиной В.А. заключен договор купли-продажи земельного участка и расположенного на нём жилого дома (со служебными строениями и сооружениями) по адресу: ***, по условиям которого к Цветохиной В.А. перешло право собственности на данные объекты недвижимости. Переход права собственности прошел государственную регистрацию 15 июля 2013 года.

Настоящее исковое заявление Михитарова С.Р. поступило в экспедицию Тверского районного суда г. Москвы 03 марта 2017 года.

В соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года, течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске истцом срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной ответчиков, поскольку исполнение сделок купли-продажи, заключенных между Михитаровым С.Р. и Цветохиной В.А, началось с момента регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество от истца к Цветохиной В.А.

При этом суд первой инстанции отклонил доводы истца о том, что с момента совершения сделок недвижимость фактически находилась в его владении и пользовании, поскольку с момента регистрации перехода права собственности к Цветохиной В.А. перешло право распоряжения спорной квартирой, то есть исполнение сделок началось.

Разрешая исковые требования по существу, суд первой инстанции исходил из следующего.

Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

По смыслу данной нормы, по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. При этом обе стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка.

Таким образом, в предмет доказывания входил факт того, что при заключении договора воля Михитарова С.Р. и Цветохиной В.А. не была направлена на заключение сделок договоров купли-продажи, после их заключения в действительности исполнялась другая сделка, а также предоставление доказательств того, что денежные средства по договорам купли-продажи истцом от Цветохиной В.А. получены не были.

Судом учтено, что переход права собственности на спорную недвижимость к Цветохиной В.А. зарегистрирован в установленном законом порядке, договоры купли-продажи сторонами фактически исполнены, при этом истец понимал, что заключает договоры купли-продажи, которые не содержат условий о возможности обратного выкупа недвижимости, в материалах дела имеются копии расписок о получении Михитаровым С.Р. денежных средств в счет оплаты по договорам купли-продажи. Факт выдачи данных расписок и подлинность подписей на них истец не оспаривал.

Кроме того, суд первой инстанции сослался на условия договора купли-продажи квартиры от 13 июня 2013 года о том, что при его подписании стороны подтверждают, что заключают договор по своей воле, свободны в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (п. 20), а также на условия договора купли-продажи земельного участка и расположенного на нём жилого дома (со служебными строениями и сооружениями) от 25 июня 2013 года о том, что стороны подтверждают, что договор не является ни мнимой, ни притворной сделкой (п. 14), договор содержит весь объем соглашений между сторонами (п. 15). Подписывая договоры с данными условиями, истец Михитаров С.Р. подтвердил отсутствие на момент подписания договоров купли-продажи иных сделок, которые прикрываются договорами купли-продажи.

Также суд первой инстанции дал оценку представленной представителями истца в ходе рассмотрения дела расписке, датированной 30 июля 2013 года, о получении истцом денежных средств в заем по соглашению от 10 июня 2013 года, и указал, что данная расписка не подтверждает возврат денежных средств истца Флинку А.Л. по договору займа.

Кроме того, суд первой инстанции усмотрел в действиях истца наличие признаков недобросовестных действий, поскольку поведение истца Михитарова С.Р, направленное на переход от него к Цветохиной В.А. права собственности на объекты недвижимости по договорам купли-продажи, до предъявления в суд настоящего иска спустя более трех лет после заключения оспариваемых договоров, не давало оснований полагать, что им оспаривается действительность договоров купли-продажи.

С учетом изложенного, суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска Михитарова С.Р. в полном объеме.

Рассмотрев дело в апелляционном порядке, судебная коллегия с выводами суда первой инстанции не согласилась по следующим основаниям.

Как указала судебная коллегия, из соглашения от 10 июня 2013 года, заключенного между Михитаровым С.Р. и Флинком А.Л, с условиями которого была ознакомлена и согласна Цветохина В.А, следует, что фактическое взаимоотношение сторон имеет своей целью достижение взаимных интересов в виде операций по движению денежных средств и объектов недвижимого имущества в порядке и на условиях, определенных настоящим соглашением (п.1).

