Апелляционное определение СК по гражданским делам Волгоградского областного суда от 31 января 2019 г. по делу N 33-343/2019

Апелляционное определение СК по гражданским делам Волгоградского областного суда от 31 января 2019 г. по делу N 33-343/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда в составе:

председательствующего судьи Ванюхина Н.Н,

судей Гулян Р.Ф, Марчукова А.В,

при секретаре Яковенко Н.В,

с участием прокурора Романенко Ф.С,

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке гражданское дело по иску Плясуновой Марины Анатольевны к ГУП "Волгофарм" о признании незаконным акта о проведении служебного расследования, признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда,

по апелляционному представлению прокурора Дзержинского района

г. Волгограда,

по апелляционной жалобе ГУП "Волгофарм",

на решение Дзержинского районного суда г. Волгограда от 1 октября 2018 г, которым постановлено:

исковые требования Плясуновой Марины Анатольевны к ГУП "Волгофарм" о признании незаконным акта о проведении служебного расследования, признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда - удовлетворить частично;

признать приказ N "... " от ДД.ММ.ГГГГ директора ГУП "Волгофарм" о прекращении (расторжении) трудового договора с Плясуновой Мариной Анатольевной - незаконным;

восстановить Плясунову Марину Анатольевну в должности начальника отдела управления персоналом в структурном подразделении - отдел управления персоналом ГУП "Волгофарм" с 4 августа 2018 г.;

взыскать с ГУП "Волгофарм" в пользу Плясуновой Марины Анатольевны компенсацию морального вреда в размере 5000 руб.;

в удовлетворении исковых требований в остальной части - отказать;

решение суда в части восстановления в должности подлежит немедленному исполнению.

Заслушав доклад судьи Гулян Р.Ф, представителя ГУП "Волгофарм" Акимову О.Е, поддержавшую доводы апелляционной жалобы, прокурора Романенко Ф.С, поддержавшую доводы апелляционного представления, представителя истца Плясуновой М.А. - Королева С.С, возражавшего относительно доводов апелляционной жалобы и апелляционного представления, судебная коллегия

установила:

Плясунова М.А. обратилась в суд с иском к ГУП "Волгофарм" о признании незаконным акта о проведении служебного расследования, признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что истец состояла с ответчиком в трудовых отношениях, в должности начальника отдела управления персоналом.

Согласно приказу от 3 августа 2018 г. Плясунова М.А. была уволена в соответствии с подпунктом "а" пункта 6 части 1 ст. 81 ТК РФ, в связи с прогулом 30 июня 2018 г.

Прогул не совершала, поскольку истица 30 июня 2018 г. принимала участие в работе первичной аккредитации специалистов по специальности "Фармация" по адресу: "адрес".

Истец полагает, что в акте служебного расследования от 3 августа 2018 г. отражено ее отсутствие на рабочем месте 4, 9, 13, 21 и 27 июня 2018 г, однако, у работодателя отсутствовали основания для привлечения к дисциплинарной ответственности по данным основаниям, в связи с истечением месячного срока привлечения к ответственности.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, Плясунова М.А. просила суд признать незаконным акт о проведении служебного расследования от 3 августа 2018 г, приказ N "... " от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении трудового договора на основании подпункта "а" пункта 6 части 1 ст. 81 ТК РФ; восстановить ее на работе, в должности начальника отдела управления персоналом в ГУП "Волгофарм"; взыскать компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.

Суд постановилуказанное выше решение.

Не согласившись с постановленным судом решением, прокурор Дзержинского района г. Волгограда обратился с апелляционным представлением, в котором просит решение отменить, как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права и вынести по делу новое решение.

В апелляционной жалобе ГУП "Волгофарм" оспаривает законность и обоснованность судебного решения просит его отменить, ссылаясь на нарушения судом норм материального и процессуального права, принять новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит постановленное судом решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

По смыслу указанной статьи решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях закона, регулирующего сходное отношение, либо исходит из общих начал и смысла законодательства (ст. 11 ГПК РФ).

Обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или общеизвестными обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Постановленное судом решение требованиям закона не соответствует.

В соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ, основаниями для отмены решения суда первой инстанции в любом случае являются: рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Из материалов дела следует, что судом первой инстанции гражданское дело рассмотрено в отсутствие прокурора, не извещенного о судебном заседании, назначенном на 16-00 час. 1 октября 2018 г, что является существенным нарушением судом первой инстанции положений ч. 3 ст. 45 ГПК РФ - без участия в деле прокурора и дачи им заключения.

