Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 24 декабря 2019 г. по делу N 2-4012/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Скрябиной С.В, судей Андрусенко И.Д, Терюшовой О.Н, при ведении протокола судебного

заседания помощником судьи Утюлиной А.Б, с участием прокурора Минкиной Л.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Де Силва Оксаны Юрьевны к Публичному акционерному обществу "Сбербанк России" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе Де Силва Оксаны Юрьевны на решение Курчатовского районного суда города Челябинска от 27 сентября 2019 года.

Заслушав доклад судьи Скрябиной С.В. об обстоятельствах дела, пояснения представителя истца Шармановой М.А, поддержавшей доводы апелляционной жалобы, прокурора ФИО34 об изменении решения суда, представителя ответчика Виноградовой В.В, считавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия, УСТАНОВИЛА:

Де Силва Оксана Юрьевна обратилась в суд с иском к Публичному акционерному обществу "Сбербанк России" (далее по тексту - ПАО Сбербанк России) о признании приказа о ее увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда.

В обоснование требований указала, что с ДД.ММ.ГГГГ года работала у ответчика, последняя занимаемая ею должность перед увольнением - "данные изъяты" Челябинского отделения N Уральского банка ПАО "Сбербанк России". Приказом от ДД.ММ.ГГГГ N-к трудовой договор, заключенный с ней, был расторгнут по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности работников организации. Увольнение считает незаконным, так как работодателем не учтено ее преимущественное право на оставление на работе, а также то, что она является одинокой матерью, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет.

В судебном заседании суда первой инстанции истец и ее представитель адвокат Шарманова М.А, действующая на основании ордера, на иске настаивали.

Представитель ответчика Виноградова В.В, действующая на основании доверенности, иск не признала, указав на законность и обоснованность увольнения истца, соблюдение работодателем порядка увольнения, наличие в действиях истца злоупотребления правом, которая при увольнении не ссылалась на то, что является одинокой матерью, воспитывающей малолетнего ребенка, по материалам личного дела истец значится замужней, у ее ребенка имеется отец. Де Силва О.Ю. сама обратилась с заявлением о досрочном прекращении с ней трудового договора. Кроме того, просила отказать истцу в удовлетворении иска без исследования фактических обстоятельств по делу в связи с пропуском истцом срока обращения в суд, установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

В ответ на заявление ответчика о применении последствий пропуска срока обращения в суд истец заявила ходатайство о восстановлении такого срока, указав, что юридическими познаниями не обладает, после увольнения при обращении в юридическую компанию была неправильно проконсультирована, поэтому пропустила установленный законом срок. В обоснование своего ходатайства о наличии уважительной причины пропуска срока представила справку юридической компании, которая признала ее неверное консультирование относительно сроков обращения в суд.

Представитель третьего лица Государственной инспекции труда в Челябинской области, привлеченный к участию в деле по инициативе суда, в судебное заседание не явился.

Прокурор, принимавший участие в деле для дачи заключения, указал на отсутствие оснований для удовлетворения требований истца.

Решением суда в удовлетворении исковых требований Де Силва О.Ю. отказано.

В апелляционной жалобе истец просит отменить судебное решение, считая его незаконным и необоснованным. Настаивает на том, что подпадает под категорию одиноких матерей, воспитывающих несовершеннолетних детей в возрасте до 14 лет, считает выводы суда первой инстанции об обратном, сделанными при неправильном толковании норм материального права. Не согласна со ссылкой суда на то, что с личной карточкой формы Т-2, где указано ее семейное положение - замужем, она была ознакомлена под роспись, в уведомлении о предстоящем увольнении указала, что не относит себя к одиноким матерям, увольнение которых по инициативе работодателя запрещается. В материалах дела имеется ее личная карточка формы Т-2, но в ней отсутствует ее подпись, удостоверяющая правильность заполнения ее анкетных данных в карточке. Свидетельство о заключении брака она работодателю не предъявляла, о своем семейном положении ему не указывала. Возможно, ответчик заполнил графу о ее семейном положении на основании ее паспорта гражданина Российской Федерации, в разделе "Семейное положение" которого содержится штамп о заключении брака с гражданином "данные изъяты", но этот штамп не имеет номера актовой записи, так как брак является недействительным, поскольку не легализован на территории Российской Федерации. Подписывая уведомление о предстоящем увольнении, в котором указана цитата из статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации, она не осознавала характер увольнения и не относила себя к категории одиноких матерей, воспитывающих малолетних детей. Она неоднократно обращалась в юридический отдел по прямой телефонной линии банка, где ей настойчиво объясняли, что она не относится к данной категории, при этом все в банке знали, в том числе и ее непосредственный начальник, что она одна воспитывает ребенка. Не согласна она и с выводом суда о пропуске ею срока обращения в суд без уважительных причин.