Стороны в своих взаимоотношениях выбрали и согласовали следующие виды операций:

Под предоставление Михитарову С.Р. в заем денежных средств Флинком А.Л. осуществляется залог объектов недвижимого имущества, принадлежащего Михитарову С.Р. без официальной регистрации в Росреестре залога как такового, путем перевода права собственности на объекты недвижимого имущества на указанное Флинком А.Л. лицо - Цветохину В.А. по договорам купли-продажи (п. 2).

В соответствии с п. 3 указанного соглашения объекты недвижимого имущества, принадлежащие Михитарову С.Р. - квартира, расположенная по адресу: ***, земельный участок и расположенный на нём жилой дом расположенные по адресу: ***, передаются в так называемый залог.

После подписания договоров купли-продажи вышеуказанных объектов недвижимого имущества Флинк А.Л. передает в долг Михитарову С.Р. денежные средства в размере 6 000 000 долларов США в качестве займа, при этом составляется расписка (п. 6).

Согласно п. 16 соглашения от 10 июня 2013 года возврат займа в первые два этапа в размере 3 000 000 долларов США на 01 июля 2017 года согласно подпунктов 14.1 и 14.2 пункта 14 соглашения гарантирует со стороны Флинка А.Л. возврат половины залога в виде земельного участка и расположенного на нём жилого дома (со служебными строениями и сооружениями) по адресу: ***, путем переоформления права собственности на Михитарова С.Р. по подписываемому договору купли-продажи. При этом официально осуществляется государственная регистрация перехода права собственности к Михитарову С.Р.

На основании п.17 соглашения возврат займа в полном размере путем выплаты после первого и второго этапа по третьему и четвертому этапам денежной суммы в размере 3 000 000 долларов США на 01 июля 2019 года согласно подпунктов 14.3 и 14.4 пункта 14 настоящего соглашения гарантирует со стороны Флинка А.Л. возврат оставшейся половины залога в виде квартиры N ***, находящейся по адресу: ***, путем переоформления права собственности на Михитарова С.Р. по подписываемому договору купли-продажи. При этом официально осуществляется государственная регистрация перехода права собственности к Михитарову С.Р.

В силу п. 19 соглашения все денежные средства по договору займа (основная сумма займа и проценты), причитающиеся Флинку А.Л, получает лично Флинк А.Л. или уполномоченное им лицо - Цветохина В.А. или иное уполномоченное лицо, указанное Флинком А.Л.

В соответствии с п. 21 соглашения стороны установили, что по договорам купли-продажи недвижимого имущества (при предоставлении их в так называемый залог) оформление права собственности на Цветохину В.А. и при возврате (снятии) залога - оформлении права собственности на Михитарова С.Р. выплат реальных денежных средств сторонами договоров купли-продажи не производится, между сторонами документально оформляются формальные расписки, которые необходимы для полного комплекта документов при купле-продаже объектов недвижимого имущества в целях исключения залога в силу ст. 488 ГК РФ. Все денежные обязательства между сторонами осуществляются только по настоящему соглашению при предоставлении и возврате суммы займа и процентов.

Согласно п. 22 соглашения после переоформления права собственности по договорам купли-продажи на Цветохину В.А. при предоставлении их в так называемый залог, в период надлежащего исполнения Михитаровым С.Р. обязательств по договору займа Цветохина В.А. не имеет право пользования, владения и распоряжения объектами недвижимого имущества, полученного по договорам купли-продажи.

После заключения данного соглашения между Михитаровым С.Р. и Цветохиной В.А. 13 июня 2013 года был заключен договор купли-продажи квартиры по адресу: ***, 25 июня 2013 года - договор купли-продажи земельного участка и расположенного на нём жилого дома (со служебными строениями и сооружениями) по адресу: ***, сторонами подписаны акты приема передачи объектов недвижимого имущества.