Согласно ч. 5 ст. 330 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции.

Из материалов дела следует и установлено судебной коллегией, что Плясунова М.А. состояла в трудовых отношениях с ГУП "Волгофарм" в должности начальника отдела управления персоналом в структурном подразделении - отдел управления персоналом.

Приказом N "... " от ДД.ММ.ГГГГ директора ГУП "Волгофарм" Плясунова М.А. была уволена с занимаемой должности за прогул (подпункт "а" пункта 6 части 1 ст. 81 ТК РФ).

Как следует из содержания оспариваемого приказа, решение об увольнении было принято работодателем, на основании акта о проведении служебного расследования от 3 августа 2018 г.

Согласно акту, работодателем были установлены факты отсутствия длительное время Плясуновой М.А. на рабочем месте 4 июня 2018 г, 9 июня 2018 г, 13 июня 2018 г, 21 июня 2018 г, 30 июня 2018 г.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что у ответчика отсутствовали основания для привлечения к ответственности Плясуновой М.А. за прогул в даты: 9 июня 2018 г, 13 июня 2018 г, 21 июня 2018 г, поскольку отсутствие на рабочем месте составляло менее четырех часов.

30 июня 2018 г. на основании приказа N "... " от ДД.ММ.ГГГГ директора ГУП "Волгофарм" для Плясуновой М.А. был определен рабочим днем, в связи с прохождением первичной аккредитации выпускников фармацевтического факультета ФГБОУ ВО " "... "".

Согласно представленному графику, 30 июня 2018 г. истица принимала участие в работе первичной аккредитации специалистов по специальности "Фармация" по адресу: "адрес".

В рамках проведенной работодателем проверки, установлен факт пребывания в указанную дату Плясуновой М.А. на пересдаче тестирования по адресу: "адрес", что, по мнению работодателя, подтверждается ведомостями по тестированию специалистов от 30 июня 2018 г, проводимого по указанному адресу.

Доказательств невыполнения Плясуновой М.А. должностных обязанностей 30 июня 2018 г, материалы дела не содержат, в связи с чем основания для признания 30 июня 2018 г. прогулом, у судебной коллегии не имеется.

Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии законных оснований для увольнения Плясуновой М.А. по подпункту "а" пункта 6 части 1 ст. 81 ТК РФ, в связи с чем, признал приказ

N "... " от ДД.ММ.ГГГГ директора ГУП "Волгофарм" о прекращении (расторжении) трудового договора с Плясуновой М.А. - незаконным, и восстановил Плясунову М.А. в должности начальника отдела управления персоналом в структурном подразделении - отдел управления персоналом ГУП "Волгофарм" с 4 августа 2018 г.

С данным выводом судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с пп. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

В п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В соответствии с пунктом 34 указанного Постановления на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: 1) совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; 2) работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

При этом следует иметь в виду, что: а) месячный срок для наложения дисциплинарного взыскания необходимо исчислять со дня обнаружения проступка; б) днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по работе (службе) подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий; в) в месячный срок для применения дисциплинарного взыскания не засчитывается время болезни работника, пребывания его в отпуске, а также время, необходимое на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работников (часть третья статьи 193 ТК РФ).

В силу ч. 1 ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение является одним из видов дисциплинарного взыскания за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе прогула.

На работодателе лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены сроки для применения дисциплинарного взыскания, предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством по данному спору является отсутствие работника на рабочем месте без уважительных причин.

Судом первой инстанции не учтено, что истец 4 июня 2018 г. отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин свыше четырех часов.

4 июня 2018 г. в 11 час.55 мин. Плясунова М.А. покинула рабочее место, о чем собственноручно произвела запись в журнале отбытия по служебным делам, в аптеку N "... ".

В объяснительной Плясунова М.А. указала, что 4 июня 2018 г. она ушла с рабочего места в 11 час. 55 мин. в виду сложившейся на предприятии традиции, поскольку у нее был день рождения.

Однако, каких-либо заявлений в адрес директора предприятия от Плясуновой М.А. не поступало, официально закрепленного порядка правилами внутреннего трудового распорядка или иными локальными внутренними нормативными актами о том, что в день рождения работник имеет право покинуть рабочее место и не возвращаться на работу не имеется.

В табеле учета рабочего времени, Плясунова, как ответственное лицо за ведение табеля) указала, что 4 июня 2018 г. она отработала полный рабочий день 8 часов.

Факт отбытия Плясуновой М.А. по служебным делам не нашел своего подтверждения.

В должностные обязанности Плясуновой М.А. не входит посещение аптечных учреждений, непосредственно свои функциональные обязанности последняя выполняет на рабочем месте по адресу: "адрес", что подтверждается должностными инструкциями, трудовым договором Плясуновой М.А, поручений руководителя о посещении аптеки, Плясуновой М.А. не было дано.

Совокупность обстоятельств, установленных служебным расследованием позволила работодателю сделать вывод об отсутствии Плясуновой М.А. на рабочем месте 4 июня 2018 г. с 11 часов 55 минут, при этом обеденный перерыв не прерывает продолжительности рабочего времени, поскольку ТК РФ не определяет рабочий день как рабочее время в течение дня до обеда и рабочее время после обеда, в связи с чем обеденное время не может прерывать срок, установленный подп. "а" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, общая продолжительность отсутствия на рабочем месте составило более 4 часов.

Доводы стороны истца о незаконности увольнения, поскольку работодателем нарушен месячный срок привлечения истца к дисциплинарной ответственности по приказу N "... " от ДД.ММ.ГГГГ судебная коллегия находит не состоятельными.

Правовое значение для исчисления срока применения дисциплинарного взыскания имеет осведомленность руководителя ГУП "Волгофарм" о ненадлежащем исполнении истцом своих должностных обязанностей.

У судебной коллегии не имеется оснований считать, что такая осведомленность возникла у работодателя 4 июня 2018 г, поскольку работодателю были переданы табели учета рабочего времени, где истцом Плясуновой М.А. проставлена отметка о работе 4 июня 2018 г. полный рабочий день.

О фактах нарушения Плясуновой М.А. трудовой дисциплины работодателю стало известно по результатам внутренней проверки на основании служебной записки начальника управления по обеспечению деятельности предприятия Ф.И.О. от ДД.ММ.ГГГГ и в этот же день работодателем в целях установления нарушений было назначено проведение внутренней проверки, по конкретным фактам нарушений со стороны Плясуновой М.А.

Вина истца установлена только по результатам проведенного служебного расследования, до получения результатов служебного расследования оснований для привлечения Плясуновой М.А. к дисциплинарной ответственности у работодателя не имелось.

По завершении служебного расследования, проводившей его комиссией

3 августа 2018 г. составлен акт.

Процедура привлечения Плясуновой М.А. к дисциплинарной ответственности работодателем соблюдена: получено объяснение Плясуновой М.А. по существу выявленных нарушений, после чего 3 августа 2018 г. издан приказ об увольнении истца, с которым она была ознакомлена в тот же день.

При таких обстоятельствах со стороны ГУП "Волгофарм" при увольнении Плясуновой М.А. не было допущено нарушений процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности, поскольку Плясунова М.А. недостоверно заполняла табель учета рабочего времени, и работодателю было неизвестно о не полностью отработанных днях Плясуновой М.А.

Таким образом, работник привлечен к дисциплинарной ответственности в течение 6 месяцев с момента совершения дисциплинарного проступка и в течение одного месяца со дня его обнаружения.

Плясунова М.А. уволена за совершение прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены), на основании акта о проведении служебного расследования от 3 августа 2018 г, служебной записки начальника управления Ф.И.О. от ДД.ММ.ГГГГ, объяснительным Плясуновой М.А, Ф.И.О.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения требований истца о признании приказа N "... " от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении (расторжении) трудового договора незаконным; восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда у суда первой инстанции не имелось, решение суда в указанной части подлежит отмене с принятием по делу в указанной части нового решения об отказе в удовлетворении требований Плясуновой М.А.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Дзержинского районного суда г. Волгограда от

1 октября 2018 г. по гражданскому делу по иску Плясуновой Марины Анатольевны к ГУП "Волгофарм" о признании незаконным акта о проведении служебного расследования, признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Плясуновой Марины Анатольевны к ГУП "Волгофарм" о признании незаконным акта о проведении служебного расследования, признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда - отказать.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.