Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 22 апреля 2019 г. по делу N 33-4032/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым в составе:

председательствующего судьи Мотиной И.И.

судей Сыча М.Ю, Харченко И.А.

при секретаре Побережной Д.Н.

рассмотрела 22 апреля 2019 года в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Баклыкова Богдана Владимировича к Государственному унитарному предприятию Республики Крым "Крымтроллейбус" о признании незаконным и отмене приказа об увольнении, о восстановлении на работе, о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе Баклыкова Богдана Владимировича на решение Киевского районного суда г. Симферополя Республики Крым от 16 января 2019 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Крым Мотиной И.И, исследовав материалы дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Истец Баклыков Б.В. обратился в суд иском к Государственному унитарному предприятию Республики Крым "Крымтроллейбус" к Государственному унитарному предприятию Республики Крым "Крымтроллейбус" о признании незаконным и отмене приказа об увольнении N706 л от 31.10.2018 года, о восстановлении на работе, о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, о взыскании компенсации морального вреда в размере 7000,0 рублей.

В обоснование требований указал, что приказом N706 л от 31.10.2018 года он был уволен с должности юрисконсульта 2 категории юридического отдела ГУП РК "Крымтроллейбус" сокращению штатов. Увольнение считает незаконным, поскольку в уведомлении о сокращении не указана должность, которую он занимал, и которая подлежала сокращению, в уведомлении не указывалась причина сокращения штатов. Кроме того, в уведомлении не указывались квалификационные требования к предложенным вакантным должностям, уведомление об увольнении вручалось дважды, чем работодатель нарушил двухмесячный срок предупреждения работника об увольнении по сокращению штатов. Полагает, что сокращение штатов было фиктивным, поскольку в ЕГРЮЛ филиалы ответчика не исключены.

Решением Киевского районного суда г. Симферополя Республики Крым от 16 января 2019 года в удовлетворении требований Баклыкова Б.В. отказано.

С решением суда истец не согласился, подал апелляционную жалобу, в которой указал, что суд неправильно применил нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Настаивает на нарушении ответчиком порядка увольнения, поскольку не были соблюдены требования ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, суд не исследовал процедуру увольнения относительно предложения вакантных должностей, поскольку вакантная должность специалиста по кадрам, которую он мог занять, не была ему предложена. По мнению апеллянта, суд пришел к ошибочному выводу, что сокращение штатов в действительности имело место.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ответчика просил решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на установленных по делу обстоятельствах, представленных суду доказательствах, которым в совокупности дана оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и правильном применении норм материального права.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель имеет право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами.

Пунктом 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Согласно ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью третьей статьи 81 настоящего Кодекса. О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

Согласно п. 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17.03.2004 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Судом установлено, что приказом N 113л от 01.02.2017 года Баклыков Б.В. принят на работу в ГУП РК "Крымтроллейбус" на должность юрисконсульта юридического отдела (т.1 л.д.141). На основании приказа от 23.08.2018 года N266-ок Баклыкову Б.В. присвоена 2 категория (т.1 л.д.53).

Приказом от 15.08.2018 года N332 "О внесении изменений в штатное расписание" из штатного расписания ГУП РК "Крымтроллейбус" исключены с 01.11.2018 года отделы и ставки, в том числе юридический отдел и все ставки данного отдела (т.1 л.д.191-208, 147-154).

Приказом N706л от 31.10.2018 года Баклыков Б.В. уволен по пункту 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (сокращение численности или штата работников организации) (т.1 л.д.23).

Доводы истца о том, что фактического сокращения штата не было и приказ N332 от 15.08.2018 года "О внесении изменений в штатное расписание" был вынесен работодателем с целью сокращения лишь должности истца, являлись предметом исследования суда первой инстанции и обоснованно отклонены как противоречащие имеющимся в деле доказательствам.

Соглашаясь с выводами суда в указанной части, судебная коллегия отмечает, что согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 18.12.2007 N 867-О-О, работодатель в целях осуществления эффективной деятельности организации и рационального управления имуществом (ч. 1 ст. 34, ч. 2 ст. 35 Конституции Российской Федерации) вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), обеспечивая при этом в соответствии с требованиями ст. 37 Конституции Российской Федерации, закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации, при условии соблюдения закрепленного Трудовым кодексом Российской Федерации порядка увольнения и гарантий, направленных против возможного произвольного увольнения.

Поскольку работодатель самостоятельно устанавливает структуру управления, суд не вправе обсуждать вопрос о целесообразности сокращения штатов, а может сделать суждения относительно того имело ли оно место в действительности.