Согласно расписке Михитаров С.Р. получил от Флинка А.Л. в долг 3 000 000 долларов США в качестве займа в соответствии с условиями соглашения сторон от 10 июня 2013 года. Остальная часть денежных средств, предусмотренных указанным соглашением, получены Михитаровым С.Р. в соответствии с выданными Цветохиной В.А. расписками в рамках договоров купли-продажи земельного участка и расположенного на нем жилого дома от 25 июня 2013 года.

Согласно расписке, выданной Михитаровым С.Р, он получил от Цветохиной В.А. денежные средства в размере 90 000 000 руб. в счет оплаты по договору купли-продажи земельного участка и расположенного на нем дома в г. ***по договору купли-продажи от 25 июня 2013 года.

Также судебной коллегией учтено, что в материалах регистрационного дела имеется заверенная регистратором копия расписки о получении Михитаровым С.Р. от Цветохиной В.А. денежных средств в счет оплаты стоимости квартиры в размере 90 000 000 руб, при этом представитель Цветохиной В.А. в суде апелляционной инстанции пояснил, что оригинал указанной расписки у его доверителя отсутствует, в то время как оригинал расписки о передаче Михитарову С.Р. денежных средств в счет оплаты земельного участка и расположенного на нем дома у Цветохиной В.А. имеется.

Данное обстоятельство согласуется с объяснениями представителей Михитарова С.Р. о том, что поскольку денежных средств за квартиру от Цветохиной В.А. он не получал, постольку и не выдавал ей соответствующей расписки. Для регистрации перехода права собственности на квартиру копия расписки была им представлена в регистрирующий орган, а ее оригинал Михитаров С.Р. оставил у себя. Именно этим объясняется отсутствие оригинала данной расписки у Цветохиной В.А.

Иных убедительных объяснений отсутствия у Цветохиной В.А. оригинала расписки о получении денег за квартиру ее представитель судебной коллегии не дал.

Таким образом, судебная коллегия пришла к выводу, что Флинк А.Л. предоставил Михитарову С.Р. в долг денежные средства в общей сумме 6 000 000 долларов США, из которых 3 000 000 долларов США Флинк А.Л. непосредственно передал Михитарову С.Р. в долг, и 90 000 000 руб. Михитаров С.Р. получил при заключении договора купли-продажи земельного участка с домом 25 июня 2013 года, что по курсу доллара США к рублю на указанный период составляло 3 000 000 долларов США.

Указанные обстоятельства согласуются с содержанием расписки Михитарова С.Р. о получении от Флинка А.Л. в долг 3 000 000 долларов США в качестве займа в соответствии с условиями соглашения сторон от 10 июня 2013 года. Остальная часть денежных средств, предусмотренных указанным соглашением, получены Михитаровым С.Р. в соответствии с выданными Цветохиной В.А. расписками в рамках договора купли-продажи земельного участка и расположенного на нем жилого дома от 25 июня 2013 года, а также с пояснениями истца о том, что денежные средства за продажу квартиры он не получал, в связи с чем у Цветохиной В.А. отсутствует оригинал расписки, все денежные средства в общей сумме 6 000 000 долларов США были получены им от Флинка Л.А. по договору займа.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что Михитаров С.Р. денежных средств в счет оплаты стоимости недвижимого имущества от Цветохиной В.А. не получал, а договоры купли-продажи квартиры и земельного участка с домом, заключенные между Михитаровым С.Р. и Цветохиной В.А, являются притворными сделками, поскольку денежные средства по договорам купли-продажи Цветохина В.А. Михитарову С.Р. не передавала, расписки и акты приема передачи объектов недвижимого имущества носят формальный характер, о чем прямо указано в соглашении от 10 июня 2013 года, договоры купли-продажи прикрыли договоры займа и залога недвижимого имущества. Кроме того, после регистрации перехода права собственности на квартиру и домовладение Цветохина В.А. не вступила фактически во владение и пользование ими, не совершала действий по распоряжению спорным имуществом, что и было предусмотрено п. 22 соглашения от 10 июня 2013 года.

