• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Определение Московского городского суда от 15 ноября 2018 г. по делу N 4г-15163/2018

 

Судья Московского городского суда Клюева А.И., рассмотрев кассационную жалобу директора Московского городского фонда обязательного медицинского страхования Зеленского В.А., поступившую 06 ноября 2018 года, на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 года по гражданскому делу по иску Куприенко В.А. к Московскому городскому фонду обязательного медицинского страхования о признании увольнения незаконным, отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации морального вреда,

установил:

Куприенко В.А. обратился в суд с иском к Московскому городскому фонду обязательного медицинского страхования (далее - МГФОМС), в котором, уточнив заявленные требования, просил признать свое увольнение по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (в связи с совершением виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя) незаконным, отменить приказ N 422-к от 04.07.2017 г. об увольнении, восстановить истца на работе в должности заместителя начальника транспортного отдела Управления делами, взыскать с ответчика заработок за период вынужденного прогула, компенсацию в порядке ст. 236 ТК РФ, компенсацию морального вреда в размере 75 000 руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях с 2008 г, замещая должности водителя, ведущего специалиста, а с 15.05.2015 г. - на условиях дополнительного соглашения к трудовому договору занимал должность заместителя начальника транспортного отдела Управления делами, при этом, договор о полной индивидуальной материальной ответственности, который с истцом был заключен при переводе на должность ведущего специалиста не перезаключался. Приказом N 422-к от 04.07.2017 г. истец был уволен по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, однако, каких-либо виновных действий, дающих работодателю основания для утраты к нему доверия, он не совершал, работодателем не были учтены ряд обстоятельств, в том числе предшествующее отношение работника к труду, незначительность выявленной недостачи, кроме того, истец не является лицом, непосредственно обслуживающим денежные и товарно-материальные ценности.

Решением Люблинского районного суда города Москвы от 27 ноября 2017 года в удовлетворении иска Куприенко В.А. - отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 года постановлено:

Решение Люблинского районного суда г. Москвы от 27 ноября 2017 года отменить, принять по делу новое решение:

Исковые требования Куприенко В.А. удовлетворить частично.

Признать увольнение Куприенко В.А. по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ незаконным.

Отменить приказ N 422-к от 04.07.2017 г. об увольнении Куприенко В.А. по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Восстановить Куприенко В.А. на работе в Московском городском фонде обязательного медицинского страхования в должности заместителя начальника транспортного отдела Управления делами.

Взыскать с Московского городского фонда обязательного медицинского страхования в пользу Куприенко В.А. заработок за период вынужденного прогула в размере 1 210 946 руб. 65 коп, компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.

В удовлетворении исковых требований Куприенко В.А. в остальной части - отказать.

В кассационной жалобе директор Московского городского фонда обязательного медицинского страхования Зеленский В.А. просит отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 года и оставить в силе решение Люблинского районного суда города Москвы от 27 ноября 2017 года.

В соответствии с частью 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса РФ по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение:

1) об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке;

2) о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как усматривается из апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 года, оно сомнений в законности не вызывает, а доводы жалобы в соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального Кодекса РФ не могут повлечь его отмену или изменение в кассационном порядке, в связи с чем оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

Судом установлено, что с 26.05.2008 г. Куприенко В.А. работал в МГФОМС, с 15.05.2015 г. занимал должность заместителя начальника транспортного отдела Управления делами МГФОМС.

По результатам проведенной ответчиком служебной проверки, утвержденной и оформленной актом 03.07.2017 г, установлено, что в ходе внеплановой инвентаризации имущества в транспортном отдела Управления делами МГФОМС была установлена недостача материальных ценностей в виде огнетушителя и карты предприятия, наличие внешних повреждений на автомобилях, а также обнаружены излишки товарно-материальных ценностей, которые документально оформлены не были, в связи с чем, комиссией было принято решение за утрату товарно-материальных ценностей, несообщение в МГФОМС о повреждении вверенных автомобилей, ненадлежащий контроль, учет и документальное оформление использования горюче-смазочных материалов, формирование излишков материальных ценностей, необоснованное списание материальных ценностей, а также ненадлежащую передачу материальных ценностей применить к Куприенко В.А, в числе прочих, меры дисциплинарной ответственности.

Приказом N 422-к от 04.07.2017 г. трудовой договор с Куприенко В.А. был расторгнут по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (в связи с совершением виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценностей, если эти действия дают основания для утраты доверия к нему со стороны работодателя).