Проверяя доводы истца о том, что сокращение штата являлось формальным (мнимым), суд первой инстанции исследовал содержание штатных расписаний ответчика, актов индивидуально-распорядительного характера (приказов, распоряжений), свидетельствующих о произведенных ответчиком организационно-штатных изменениях.

В качестве обоснования проведения сокращения штатов в ГУП РК "Крымтроллейбус" ответчик указал, на основании приказа Комитета по противодействию коррупции Республики Крым от 03.05.2018 года N30 в ГУП РК "Крымтроллейбус" с 05.05.2018 года по 22.06.2018 года была проведена проверка хозяйственной деятельности данного предприятия, в результате которой был выявлен ряд нарушений действующего законодательства.

Выявленные в ГУП РК "Крымтроллейбус" нарушения были предметом обсуждения на совещании по проблемным вопросам хозяйственной деятельности от 07.06.2018 года с участием первого заместителя министра транспорта Республики Крым ФИО8, где был принят комплекс мер по устранению указанных недостатков, в том числе, по оптимизации штатного расписания (п.1.1.4 протокола совещания NПР/43 от 07.06.2018 года) (т.1 л.д. 183-190).

Приказом от 15.08.2018 года N332 "О внесении изменений в штатное расписание" из штатного расписания, действующего с 03.07.2018 года были исключены отделы и ставки, в том числе юридический отдел и все ставки данного отдела: начальник отдела 1 единица, ведущий юрисконсульт 1 единица, юрисконсульт первой категории 1 единица, юрисконсульт второй категории 1 единица. Этим же приказом с 01.11.2018 года в состав административно-управленческого аппарата вводились должности ведущего юрисконсульта 1 единица, юрисконсульта первой категории - 1 единица (т.1 л.д.191-208, 147-154).

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что ответчиком представлены в материалы дела достаточные относимые и допустимые доказательства, свидетельствующие о реальном характере проводимых ответчиком мероприятий по сокращению штата работников, которым судом первой инстанции, в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, дана надлежащая оценка.

Исходя из разъяснений, содержащихся в части 2 пункта 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 названного Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 Трудового кодекса Российской Федерации) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть 2 статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

Материалами дела подтверждается, что в установленный законом срок истец был уведомлен о предстоящем увольнении в связи с сокращением должности по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

23.08.2018 года Баклыкову Б.В. было вручено уведомление о сокращении занимаемой им должности с предложением занятия вакантных должностей (т.1л.д.54). Аналогичные уведомления с перечнем вакантных должностей были вручены истцу 17.10.2018 года и 31.10.2018года (т.1 л.д. 65, 71).

Согласия на занятие какой-либо вакантной должности истец не выразил.

Судебная коллегия также отклоняет доводы истца как необоснованные в отношении того, что истцу не была предоставлена возможность ознакомления с должностными инструкциями предложенных вакансий.

Материалами дела подтверждается, что истец после получения уведомления о сокращении должности, обратился к руководителю с заявлением об ознакомлении с квалификационными требованиями и должностными функциями к предложенным вакантным должностям (т.1л.д.66).

Ответом от 25.10.2018года N 6282/01-05 истец был проинформирован о возможности ознакомления с должностными инструкциями в отделе кадров в течение рабочего времени (т.1л.д.67).

В последующем заявлении от 29.10.2018 года истец просил предоставить должностные инструкции по перечисленным им вакантным должностям (т.1 л.д.69).

После ознакомления Баклыкова Б.В. с должностными инструкциями работодателем был составлен акт от 31.10.2018 года за подписью инспектора по кадрам ФИО9, ведущего специалиста ТБ ФИО10, специалиста ТБ ФИО11, которые при опросе в суде первой инстанции в качестве свидетелей, подтвердили ознакомление истца с должностными инструкциями по запрошенным им должностям, каких-либо требований относительно отсутствия должностной инструкции товароведа, не заявлял.

Из представленных доказательств следует, что работодатель предоставил истцу возможность эффективного ознакомления с должностными инструкциями. Отсутствие в отделе кадров должностной инструкции товароведа не препятствовало истцу, имеющему высшее юридическое образование, ознакомиться с должностными обязанностями и квалификационными требованиями товароведа в Едином квалификационном справочнике должностей руководителей, специалистов и служащих, утвержденных постановлением Минтруда РФ от 21.08.1998 N 37.

Проверяя преимущественное право истца на оставление на работе, судом было установлено, что работодателем нарушений статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации не допущено.