Настаивает на том, что получила неквалифицированную юридическую помощь о сроке обращения в суд, что признала сама юридическая компания, готовая вернуть ей денежные средства за некачественно оказанную услугу по консультированию.

В подтверждение своих выводов о том, что она не имеет преимущественного права оставления на работе, суд сослался на протокол заседания комиссии от ДД.ММ.ГГГГ, однако она не присутствовала на заседании указанной комиссии, с результатами не знакома, ей не известны реальные показатели других сотрудников на момент заседания комиссии. Предполагает, что представленный протокол заседания комиссии был изготовлен в период рассмотрения спора в суде. Показатели работы за ДД.ММ.ГГГГ год у всех сотрудников с той же должностью, что и она, были одинаковыми.

Прокурором Курчатовского района города Челябинска на решение суда также подано апелляционное представление, которым решение суда по существу им не оспаривается, но прокурор считает, что суд не оценил законность увольнения применительно к нормам части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации. Исходя из представленных доказательств, пояснений истца, полагает, что факт одинокого воспитания ребенка истцом нашел свое подтверждение. Это обстоятельство имеет значение при проверке учета ответчиком преимущественного права оставления на работе. Поэтому прокурор просит исключить из мотивировочной части решения суда указание на отсутствие у истца преимущественного права оставления на работе.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции истец Де Силва О.Ю, представитель третьего лица Государственной инспекции труда в Челябинской области при надлежащем извещении не явились. Истец в письменном заявлении, адресованном суду, просила провести судебное заседание без ее личного присутствия. В соответствии со статьями 167 и 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия сочла возможным провести судебное заседание в отсутствие истца и представителя третьего лица.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалобы и представления, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене ввиду неправильного применения норм материального права, несоответствия выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела и подтверждается записями, внесенными в трудовую книжку истца (л.д. 9-14, том 1), она ДД.ММ.ГГГГ была принята на работу "данные изъяты" в отдел юридических лиц Калининского отделения N Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (город Челябинск). Впоследствии неоднократно переводилась на различные должности, в частности, "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты") (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" N (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" N (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ), "данные изъяты" (ДД.ММ.ГГГГ).

Приказом управляющего Челябинским отделением N ПАО Сбербанк России о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от ДД.ММ.ГГГГ N-к Де Силва О.Ю, "данные изъяты", была уволена ДД.ММ.ГГГГ по сокращению численности работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации). С данным приказом Де Силва О.Ю. ознакомлена лично под роспись ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 104, том 1).

Основанием для издания приказа явились приказ Уральского банка ПАО Сбербанк России от ДД.ММ.ГГГГ N-к "О внесении изменений в штатное расписание Уральского банка ПАО Сбербанк России", согласно которому ДД.ММ.ГГГГ приказано внести изменения в штатное расписание подразделений продаж малому бизнесу Уральского банка ПАО Сбербанк России в соответствии с приложением к приказу, вывести из штатного расписания вакантные должности текущей датой (л.д. 31, том 2), уведомление о сокращении Де Силва О.Ю. от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 185, том 1), заявление об увольнении Де Силва О.Ю. от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 187. том 1).

Согласно приложению упомянутого приказа подлежала выведению из штатного расписания Челябинского отделения N ПАО Сбербанк России 1 штатная единица "данные изъяты" (N) Отдела сопровождения кредитных операций малого бизнеса Управления продаж малому бизнесу (л.д. 32, том 2).

ДД.ММ.ГГГГ Де Силва О.Ю. было вручено уведомление от ДД.ММ.ГГГГ N N о сокращении численности, в котором указывалось, что занимаемая ею должность приказом Уральского банка ПАО Сбербанк России от ДД.ММ.ГГГГ N сокращена. Ей разъяснялось, что в течение двух месяцев со дня вручения настоящего уведомления ей будут предложены вакантные должности, соответствующие ее квалификации и опыту работы, а также вакантные нижестоящие должности или нижеоплачиваемая работа, которую она сможет выполнять с учетом состояния ее здоровья. Она также предупреждалась о том, что по истечению двухмесячного срока с момента ознакомления с настоящим уведомлением трудовой договор с ней будет расторгнут по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации с предоставлением льгот и компенсаций, установленных статьями 178-180 Трудового кодекса Российской Федерации. Далее своей подписью Де Силва О.Ю. подтвердила, что с содержанием статей 178-180 Трудового кодекса Российской Федерации она ознакомлена, второй экземпляр уведомления получила, в Профсоюзе работников ПАО Сбербанк России либо в других профсоюзных организациях не состоит, с содержанием статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации ознакомлена, к указанным в ней категориям работников себя не относит (л.д. 185-186, том 1).