Доводы представителя Цветохиной В.А. о том, что между нею и Михитаровым С.Р. было достигнуто устное соглашение о сохранении за Михитаровым С.Р. права пользования квартирой и домом на период жизни его родителей, отклонены судебной коллегией, поскольку объективно ничем не подтверждены и опровергаются содержанием договоров купли-продажи.

Так, согласно п. 9 договора купли-продажи квартиры Михитаров С.Р. и его родители бессрочно сохраняют право пользования квартирой после перехода права на неё к Цветохиной В.А.

Данное обстоятельство, свидетельствует об отсутствии фактической воли Цветохиной В.А. на приобретение квартиры в собственность, поскольку приобретя дорогостоящую недвижимость, она фактически отказалась от своих правомочий собственника, что лишает смысла совершение данной сделки.

В отношении дома с земельным участком в договоре условия о сохранении за Михитаровым С.Р. права пользования и владения отсутствует, несмотря на это Цветохина В.А. также являлась формальным собственником, не пыталась владеть и пользоваться приобретенным дорогостоящим имуществом в течение более трех лет.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о том, что заключенные между Михитаровым С.Р. и Цветохиной В.А. договоры купли-продажи не исполнены, воля Михитарова С.Р. и Цветохиной В.А. не была направлена на заключение сделок купли-продажи, в действительности исполнялись другие сделки (займа и залога), денежные средства по договорам купли-продажи истцом от Цветохиной В.А. получены не были.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 101 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" для требований сторон ничтожной сделки о применении последствий ее недействительности и о признании такой сделки недействительной установлен трехлетний срок исковой давности, который исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, то есть одна из сторон приступила к фактическому исполнению сделки, а другая - к принятию такого исполнения (пункт 1 статьи 181 ГК РФ).

По смыслу пункта 1 статьи 181 ГК РФ если ничтожная сделка не исполнялась, срок исковой давности по требованию о признании ее недействительной не течет.

Поскольку акты приема-передачи недвижимого имущества, а также расписки о получении денежных средств были подписаны сторонами формально, Цветохина В.А. не получила в свое владение недвижимое имущество, не несла бремя его содержания, Михитаров С.Р. фактически получил денежные средства от Флинка А.Л. по договору займа, в счет оплаты объектов недвижимости по договору купли-продажи денежные средства Михитаров С.Р. не получил, судебная коллегия пришла к выводу, что оспариваемые сделки не исполнялись, в связи с чем срок исковой давности истцом не пропущен.

С учетом изложенного, судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции и постановилапо делу новое решение, которым исковые требования Михитарова С.Р. удовлетворены в полном объеме.

Выводы судебной коллегии являются правильными, в апелляционном определении мотивированы и в жалобе по существу не опровергнуты.

Оснований для иных выводов не имеется.

Судом апелляционной инстанции все обстоятельства по делу были проверены с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в апелляционном определении, соответствуют собранным по делу доказательствам и требованиям закона.

Доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, основанием к отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 октября 2018 года служить не могут, так как основаны на неверном толковании заявителем норм материального права и иной оценке доказательств, применительно к положениям ст. ст. 378, 386, 387 ГПК РФ судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты.

При вынесении апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 октября 2018 года существенных нарушений норм материального или процессуального права допущено не было.

При данных обстоятельствах, оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 381 ГПК РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы представителя Цветохиной В.А. - Шейкина О.И. по доверенности на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 октября 2018 года по гражданскому делу по иску Михитарова С.Р. к Цветохиной В.А, Флинку А.Л. о признании сделок недействительными для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции - отказать.

 

Судья

Московского городского суда А.И. Клюева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.