Исходя из смысла ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации, сравнение квалификации работников может быть произведено в пределах одноименных должностей одного структурного подразделения, в то время как на момент увольнения должность истца являлась единственной должностью юрисконсульта второй категории в ГУП РК "Крымтроллейбус".

В связи с этим у ответчика отсутствовала предусмотренная ст. 179 Трудового кодекса Российской Федерации обязанность рассмотрения преимущественного права оставления истца на работе.

В связи с процедурой сокращения штатов 24.08.2018 года ответчик направил уведомление в профсоюзный комитет ГУП РК "Крымтроллейбус" о сокращении должности истца (т.1 л.д.143).

Согласно ответу первичной профсоюзной организации общероссийского профсоюза ГУП РК "Крымтроллейбус" Баклыков Б.В. членом профсоюзной организации не является.

Поскольку истец не являлась членом профсоюза, согласование его увольнения с выборным органом соответствующей первичной профсоюзной организации в соответствии с требованиями ст. 373 ТК РФ не требовалось.

Доказательств увольнения истца по дискриминационным основаниям (ст. 3 Трудового кодекса Российской Федерации), как того требуют положения ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суду истцом представлено не было. Соответствующие доводы истца не подтверждены.

Так же судебной коллегией был проверен довод истца о том, что ему не была предложена должность специалиста по кадрам.

Согласно должностной инструкции специалиста по кадрам ГУП РК "Крымтроллейбус" N144 от 01.11.2018 года на данную должность назначаются лица, имеющие высшее образование и стаж работы не менее двух лет по данной должности или имеющие средне-профессиональное образование и стаж работы не менее пяти лет по данной должности.

Из документов об образовании и трудовой книжке истца следует, что Баклыков Б.В. имеет высшее юридическое образование, впервые был принят на работу 01.02.2017 года. В связи с этим истец не соответствовал предъявляемым к квалификационным требованиям специалиста по кадрам, поскольку не имел стажа работы по данной специальности не менее двух лет.

Доводы истца о том, что работодатель завысил квалификационные требования, предъявляемые к специалисту по кадрам, чем требования, указанные в Едином квалификационном справочнике должностей, руководителей, специалистов и служащих, утвержденного постановлением Минтруда России N37 от 21.08.1998 года, не могут являться основанием для признания увольнения незаконным, поскольку в ЕКТС указаны минимальные квалификационные требования к занятию той или иной должности.

В качестве минимальных требований к трудовым обязанностям принимаются должностные инструкции, разработанные на основании "Единого тарифно-квалификационного справочника работ и профессий", утвержденного постановлением Минтруда России. Определение дополнительных квалификационных требований, устанавливаемых должностной инструкцией отнесено законодателем к прерогативе именно работодателя.

Материалами дела не подтверждается соответствие истца квалификационным требованиям, предъявляемым к претендентам на должность специалиста по кадрам в ГУП РК "Крымтроллейбус".

В связи с этим должность специалиста по кадрам не могла быть предложены истцу.

Доводы истца о том, что работодатель нарушил сроки увольнения истца тем, что неоднократно вручал ему уведомления о сокращении штатов, судебная коллегия отклоняет по следующим основаниям.

Как было указано ранее, первое уведомление о сокращении штатов было вручено истцу 23.08.2018года, увольнение состоялось 31.10.2018 года, то есть, по истечение двухмесячного срока, установленного ст. 180 Трудового кодекса РФ.

Уведомления, которые были также вручены истцу в течение последующих двух месяцев с даты первого уведомления, содержали вакансии, которые истец мог занять, что не нарушает прав истца, так как в силу закона на работодателя возложена обязанность по предложению работнику вакантных должностей на протяжении всего двухмесячного срока предупреждения о предстоящем увольнении.

Ошибочное указание наименования занимаемой истцом должности в уведомлениях о сокращении штатов, не свидетельствует о несоблюдении ответчиком процедуры сокращения штатов, поскольку уведомления были адресованы истцу с указанием его фамилии и инициалов, при получении данных уведомлений каких либо возражений относительно адресата и его должности истец не заявлял.

Так же не является основание для признания увольнения незаконными довод истца о том, что работодатель предлагал истцу, в том числе должности, которые были введены в штатное расписание с 01.11.2018 года.

В соответствии с нормами Трудового кодекса в обязанности работодателя при проведении процедуры сокращения штатов входит предложение сокращаемому работнику вакантных должностей, имеющихся у работодателя на протяжении двухмесячного срока предупреждения о предстоящем увольнении. Предоставление вакансий, которые возникают с даты вступления в силу нового штатного расписания после завершения процедуры сокращения штатов, является правом работодателя и не нарушает прав истца.