Одновременно ей был вручен список имеющихся вакансий, где Де Силва О.Ю. указала, что от предложенных должностей отказывается. В списке вакансий содержались должности специалистов и менеджеров с более низкой оплатой труда, чем у кредитного инспектора, каковым являлась истец (л.д. 188-190, том 1).

ДД.ММ.ГГГГ Де Силва О.Ю. подписала бланк заявления о ее согласии расторгнуть трудовой договор ДД.ММ.ГГГГ в связи с сокращением должности до истечения срока предупреждения об увольнении с выплатой дополнительной компенсации в размере среднего заработка, исчисленного пропорционально времени, оставшегося до истечения срока предупреждения об увольнении и выходного пособия в размере среднего месячного заработка (л.д. 187, том 1).

При этом до оформления письменного уведомления о сокращении численности на имя Де Силва О.Ю. ДД.ММ.ГГГГ комиссия по определению преимущественного права на оставление на работе в связи с сокращением численности в Управлении продаж малому бизнесу Челябинского отделения N ПАО Сбербанк России, рассмотрев представленные сравнительные характеристики сотрудников - кандидатов на оставление на работе по преимущественному праву (ФИО17, ФИО15, Де Силва О.Ю.), приняла решение о том, что кандидатом на сокращение является сотрудник Де Силва О.Ю. (л.д. 38-39, том 2).

Проверив представленный работодателем расчет производительности труда каждого из претендентов на оставление на работе по преимущественному праву, суд пришел к выводу о том, что производительность труда истца является самой низкой по сравнению с иными кандидатами, поэтому она не обладает правом на преимущественное оставление на работе. Проверяя порядок увольнения истца, суд указал, что Де Силва О.Ю. была уведомлена о предстоящем увольнении, самостоятельно обратилась с заявлением об увольнении до истечения двухмесячного срока, от предложенных вакансий отказалась, к категории матерей, одиноко воспитывающих детей в возрасте до 14 лет, не относится, так как доказательств, свидетельствующих о том, что она одна воспитывает несовершеннолетнего ребенка, не представила, на момент увольнения себя матерью-одиночкой не считала, кроме того, пропустила срок обращения в суд без уважительных причин.

Между тем судебная коллегия не может согласиться с такими выводами суда исходя из следующего.

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть первая статьи 1, часть третья статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 этого же постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации).

На основании части второй статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (часть вторая статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть первая статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Кроме того, в силу положений статей 67, 71, 195-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требования относимости и допустимости. В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

В силу части третьей статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Согласно статье 179 Трудового кодекса Российской Федерации при сокращении численности или штата работников преимущественное право на оставление на работе предоставляется работникам с более высокой производительностью труда и квалификацией (часть первая). При равной производительности труда и квалификации предпочтение в оставлении на работе отдается: семейным - при наличии двух или более иждивенцев (нетрудоспособных членов семьи, находящихся на полном содержании работника или получающих от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию); лицам, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком; работникам, получившим в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание; инвалидам Великой Отечественной войны и инвалидам боевых действий по защите Отечества; работникам, повышающим свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы (часть вторая). Коллективным договором могут предусматриваться другие категории работников, пользующиеся преимущественным правом на оставление на работе при равной производительности труда и квалификации (часть третья).

Положениями статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность). О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения (части первая и вторая). Работодатель с письменного согласия работника имеет право расторгнуть с ним трудовой договор до истечения срока, указанного в части второй настоящей статьи, выплатив ему дополнительную компенсацию в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении (часть третья).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Согласно части четвертой статьи 261 Трудового кодекса Российской Федерации не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя: с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до трех лет; с одинокой матерью, воспитывающей ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет или малолетнего ребенка - ребенка в возрасте до четырнадцати лет; с другим лицом, воспитывающим указанных детей без матери; с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет либо единственным кормильцем ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель или иной законный представитель ребенка не состоит в трудовых отношениях (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 Трудового кодекса Российской Федерации).

Как следует из разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в пункте 28 постановления от 28 января 2014 года N 1 "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних", при разрешении споров о незаконности увольнения без учета гарантии, предусмотренной частью четвертой статьи 261 ТК РФ, судам следует исходить из того, что к одиноким матерям по смыслу данной нормы может быть отнесена женщина, являющаяся единственным лицом, фактически осуществляющим родительские обязанности по воспитанию и развитию своих детей (родных или усыновленных) в соответствии с семейным и иным законодательством, то есть воспитывающая их без отца, в частности, в случаях, когда отец ребенка умер, лишен родительских прав, ограничен в родительских правах, признан безвестно отсутствующим, недееспособным (ограниченно дееспособным), по состоянию здоровья не может лично воспитывать и содержать ребенка, отбывает наказание в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в иных ситуациях.

