Письмо Президента РФ от 5 декабря 1999 г. N Пр-1590 Об отклонении проекта Федерального закона

Письмо Президента РФ от 5 декабря 1999 г. N Пр-1590


На основании части 3 статьи 107 Конституции Российской Федерации отклоняю принятый 17 ноября 1999 г. Государственной Думой в соответствии с частью 5 статьи 105 Конституции Российской Федерации Федеральный закон "О казачестве" (далее именуется - Федеральный закон), так как он содержит положения, противоречащие Конституции Российской Федерации и нарушающие систему российского законодательства, а также нуждается в концептуальной доработке.

Правовой статус казачьих общин, казачьих обществ и их объединений Федеральным законом (статьи 1, 6-8, 10-13, 15, 19, 25-30) в достаточной мере не определен, вследствие чего из содержания Федерального закона нельзя понять, все ли казачьи общины, казачьи общества и их объединения обладают статусом общественных объединений, обладают ли они общим для всех некоммерческих организаций правовым статусом или имеют иной статус. Такая правовая неопределенность сказывается на всем содержании Федерального закона, на закрепляемых им правах и обязанностях казачьих общин, казачьих обществ и их объединений.

Если исходить из того, что казачьи общины являются некоммерческими организациями, то положения главы V о казачьем самоуправлении, о порядке избрания и об организации деятельности органов управления казачьей общины, имеющей статус некоммерческой организации, могут быть предметом регулирования Федерального закона лишь в той мере, в какой указанные вопросы не урегулированы Федеральным законом "О некоммерческих организациях".

Кроме того, Федеральным законом (статьи 11-13, 19-24) не могут регулироваться внутриорганизационные вопросы деятельности казачьих общин и их объединений, а именно: структура органов и срок их полномочий, срок их созыва, а также структура объединений казачьих общин и казачьих обществ.

В главе III Федерального закона, регулирующей вопросы государственной регистрации казачьих обществ, отсутствуют нормы, закрепляющие основания и условия государственной регистрации казачьих обществ или отказа в такой регистрации, а также не определен орган государственной власти, на который возлагается ведение Государственного реестра казачьих обществ в Российской Федерации. Соответствующие должностные лица субъектов Российской Федерации именуются в указанной главе Федерального закона главами субъектов Российской Федерации, что не соответствует Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Не соответствуют Конституции Российской Федерации вводимые Федеральным законом понятия "казачья служба" и "государственная казачья служба" (статьи 1, 14, 18, 26). Казаки, как и все граждане Российской Федерации, могут нести государственную службу в соответствии со статьями 32 и 59 Конституции Российской Федерации. Согласно статье 2 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" военная служба является особым видом федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах Российской Федерации и других войсках, а не "формой" государственной казачьей службы (статья 14 Федерального закона).

Закрепление статьями 6 и 8 Федерального закона права казачьей общины и казачьего войска организовывать допризывную подготовку казаков, а также возложение на казачье войско обязанностей по направлению казаков на военную службу и содержанию резервных казачьих формирований противоречит статьям 4 и 11 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе". Требуется согласовать порядок подготовки казаков к военной службе и порядок прохождения ими военной службы с действующим законодательством. Таким образом, речь может идти лишь об особенностях несения военной службы членами казачьих обществ, а также об особенностях привлечения казаков к другим видам государственной службы.

Вопреки статье 19 Конституции Российской Федерации, гарантирующей равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от происхождения, Федеральный закон (статья 1) допускает возможность реализации гражданином Российской Федерации прав, связанных со статусом казака, который приобретается этим гражданином в силу его происхождения. Причем это положение Федерального закона создает юридические препятствия для желающих вступить в казачью общину граждан Российской Федерации, не являющихся казаками по происхождению, что нарушает закрепленное в статье 30 Конституции Российской Федерации право граждан Российской Федерации на объединение.

Косвенным образом нарушает принцип равноправия граждан и введение Федеральным законом понятий "территории традиционного проживания казачества" (статья 31), "нетрадиционные для проживания казаков территории" (статья 9), поскольку создается возможность трактовать первое из этих понятий как предоставление неких преимуществ казачьему населению перед другими гражданами Российской Федерации.

В статье 33 Федерального закона, устанавливающей право казаков, проживающих за пределами Российской Федерации, создавать казачьи общины, которые могут входить в общероссийское казачье объединение, не учитывается, что вопросы юридического статуса подобных общин требуют урегулирования международными договорами.

Не соответствуют положениям статей 3, 13, 30, а также главы 3 Конституции Российской Федерации положения главы V Федерального закона, которыми казачьим общинам и их объединениям, органам казачьего самоуправления придается государственно-правовой статус, а также предусматривается наделение их государственно-властными полномочиями. Например, в нарушение требований Конституции Российской Федерации и законодательства Российской Федерации статьей 19 Федерального закона предусматривается делегирование федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации государственных полномочий органам казачьего самоуправления, а в соответствии со статьями 22 - 24 Федерального закона вышестоящие атаманы объединений казачества наделяются полномочиями отстранять от занимаемых должностей атаманов казачьих общин и нижестоящих объединений казачества.

Регулирование вопросов, касающихся казачьего землевладения и землепользования (глава VI Федерального закона), противоречит Конституции Российской Федерации, Земельному кодексу РСФСР, Гражданскому кодексу Российской Федерации, Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", Федеральному закону "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и другим законодательным актам.

При регулировании земельных отношений в Федеральном законе в одних случаях допускается необоснованное сужение прав казачьих общин и их объединений (статьи 1, 26, 27, 30), так как в соответствии с земельным законодательством Российской Федерации земельные участки могут не только предоставляться, но и приобретаться у собственника. В других случаях ущемляются права казаков, входящих в казачьи общины и казачьи общества, например, статьей 29 Федерального закона закрепляется фактически обязательное досудебное рассмотрение земельного спора в соответствии с уложением (уставом) казачьего войска.

Необходимо отметить, что Федеральный закон нуждается в юридико-технической проработке и упорядочении использования терминологии.

Кроме того, поскольку Федеральный закон существенным образом затрагивает интересы субъектов Российской Федерации, считаю, что принятие его без учета мнения Совета Федерации невозможно. Полагаю необходимым палатам Федерального Собрания вернуться к совместной выработке концепции федерального закона о российском казачестве.


Б.Ельцин


Письмо Президента РФ от 5 декабря 1999 г. N Пр-1590


Текст письма официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение