Письмо Президента РФ от 15 февраля 2001 г. N Пр-296 Об отклонении Федерального закона "О службе в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации"

Письмо Президента РФ от 15 февраля 2001 г. N Пр-296


В соответствии с частью 3 статьи 107 Конституции Российской Федерации отклоняю Федеральный закон "О службе в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации" (далее именуется - Федеральный закон), принятый Государственной Думой 20 декабря 2000 г., одобренный Советом Федерации 31 января 2001 г. и направленный Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования, по следующим основаниям.

Существенным шагом, направленным на гуманизацию российской пенитенциарной системы, явилась передача уголовно-исполнительной системы из ведения Министерства внутренних дел Российской Федерации в ведение Министерства юстиции Российской Федерации. На следующем этапе реформирования системы исполнения уголовных наказаний Российской Федерации предполагалось привести пенитенциарное законодательство Российской Федерации в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Согласно рекомендации Комитета министров Совета Европы относительно единых Европейских пенитенциарных правил от 12 февраля 1987 г. NR (87) 3 персонал пенитенциарных учреждений должен состоять, как правило, из профессиональных штатных сотрудников, имеющих статус гражданских служащих. Вместе с тем в статьях 4 и 12 Федерального закона предусматривается присвоение специальных званий гражданам, принятым на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации (далее именуется - уголовно-исполнительная система).

Кроме того, данное положение не соответствует пункту 5 статьи 46 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", где запрещается вводить специальные звания или классные чины, аналогичные воинским званиям, причем в Федеральном законе устанавливаются специальные звания, аналогичные предусмотренным для сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации. В целях установления единого подхода к квалификационным разрядам, присваиваемым в органах юстиции Российской Федерации, полагаю необходимым ввести для сотрудников уголовно-исполнительной системы классные чины, единые для всех сотрудников органов юстиции Российской Федерации, включая службу судебных приставов.

В пунктах 10 и 11 статьи 9 Федерального закона закрепляется право сотрудников уголовно-исполнительной системы на постоянное ношение и хранение огнестрельного оружия без всяких ограничений. Указанное положение не соответствует статьям 28 и 31 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", в которых предусматривается ношение оружия и его применение сотрудниками только на территориях учреждений, исполняющих наказания, прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования, и на охраняемых объектах в порядке, предусмотренном указанным Законом и другими законами.

Кроме того, эта норма не согласуется и с пунктом 63.3 единых Европейских пенитенциарных правил, в соответствии с которым должностные лица пенитенциарных учреждений, по роду своей деятельности находящиеся в прямом контакте с заключенными, не должны быть вооружены, за исключением особых обстоятельств.

Подпункт 1 пункта 1 статьи 11 Федерального закона, касающийся предоставления права на работу по совместительству в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, противоречит подпункту 1 пункта 1 статьи 11 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", которым такое право не предусматривается.

Подпункт 4 пункта 2 статьи 14 Федерального закона, в соответствии с которым одним из условий, препятствующих приему на службу в уголовно-исполнительную систему, является отказ от прохождения специальной проверки и оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, не соответствует подпункту 4 пункта 3 статьи 21 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", которым установлено, что гражданин не может быть принят на службу только в случае, если исполнение должностных обязанностей по государственной должности государственной службы, на которую он претендует, связано с использованием таких сведений.

Пункт 4 статьи 14 Федерального закона, устанавливающий, что сведения и документы, представленные при поступлении гражданином на службу, подлежат проверке в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, противоречит пункту 5 статьи 21 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", в соответствии с которым проверка сведений, представленных при поступлении гражданином на службу, осуществляется в порядке, установленном федеральным законом.

Пункт 2 статьи 15, статья 19 и пункт 3 статьи 24 Федерального закона, которыми Министру юстиции Российской Федерации предоставляется право устанавливать порядок ведения личных дел сотрудников уголовно-исполнительной системы, порядок и условия проведения конкурса при поступлении на службу, утверждения положения о порядке проведения аттестации сотрудников, противоречат пункту 2 статьи 8, пункту 10 статьи 22, пункту 3 статьи 24 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", в соответствии с которыми указанные условия для федеральных государственных служащих устанавливаются федеральными законами.