Отказывая в удовлетворении исковых требований Куприенко В.А, суд первой инстанции исходил из того, что истцом Куприенко В.А. не оспорен факт совершения вменяемых ему в качестве основания увольнения действий и недостачи товарно-материальных ценностей работодателя, данный факт подтвержден актом служебной проверки, списками излишков товарно-материальных ценностей, не учтенных в соответствии с требованиями закона, процедура увольнения истца ответчиком соблюдена.

Рассмотрев дело в апелляционном порядке, судебная коллегия с выводами суда первой инстанции не согласилась по следующим основаниям.

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Как разъяснено в п.п. 23, 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказывать наличие законного основания увольнения и соблюдения установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты довериям к ним.

Как установлено судебной коллегией, Куприенко В.А. первоначально был принят на работу в МГФОМС 26.05.2008 г. на должность водителя транспортного отдела Управления делами на условиях трудового договора N 30 от 26.05.2008 г, должностные обязанности ему были установлены в соответствии с квалификационной характеристикой (должностной инструкцией).

В соответствии с дополнительным соглашением к указанному трудовому договору N 1 от 06.12.2010 г. Куприенко В.А. был переведен на должность ведущего специалиста транспортного отдела Управления делами, согласно должностной инструкции в его обязанности, в числе прочего, входило заполнение, выдача, учет путевых листов, подготовка материалов на списание горюче-смазочных материалов по путевым листам согласно нормам расхода.

01.11.2011 г. между Куприенко В.А, как ведущим специалистом транспортного отдела Управления делами, и МГФОМС был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности, согласно которому Куприенко В.А. принял на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенного ему работодателем имущества, а также за ущерб иным лицам, возникший у работодателя в результате возмещения им ущерба иным лицам.

Согласно приказа N 81 от 10.06.2013 г. были установлены материально ответственные лица за сохранность материальных ценностей, находящихся на их ответственном хранении, в число которых, как ведущий специалист Управления делами, был включен Куприенко В.А. При этом, данным приказом также было установлено, что при смене в структурном подразделении материально ответственного лица надлежит проводить инвентаризацию нефинансовых активов и денежных документов, находящихся на его ответственном хранении.

В соответствии с дополнительным соглашением к трудовому договору N 3 от 15.05.2015 г. Куприенко В.А. был переведен на должность заместителя начальника транспортного отдела Управления делами.

В связи с данным переводом договор о полной индивидуальной материальной ответственности с истцом перезаключен не был, что сторонами в ходе рассмотрения дела не оспаривалось, а из представленных в материалы дела документов следует, что при проведении инвентаризации в 2016 г. недостач и излишков в транспортном отделе Управления делами выявлено не было.

Согласно должностной инструкции заместителя начальника транспортного отдела Управления делам МГФОМС, в должностные обязанности истца по данной должности входило: подготовка договоров, составление плана технического осмотра автотранспорта, обеспечение подготовки автомобилей к данному осмотру, контроль правильности его проведения и ремонта автомобилей, представление МГФОМС в сторонних учреждениях, организациях при рассмотрении материалов о нарушении водителями правил дорожного движения, контроль за соблюдением водителями правил технической эксплуатации транспортных средств, взаимодействие с представителями организаций, виновных в повреждении транспортных средств МГФОМС; обеспечение сбора отработанного моторного, гидравлического и др. масел, учет, сбор и утилизация автопокрышек; подготовка технических заданий и других необходимых документов для размещения заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг по вопросам, относящимся к компетенции отдела; выполнение работ по учету, документальному оформлению и контролю движения материальных ценностей, относящихся к компетенции отдела; принятие мер по оказанию технической помощи автомобилям МГФОМС на линии; исполнение обязанностей начальника отдела во время его отсутствия; выполнение иных функций, относящихся к компетенции отдела, по поручению начальника отдела; обеспечение конфиденциальности информации, ставшей известной в результате исполнения должностных обязанностей.

На основании приказа МГФОМС от 26.06.2017 г. N 202 была проведена внеплановая инвентаризация основных средств, материальных запасов и иного имущества, числящегося за Управлением делами МГФОМС, в результате которой в транспортном отделе Управления делами были выявлены, в числе прочего: недостача огнетушителя ОП-4(з)/10.2013, 2013 года выпуска, в количестве одной штуки, карты предприятия РФ N RUР0000187510000, сроком действия с 11.06.2015 г. по 11.06.2018 г, излишки товарно-материальных ценностей в виде расходных и иных материалов, а также ряд повреждений, имеющихся непосредственно на автомобилях, закрепленных за определенными сотрудниками - водителями.

