Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 20 марта 2019 г. по делу N 33-2639/2019

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 20 марта 2019 г. по делу N 33-2639/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым в составе:

председательствующего судьи Мотиной И.И.

судей Рошка М.В, Сокола В.С.

при секретаре Береза О.В.

рассмотрела 20 марта 2019 года в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гордовой Яны Олеговны к Государственному казенному учреждению Республики Крым "Безопасный регион" о признании незаконным приказа о внесении изменений в штатное расписание, о восстановлении на работе, о признании записей в трудовой книжке недействительными, о возложении обязанности внести надлежащую запись об увольнении, о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за неполный расчет при увольнении, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе Гордовой Яны Олеговны на решение Киевского районного суда г. Симферополя Республики Крым от 19 ноября 2018 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Крым Мотиной И.И, исследовав материалы дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Гордова Я.О. обратилась в суд иском к Государственному казенному учреждению Республики Крым "Безопасный регион" о признании незаконным приказа о внесении изменений в штатное расписание, о восстановлении на работе, о признании недействительной записи в трудовой книжке об увольнении, о возложении обязанности внести надлежащую запись об увольнении, о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, дополнительной компенсацию за один день, о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование требований Гордова Я.О. указала, что работала в ГКУ Республики Крым "Безопасный регион" в должности ведущего юрисконсульта, приказом N-лс от 25.09.2018 года была уволена в связи с сокращением штата работников по п.2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Считает увольнение незаконным, поскольку работодателем не были предложены вакансии соответствующие её квалификации, не была извещена профсоюзная организация и органы службы занятости об увольнении работника, нарушены сроки расчета при увольнении, в трудовую книжку внесена неверная запись об увольнении, работодателем не была выплачена дополнительная компенсация за 26 ноября 2018 года. Незаконным увольнением причинен моральный вред.

Решением Киевского районного суда г. Симферополя от 19 ноября 2018 года в удовлетворении исковых требований Гордовой Я.О. было отказано.

С решением суда истец не согласился, подал апелляционную жалобу, просит решение суда отменить, требования удовлетворить

В судебном заседании истец Гордова Я.О. участия не принимала, о рассмотрении дела в свое отсутствие.

Представитель истца в судебном заседании поддержал доводы апелляционной жалобы.

Представитель ответчика Войнаш А.Л. в судебном заседании возражал против удовлетворения апелляционной жалобы.

Представитель третьего лица -Министерство чрезвычайных ситуаций по Республике Крым Станько С.А. вы судебном заседании возражал против удовлетворения апелляционной жалобы.

Прокурор в своем заключении по делу считал решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части 1 статьи 81 ТК РФ возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 ТК РФ) и был предупрежден персонально и под расписку не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть 2 статьи 180 ТК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья.

В соответствии со ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" прекращение трудового договора на основании пункта 2 части 1 статьи 81 ТК РФ признается правомерным при условии, что сокращение численности или штата работников в действительности имело место. Обязанность доказать данное обстоятельство возлагается на ответчика.

Реализуя закрепленные Конституцией Российской Федерации (статья 34 часть 1; статья 35 часть 2) права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), обеспечивая при этом в соответствии с требованиями статьи 37 Конституции Российской Федерации закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников.

Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии соблюдения установленного порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения.

Проверяя порядок увольнения истца по сокращению штата, установленный ч. 1 п. 2 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о его соблюдении ответчиком, с выплатой дополнительной компенсации и выходного пособия, в связи с чем, не усмотрел правовых оснований для удовлетворения заявленных истцом требований.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами.

Судом установлено, что Гордова Я.О. была принята на работу в ГКУ Республики Крым "Безопасный регион" на должность ведущего юрисконсульта с 09 августа 2017 года.

Приказом N-лс от 25 сентября 2018 года трудовой договор с Гордовой О.Я. был прекращен по п.2 ч.1 ст. 81 Трудового Кодекса РФ в связи с сокращением численности или штата работников организации.

Приказом ГКУ РК "Безопасный регион" от 03 сентября 2018 года N-осн " О внесении изменений в штатное расписание ГКУ РК "Безопасный регион" и его утверждение в новой редакции" в соответствии с приказом МЧС Республики Крым от 03 сентября 2018года N-осн "О внесении изменений в приказа МЧС Республики Крым от 02 июня 2017 года N-осн".

Ответчик в целях эффективной деятельности учреждения и рационального управления имуществом мажет принимать необходимые кадровые решения в соответствии с решениями МЧС Республики ФИО2, являющегося органом, осуществляющим функции и полномочия учредителя.

Необходимость внесения изменений в штатное расписание ГКУ РК "Безопасный регион" была вызвана выполнением требований Постановления Совета Министров Республики Крым от 28 августа 2018 года N "О внесении изменений в постановление Совета Министров Республики Крым" от 19 февраля 2018 года N "О порядке сбора и обмена в Республике Крым информацией в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", которым было предусмотрено создание профильной дежурно-диспетчерской службы МЧС Республики Крым на базе подведомственного учреждения ГКУ РК "Безопасный регион".

Из приложения N к данному приказу следует, что должность ведущего юрисконсульта в аппарате управления была сокращена.

10 сентября 2018 года в адрес территориального отделения ГКУ РК "Центр занятости населения в "адрес"" ответчиком было направлено письмо N о запланированном увольнении сотрудников в связи с сокращением штатов.

Поскольку Гордова Я.О. с 03 сентября 2018 года по 21 сентября 2018 года находилась в ежегодном оплачиваемом отпуске, уведомление о начале процедуры сокращения штатов ей было направлено 10 сентября 2018 года по почте ( "адрес", ул. ФИО13 23 "адрес"). В данном уведомлении работодатель также предложил истцу занять вакантную должность юрисконсульта Аппарата управления с окла "адрес",00 рублей.

Получение данного уведомления Гордова Я.О. отрицает, указывая на то, что в уведомлении был неверно указан номер дома, вместо N был указан N.

В связи с этим, 24 сентября 2018 года после выхода Гордовой Я.О. из отпуска истец была ознакомлена с уведомлением о сокращении должности ведущего юрисконсульта Аппарата управления, а также истцу предложены вакантные должности, в том числе юрисконсульта Аппарата управления с окла "адрес",00 рублей, что подтверждается подписью истца в ведомости ознакомления работников с протоколом оперативного совещания ГКУ РК "Безопасный регион" от 24 сентября 2018 года N.

Согласно заявлению от 25 сентября 2018 года Гордова Я.О. не выразила желание на занятие какой-либо вакантной должности, просила расторгнуть трудовой договор до истечения срока действия уведомления о предстоящем сокращении штата, с выплатой компенсации.

Требование работника работодателем было удовлетворено, 25 сентября 2018 года издан приказ N-лс о прекращении действия трудового договора с Гордовой Я.О. на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, в связи с сокращением штата сотрудников.

Учитывая, что Гордова Я.О. будучи осведомленной о предстоящем сокращении ее должности, добровольно отказавшись от перевода на другую вакантную должность и написав заявление о расторжении трудового договора до истечения срока действия уведомления о предстоящем сокращении штата, истец реализовала свои права как сторона трудового договора.

Доводы истца о том, что работодатель, располагая сведениями об имеющемся у Гордовой Я.О. дипломе бакалавра по программе "Психология", не предложил вакантную должность психолога, судебная коллегия отклоняет, поскольку квалификационные требования и опыт работы для назначения на должность психолога выше, чем имеющиеся у истца.

Судом первой инстанции проведена проверка квалификационных требований, изложенных в должностной инструкции психолога, а так же документов об образовании и стаже работы истца в должности психолога.

Согласно должностной инструкции на должность психолога назначается лицо, имеющее высшее образование по профилю профессиональной деятельности соответствующее уровню специалитета и магистратуры без опыта работы или бакалавриат с опытом практической работы не менее двух лет.

Из диплома об образовании Гордовой Я.О. следует, что она имеет образование с присвоенной квалификацией бакалавра по направлению подготовки "Психология", однако опыта работы по данной специальности истец не имеет, следовательно, Гордова Я.О. не могла претендовать на должность психолога в ГКУ РК "Безопасный регион".

С приказом о сокращении штатов N-осн от 03 сентября 2018 года истец ознакомлена 24 сентября 2018 года на оперативном совещании ГУП РК "Безопасный регион. Следовательно, расторжение трудового договора с истцом по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ должно было состояться не ранее 24 ноября 2018 года.

Разрешая заявленные исковые требования, руководствуясь ст. ст. 81 ч. 1 п. 2, 179, 180 ТК РФ, учитывая вышеизложенное, суд правомерно отказал в удовлетворении требований, поскольку истец написала заявление о досрочном расторжении трудового договора, в связи с чем работодатель не был обязан предлагать истцу вакантные должности и исследовать вопрос о преимущественном праве на оставление на работе.

При наличии письменного заявления работника на досрочное расторжение трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, до истечения срока, предусмотренного ч. 2 ст. 180 ТК РФ, законодатель возлагает на работодателя только обязанность по выплате работнику дополнительной компенсации в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнения, и не обязывает работодателя предлагать вакантные должности и исследовать преимущественное право, в связи с чем ссылка в жалобе на то, что истцу были предложены не все вакантные должности не влечет отмену решения, поскольку не опровергает выводы суда изложенные в решении.

Доводы истца о том, что работодателем не было получено мнение профсоюзного органа, не подтверждается материалами дела.

Частью 1 статьи 373 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части 1 статьи 81 данного кодекса с работником, являющимся членом профессионального союза, работодатель направляет в выборный орган соответствующей первичной профсоюзной организации проект приказа, а также копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения.

Выборный орган первичной профсоюзной организации в течение семи рабочих дней со дня получения проекта приказа и копий документов рассматривает этот вопрос и направляет работодателю свое мотивированное мнение в письменной форме. Мнение, не представленное в семидневный срок, работодателем не учитывается (часть 2 статьи 373 Трудового кодекса Российской Федерации).

В пункте 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" судам даны разъяснения о том, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. При этом необходимо иметь в виду, что увольнение работников, являющихся членами профсоюза, по основаниям, предусмотренным пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, производится с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации в соответствии со статьей 373 Трудового кодекса Российской Федерации (часть 2 статьи 82 Трудового кодекса Российской Федерации).

При этом исходя из содержания части 2 статьи 373 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по указанным основаниям может быть произведено без учета мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, если он не представит такое мнение в течение семи рабочих дней со дня получения от работодателя проекта приказа и копий документов, а также в случае если он представит свое мнение в установленный срок, но не мотивирует его, т.е. не обоснует свою позицию по вопросу увольнения данного работника (подпункт "в" пункта 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2).

Из материалов дела усматривается, что 03 сентября 2018 года ответчиком получено уведомление Первичной профсоюзной организации о том, что в случае расторжения трудового договора по заявлению работника ранее истечения срока уведомления, согласование с профсоюзной организацией не требуется.

Учитывая установленные обстоятельства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что работодатель действовал в соответствии с требованиями ст. 373 ТК РФ.

Расчет при увольнении с истцом произведен в полном объеме, что подтверждается запиской -расчетом N-лс от 25.09.2018года, платежным поручением N от 25.09.2018года, электронным файлом о зачислении на счет Гордовой Я.О. денежной компенсации в размере 109344,01 рублей.

Частью 3 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривается, что работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении. Если день увольнения приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день (ч. 4 ст. 14 ТК РФ).

Учитывая дату ознакомления истца с уведомлением о сокращении должности - 24 сентября 2018 года, увольнение истца по сокращению штатов могло состояться не ранее - 24 ноября 2018года. В связи с тем, что 24 ноября 2018 года является выходным днем, следовательно, последний день срока окончания предупреждения об увольнении является следующим за ним рабочий день - 26 ноября 2018 года.

Поскольку истец выразила волеизъявление об увольнении с конкретной даты - 25 сентября 2018 года, следовательно, дополнительная компенсация в размере среднего заработка работника, должна быть исчислена пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении, то есть за период с 26 сентября 2018 года по 26 ноября 2018 года.

Согласно трудовому договору истцу была установлена пятидневная рабочая неделя, следовательно, в период с 26 сентября 2018 года по 26 ноября 2018 года оплате подлежат 43 рабочих дня.

Из расчета, представленного ответчиком, среднедневной заработок истца составил 1725,19 рублей. В связи с этим дополнительная компенсация, подлежащая выплате истцу, составляет 74183,17 рублей (1725,19 * 43 дня).

Начисление и выплата истцу дополнительной компенсации, предусмотренной ч. 3 ст. 180 ТК РФ, подтверждается запиской расчетом при увольнении и платежным поручением N от 25.09.2018 года, N от 07.11.2018 года, из которых следует, что выплата произведена в полном объеме, следовательно, оснований для взыскания суммы дополнительной компенсации за один день срока, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении, не имеется.

Довод истца о том, что работодатель нарушил его права в связи с тем, что вручил уведомление о сокращении должности по истечении 22 дней после издания приказа о внесении изменений в штатное расписание, судебная коллегия отклоняет, так как это не нарушает прав Гордовой Я.О. поскольку работодатель произвел расчет дополнительной компенсации, предусмотренной ч. 3 ст. 180 ТК РФ, с учетом двухмесячного срока с даты ознакомления истца с уведомлением о сокращении штатов (с 24 сентября 2018года), то есть с соблюдением процедуры, установленной ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Доводы истца о том, что ответчик при увольнении истца неверно внес запись в трудовую книжку Гордовой Я.О, не подтверждается материалами дела.