В статье 16 Федерального закона, регулирующей вопросы, касающиеся контракта о прохождении службы в уголовно-исполнительной системе, следует конкретизировать порядок заключения контракта для различных категорий сотрудников.

Представляются неприемлемыми положения пункта 5 указанной статьи, предусматривающие регулирование вопросов заключения контракта о прохождении службы в уголовно-исполнительной системе, прекращения его действия, установления типовой формы и условий контракта нормативными правовыми актами Министерства юстиции Российской Федерации.

Вызывают принципиальное возражение нормы пункта 5 статьи 20 Федерального закона, в соответствии с которыми предполагается сохранение сотруднику размера должностного оклада по последней занимаемой должности при переводе его на другую должность с меньшим размером должностного оклада.

Следует иметь в виду, что в случае перевода на другую должность сотрудник приобретает иной статус, предполагающий и установление ему соответствующего должностного оклада по новой должности. Более того, в статье 16 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации" в случае сокращения штата предусматривается выплата среднего заработка по ранее занимаемой должности в течение трех месяцев. Аналогичная норма содержится также и в статье 40.3 Кодекса законов о труде Российской Федерации.

Статья 21 Федерального закона, устанавливающая возможность прикомандирования сотрудников уголовно-исполнительной системы к органам государственной власти Российской Федерации, а также к международным организациям в соответствии с международными договорами Российской Федерации, подлежит исключению, поскольку задачи сотрудников уголовно-исполнительной системы имеют специфический характер и ограничены рамками учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.

Статьей 35 Федерального закона определяется, что порядок применения поощрений и наложения дисциплинарных взысканий устанавливается дисциплинарным уставом уголовно-исполнительной системы, утверждаемым Президентом Российской Федерации. Это положение не соответствует положениям статей 13 и 14 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", согласно которым порядок применения поощрений и наложения дисциплинарных взысканий устанавливается для федеральных государственных служащих федеральными законами.

Подпункты 3 и 4 статьи 45 Федерального закона, которыми устанавливаются полномочия Правительства Российской Федерации по определению размеров оклада по занимаемой должности, надбавок за выслугу лет, ученую степень и ученое звание, а также ежемесячных надбавок сотрудникам уголовно-исполнительной системы, противоречат пункту 2 статьи 17 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", в соответствии с которым для федеральных государственных служащих эти выплаты должны предусматриваться федеральным законом.

Пункты 6, 8, 10 и 12 статьи 45, пункт 4 статьи 47 Федерального закона, в соответствии с которыми предусматриваются выплаты надбавок, единовременных денежных вознаграждений, денежных компенсаций и других дополнительных выплат, а также пособия на лечение, не соответствуют пункту 1 статьи 17 Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", которым эти выплаты не предусматриваются.

Подпунктом 1 пункта 2 статьи 50 Федерального закона Министру юстиции Российской Федерации предоставляется право устанавливать перечень уважительных причин, по которым возможно увольнение сотрудника по собственному желанию. Указанная норма предоставляет должностным лицам возможность произвольного применения закона и ограничения прав сотрудников, что является нарушением части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации. Кроме того, это положение противоречит частям первой и второй статьи 2 Кодекса законов о труде Российской Федерации, в соответствии с которыми принудительный труд в Российской Федерации запрещен.

Противоречит конституционному принципу разделения властей, закрепленному в статье 10 Конституции Российской Федерации, включение в Федеральный закон статьи 56, которой устанавливаются задачи кадровой службы уголовно-исполнительной системы. Поскольку уголовно-исполнительная система является структурным подразделением Министерства юстиции Российской Федерации, ее правовой статус должен определяться указанным федеральным органом исполнительной власти самостоятельно.

В целом Федеральный закон направлен на милитаризацию пенитенциарной системы и фактическое создание силовой структуры, изолированной от системы Министерства юстиции Российской Федерации, что не соответствует тенденциям государственно-правового развития, предусматривающим реформирование уголовно-исполнительной системы в целях ее дальнейшей демилитаризации и приведения правовой основы ее деятельности в соответствие с международно-правовыми нормами.


В.Путин



Письмо Президента РФ от 15 февраля 2001 г. N Пр-296


Текст письма официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.