Так же истец полагает, что аттестация работников, проведенная 22.08.2018 года и присвоение ему второй квалификационной категории, имела своей целью увольнение истца при сокращении штатов, так как если бы аттестация не была проведена, возможно, его должность юрисконсульта не была бы сокращена.

Проверяя данный довод судебная коллегия не находит оснований для признания данного довода обоснованным.

Внеочередная аттестация на соответствие занимаемой должности была проведена по заявлению истца от 06.07.2018 года, Приказом N15 от 02.08.2018года "О внеочередной аттестации работников ГУП РК "Крымтроллейбус" был утвержден список сотрудников предприятия, подлежащим внеочередной аттестации и утвержден график заседания аттестационной комиссии. На заседании комиссии от 22.08.2018 года истцу была присвоена вторая категория юрисконсульта юридического отдела. Исходя из должностных инструкций должностей сотрудников юридического отдела, действующих у ответчика на период проведения аттестации, следует, что присвоить Баклыкову Б.В. иную категорию - юрисконсульта первой категории либо ведущего юрисконсульта, не представлялось возможным, так как истец не соответствовал квалификационными требованиями, предъявляемым к указанным должностям.

Решением аттестационной комиссии от 22.08.2018 года наименование должности истца - юрисконсульт, предусмотренную штатным расписанием, действующим с 01.02.2017 года, работодатель привел в соответствие со штатным расписанием, действующим у ответчика с 03.07.2018 года (т.1 л.д.155-160), где должность юрисконсульт отсутствовала. Должность юрисконсульта второй категории была введена в штатное расписание Приказом N116 от 29.03.2018 года. Приказом N 163 от 28.04.2018 года должность юрисконсульта была сокращена, однако до 03.07.2018 года в штатном расписании были как должность юрисконсульта, так и должность юрисконсульта второй категории.

Однако данные обстоятельства не повлияли на выводы суда о соблюдение ответчиком процедуры увольнения.

Увольнение истца 31.10.2018 года состоялось по исследованной судом процедуре, при этом должность занимаемая истцом (юрисконсульт второй категории) на дату увольнения соответствовала должности поименованной в штатном расписании, действующим до 01.11.2018 года и которая подлежала сокращению.

В тоже время истец не заявлял требований о признании незаконными Приказа N 163 от 28.04.2018 года о сокращении должности юрисконсульта и решения аттестационной комиссии по присвоению истцу второй категории от 22.08.2018 года.

В связи с этим неоспоренная истцом процедура предыдущего сокращения должности юрисконсульта (ПриказN 163 от 28.04.2018 года) и согласие истца с решением комиссии о присвоении второй категории, не влияют на выводы суда первой инстанции относительно правомерности увольнения от 31.10.2018 года.

Также не могут повлиять на принятое судом решение доводы истца о том, что запись в трудовой книжке об увольнении истца не соответствует требованиям ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с тем, что работодатель в записи об увольнении указал на "сокращение штатов".

В соответствии с ч. 5 ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации запись в трудовую книжку об основании и причине прекращения трудового договора должна производиться в точном соответствии с формулировками Трудового кодекса Российской Федерации или иного федерального закона и со ссылкой на соответствующую статью, часть статьи, пункт статьи Трудового кодекса Российской Федерации или иного федерального закона.

Из трудовой книжки истца следует, что при увольнении работодателем была внесена запись N 3 с указанием пункта 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, то есть запись внесена с соблюдением ч.5 ст.84.1 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из положений статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, а также пункта 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" следует, что работник может быть восстановлен на работе только в случае, если увольнение его было произведено без законного основания и (или) с нарушением установленного порядка.

В ходе рассмотрения дела ответчиком представлены доказательства наличия законного основания увольнения истца и соблюдения процедуры увольнения.

Поскольку правовых оснований для удовлетворения требований истца о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе не имеется, производные требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда также удовлетворению не подлежат.

Судебная коллегия полагает, что доводы апелляционной жалобы, оспаривающие выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований, сводятся к несогласию с выводами суда первой инстанции и не содержат фактов, которые не были проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение при постановлении судебного акта, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем несостоятельны, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Киевского районного суда г. Симферополя Республики Крым от 16 января 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Баклыкова Богдана Владимировича, без удовлетворения.

 

Председательствующий судья: И.И. Мотина

 

Судьи: М.Ю. Сыч

И.А. Харченко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.