Согласно последней записи в трудовой книжке Гордовой Я.О. она была уволена 25 сентября 2018 года из ГКУ РК "Безопасный регион" по сокращению численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Запись внесена на основании приказа N-лс от 25 сентября 2018 года.

Согласно абз. 1 статьи 66 Трудового кодекса Российской Федерации трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника. В соответствии со статьей 66 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовую книжку вносятся сведения о работнике, выполняемой им работе, переводах на другую постоянную работу и об увольнении работника, а также основания прекращения трудового договора и сведения о награждениях за успехи в работе.

Аналогичные положения предусмотрены пунктом 4 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2003 г. N 225 (с последующими изменениями, далее Правила).

Пунктом 10 Правил установлено, что все записи о выполняемой работе, переводе на другую постоянную работу, квалификации, увольнении, а также о награждении, произведенном работодателем, вносятся в трудовую книжку на основании соответствующего приказа (распоряжения) работодателя не позднее недельного срока, а при увольнении - в день увольнения и должны точно соответствовать тексту приказа (распоряжения).

В соответствии с пунктом 27 Правил, в случае выявления неправильной или неточной записи в трудовой книжке исправление ее производится по месту работы, где была внесена соответствующая запись, либо работодателем по новому месту работы на основании официального документа работодателя, допустившего ошибку. Работодатель обязан в этом случае оказать работнику при его обращении необходимую помощь.

В разделах трудовой книжки, содержащих сведения о работе или сведения о награждении, зачеркивание неточных или неправильных записей не допускается. Изменение записей производится путем признания их недействительными и внесения правильных записей. В таком же порядке производится изменение записи об увольнении работника (переводе на другую постоянную работу) в случае признания увольнения (перевода) незаконным.

В трудовой книжке истца запись N об увольнении Гордовой Я.О. полностью соответствует приказу об увольнении N-лс от 25 сентября 2018 года, в связи с этим, у суда первой инстанции не имелось законных оснований для удовлетворения требований о признании недействительной записи об увольнении и взыскании среднего заработка в связи с неправильным внесением записи в трудовую книжку.

Употребление в записи об увольнении пункта статьи Трудового кодекса РФ с применением общепринятого сокращения в виде "п." не является основанием для признания записи недействительной, так как наличие указанной записи не нарушает положений Трудового кодекса РФ и прав истца на последующее трудоустройство.

Кроме того, Гордова Я.О. не обращалась к работодателю с заявлением о внесении исправлений в трудовую книжку в соответствии с пунктом 27 Правил.

Проанализировав представленную истцом копию трудовой книжки, приказ об увольнении, судебная коллегия пришла к выводу, что запись N, выполненная работодателем соответствует требованиям Постановления Правительства РФ от 16.04.2003 г. N 225 "О трудовых книжках".

Запись об увольнении Гордовой Я.О. не может быть признана неправильной или не соответствующей законодательству, поскольку указанная запись полностью соответствует приказу об увольнении от 25 сентября 2018 года N-лс, содержание которого соответствует требованиям действующего законодательства и содержит полную формулировку причины увольнения истца.

Так же истцом не представлено доказательств невозможности трудиться из-за употребления в записи об увольнении общепринятого сокращения слова пункт.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии со ст. ст. 59, 60, 67, 71 ГПК РФ, суд первой инстанции, правильно применив нормы права, регулирующие возникшие правоотношения, определилобстоятельства, имеющие значение для дела, и установив, что сокращение должности истца в действительности имело место, а при увольнении Гордовой Я.О. работодателем был соблюден установленный нормами ТК РФ порядок увольнения работника по сокращению штата организации, учитывая, что наличие согласия истца на увольнение в конкретную дату до истечении срока предупреждения об увольнении освобождает работодателя от обязанности по ее трудоустройству, предложения ей вакантных должностей, дал аргументированное суждение относительно законности ее увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с чем суд обоснованно отказал в удовлетворении требований истца.

Поскольку суд первой инстанции не установилфакта нарушения трудовых прав истца, оснований, предусмотренных ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, для удовлетворения требований о компенсации морального вреда не имелось, поэтому суд первой инстанции правомерно отказал истцу в удовлетворении данного требования.

В целом доводы апелляционной жалобы являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, где им дана правовая оценка с учетом представленных в материалы дела доказательств, оснований не соглашаться с которой у судебной коллегии не имеется.

Выводы, изложенные в решении суда, мотивированы, подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами, оснований для признания их необоснованными по доводам жалобы не имеется.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Киевского районного суда г. Симферополя Республики Крым от 19 ноября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Гордовой Яны Олеговны без удовлетворения.

 

Председательствующий судья: И.И. Мотина

 

Судьи: М.В. Рошка

В.С. Сокол

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.