В результате данной проверки также было установлено, что согласно накладной на внутреннее перемещение объектов основных средств N 42 от 19.11.2013 г. Куприенко В.А, как ведущим специалистом транспортного отдела Управления делами, были приняты 4 огнетушителя, стоимостью по 514 руб. каждый. Согласно акта приема-передачи карт для работы с тафографом (контрольным устройством, устанавливаемым на автомобилях, предназначенном для регистрации скорости, режима труда и отдыха водителей) по Государственному контракту от 01.09.2015 г, подписанному между генеральным директором ООО "МосАвтоКарт" и заместителем Управляющего делами МГФОМС - ***, держателем данной карты являлся Куприенко В.А, что засвидетельствовано его личной подписью на данном акте и подтверждается карточкой (книгой) учета выдачи имущества в пользование, приказом N 181 от 01.06.2015 г, в соответствии с которым Купренко В.А. назначен ответственным за получение, хранение и использование карты водителя.

Установив указанные обстоятельства, комиссия приняла решение в отношении Куприенко В.А. о привлечении к дисциплинарной ответственности в связи с ненадлежащим обслуживанием материальных ценностей МГФОМС, повлекшим за собой утрату доверия, а именно: утрата товарно-материальных ценностей - огнетушителя и карты предприятия, несообщение в МГФОМС о повреждениях вверенных автомобилей, ненадлежащий контроль, учет и документальное оформление использования горюче-смазочных материалов, формирование излишков материальных запасов, необоснованное списание материальных ценностей, а также ненадлежащая передачу материальных ценностей. На основании данного решения комиссии вынесен приказ об увольнении истца по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

При этом из материалов указанной служебной проверки также следует, что огнетушители были закреплены за отдельными помещениями, а не за эксплуатирующими лицами, место нахождение огнетушителя, числящегося за Куприенко В.А. выявить не представилось возможным, был обнаружен огнетушитель, предположительно числящийся за ***. В числе нарушений должностных обязанностей Куприенко В.А. было установлено ненадлежащее осуществление контроля за расходованием горюче-смазочных материалов, не уведомление руководства о повреждении имущества, ненадлежащее оформление документации, при этом, выдачей автокосметики водителям, излишки которой также были обнаружены в результате инвентаризации, занимались *** и ***.

При таких обстоятельствах, учитывая, что предшествующая инвентаризация, проведенная в 2016 г, то есть после смены материально-ответственного лица, не выявила наличия излишков и недостачи, в том числе огнетушителя и топливной карты, судебная коллегия пришла к выводу, что работодателем не представлено доказательств, свидетельствующих о совершении со стороны Куприенко В.А. таких виновных действий, которые давали бы основания для утраты к нему доверия.

Кроме того, судебной коллегией учтено, из представленных в материалы дела доказательств не следует, что истец, замещая должность заместителя начальника транспортного цеха Управления делами, может быть отнесен к лицам, непосредственно обслуживающим товарно-материальные ценности, так как согласно его должностной инструкции, приведенной выше, в его должностные обязанности входили функции контроля, подготовки и оформления документации, подготовка различных мероприятий, - то есть в его должностные обязанности не входили функции по непосредственному приему, хранению, транспортировки и распределению товарно-материальных ценностей.

Из представленных со стороны ответчика ведомостей выдачи товарно-материальных ценностей не следует, что истец осуществлял данные действия, в качестве лиц, выдающих и получающих материалы, исполнителей в них поименованы иные лица, а наличие в углу ведомости подписи истца без каких-либо идентифицирующих обозначений, не свидетельствует о получении либо распределении товарно-материальных ценностей. Подписание Куприенко В.А. актов расхода материальных ценностей (при ТО и ремонте автомобильной техники), само по себе не свидетельствует о том, что в его функции входило непосредственное обслуживание товарно-материальных ценностей, а корреспондируется с его должностными обязанностями по контролю за обеспечением подготовки автомобилей к техническому осмотру, правильностью его проведения и ремонта автомобилей, при этом, непосредственно акты о списании материальных запасов унифицированной формы истцом не подписывались и не утверждались, подписаны и утверждены иным лицом.

Представленные при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции ведомости выдачи материальных ценностей на нужды учреждения, где имеется подпись истца, как лица выдающего данные материальные ценности, а также акты расхода материальных ценностей, раздаточные ведомости, акты о списании материальных ценностей и запасов, акты расходования топлива и масел, датированы до 15.05.2015 г, то есть до перевода истца на должность заместителя начальника транспортного отдела Управления делами.

Представленные инвентаризационные описи (сличительные ведомости) NN 15-41 от 25.10.2016 г. и N 16-6 от 25.10.2016 г, на которых на первом листе имеет место расписка Куприенко В.А. в том, что к началу проведения инвентаризации все документы, относящиеся к приходу или расходу ценностей, сданы в бухгалтерию и никаких неоприходованных или списанных в расход ценностей не имеется, не свидетельствует о том, что истец является лицом, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, а свидетельствует о выполнении им контрольной функции, предусмотренной должностной инструкцией по должности заместителя начальника транспортного отдела Управления делами. То обстоятельство, что перед наименованием должности истца в данной расписке имеется указание: "Материально ответственное лицо" ввиду приведенных выше оснований не имеет правового значения.

Договор о полной индивидуальной материальной ответственности был заключен при выполнении истцом обязанностей по должности ведущего специалиста транспортного отдела Управления делами, при последующем переводе на должность заместителя начальника транспортного отдела Управления делами указанный договор не перезаключался.

Перечнем должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденным Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 31.12.2002 г. N 85, который является исчерпывающим, должность истца (заместитель руководителя транспортного отдела Управления делами) и выполняемые им работы (согласно должностной инструкции по должности заместителя руководителя транспортного отдела Управления делами) не предусмотрены.

Кроме того, о стоимость огнетушителя, 2013 года выпуска, - 450 руб, и карты предприятия - 01 руб, - истцом была возмещена, что сторонами не оспаривалось.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу о недоказанности совершения истцом виновных действий, дающих основание для утраты к нему доверия со стороны работодателя, а равно о том, что истец является лицом, с которым может быть прекращен трудовой договор по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, в связи с чем, отменила решение суда первой инстанции, постановив по делу новое решение, которым признала увольнение Куприенко В.А. незаконным, отменила приказ об увольнении и восстановила истца на работе в должности заместителя начальника транспортного отдела Управления делами.

В силу требований ст. 394 ТК РФ судебная коллегия взыскала с ответчика в пользу истца средний заработок за период вынужденного прогула, начиная с 05.07.2017 г. (дня, следующего за днем увольнения) по 30.07.2018 г. включительно - 265 рабочих дней.

Определяя средний дневной заработок истца, судебная коллегия исходила из сведений, содержащихся в справке, представленной работодателем, при этом пришла к выводу, что произведенный ответчиком расчет среднего дневного заработка истца является неверным, поскольку в нарушении требований ст. 139 ТК РФ и Постановления Правительства РФ от 24.12.2007 г. N 922 ответчиком суммы премий, выплаченных истцу, были приняты пропорционально фактически отработанному времени, а не исходя из фактически начисленных сумм.

Средний дневной заработок истца определен судебной коллегией в размере 4569 руб. 61 коп. ((553940+396540,83)/208).

С учетом изложенного, с ответчика в пользу истца взыскан заработок за период вынужденного прогула в размере 1210946 руб. 65 коп. (4569,61*265).

В удовлетворении требований истца о взыскании компенсации в порядке ст. 236 ТК РФ судебной коллегией отказано, поскольку положениями ст. 236 ТК РФ предусмотрена возможность взыскания процентов при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, тогда как в данном случае взыскан средний заработок за период вынужденного прогула.

В соответствии с положениями ст. 237 ТК РФ судебная коллегия также взыскала с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб.

Выводы судебной коллегии являются правильными, мотивированными и в жалобе по существу не опровергнуты.

Судом апелляционной инстанции все обстоятельства по делу были проверены с достаточной полнотой, выводы суда, изложенные в апелляционном определении, соответствуют собранным по делу доказательствам и требованиям закона.

Доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, основанием к отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 года служить не могут, так как основаны на неверном толковании заявителем норм материального права и иной оценке доказательств, применительно к положениям ст. ст. 378, 386, 387 ГПК РФ судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты.

При вынесении апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 года существенных нарушений норм материального или процессуального права допущено не было.

При данных обстоятельствах оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 381 ГПК РФ,

определил:

в передаче кассационной жалобы директора Московского городского фонда обязательного медицинского страхования Зеленского В.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 июля 2018 года по гражданскому делу по иску Куприенко В.А. к Московскому городскому фонду обязательного медицинского страхования о признании увольнения незаконным, отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, компенсации морального вреда для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции - отказать.

 

Судья

Московского городского суда А.И. Клюева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.