Из представленных истцом письменных доказательств следует, что Де Силва О.Ю, имеет на иждивении малолетнего ребенка - "данные изъяты" ФИО2, родившегося в Челябинске ДД.ММ.ГГГГ, отцом которого в свидетельстве о рождении ребенка указан - ФИО4 ФИО24 ФИО3 (л.д. 24, том 1). Из записи акта о рождении N от ДД.ММ.ГГГГ следует, что сведения об отце ребенка указаны не со слов матери, а на основании свидетельства о заключении брака (л.д. 242, том 1).

Согласно представленному истцом переводу с английского языка на русский язык свидетельства о заключении брака ФИО4 Де ФИО21, проживающий "адрес" и Масленникова ФИО8, проживающая в отеле "адрес", ДД.ММ.ГГГГ заключили брак "адрес", брак зарегистрирован согласно разрешению на брак регистратором гражданских актов "адрес" (л.д. 29, том 1).

Из сообщения Министерства иностранных дел Российской Федерации на имя истца от ДД.ММ.ГГГГ следует, что документы, выданные в "адрес" - стране, не являющейся членом Гаагской конвенции 1961 года, отменяющей требования легализации иностранных официальных документов, для использования на территории Российской Федерации должны быть легализованы в МИД "адрес", а затем в консульском отделе Посольства России в "адрес" (л.д. 26, том 1).

Свидетельством о перемени имени от ДД.ММ.ГГГГ серия N N подтверждается перемена гражданкой России ФИО5 фамилии на Де Силва (л.д. 25, том 1).

Из личной карточки работника ПАО Сбербанк России Де Силва О.Ю, составленной ДД.ММ.ГГГГ, следует, что Де Силва О.Ю. состоит в зарегистрированном браке, членами ее семьи являются сын ФИО25 ФИО2, муж ФИО4 ФИО26 ФИО3. При этом подпись работника, свидетельствующая о правильности заполнения анкетных данных на второй странице личной карточки работника, отсутствует (л.д. 105-107, том 1).

В целях правильного разрешения спора, оценки доводов истца о том, что она фактически совместно с ФИО4 ФИО27 ФИО3 не проживает, с момента рождения ребенка занимается его воспитанием и содержанием одна, судом апелляционной инстанции истребованы сведения в ООО ПЖРЭО Курчатовского района города Челябинска о зарегистрированных по месту жительства Де Силва О.Ю. лицах.

Из приобщенного к материалам дела и принятого судебной коллегией в качестве нового доказательства ответа на судебных запрос от ООО ПЖРЭО Курчатовского района города Челябинска следует, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по адресу: "адрес" совместно с Де Силва О.Ю, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, зарегистрированной по месту жительства с ДД.ММ.ГГГГ года, с ДД.ММ.ГГГГ зарегистрирован ФИО28 ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, с ДД.ММ.ГГГГ - ФИО6, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, была зарегистрирована с ДД.ММ.ГГГГ ФИО7, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умершая ДД.ММ.ГГГГ. С ДД.ММ.ГГГГ по настоящее время в квартире были зарегистрированы вышеуказанные граждане и зарегистрированы по настоящее время.

Таким образом, обстоятельством, имеющим значение для дела, является установление факта воспитания и содержания ребенка истцом без участия отца независимо от того находится ли она в браке с отцом ребенка либо нет. Поэтому правового значения нахождение истца по законодательству "данные изъяты" в зарегистрированном браке с ФИО4 ФИО29 ФИО3, жителем указанного государства, не имеет.

Как пояснила представитель истца в суде апелляционной инстанции, отношения с ФИО4 ФИО30 ФИО3 были прерваны по его инициативе, когда ему стало известно о беременности истца. После этого супруги более не общались и не встречались, о судьбе супруга (отца ребенка) истцу ничего неизвестно.

Учитывая, что ребенок истца родился в городе Челябинске, после его рождения Де Силва О.Ю. с территории Российской Федерации не выезжала, о чем свидетельствует представленный ею заграничный паспорт (л.д. 1-12, том 2), отцом ее ребенка является иностранный гражданин ФИО4 ФИО32 ФИО3, который по месту ее жительства в Российской Федерации никогда зарегистрирован не был, судебная коллегия приходит к выводу о том, что истец является единственным лицом, фактически осуществляющим родительские обязанности по воспитанию и развитию своего ребенка в соответствии с семейным и иным законодательством, то есть воспитывает его без отца. При этом местом нахождения отца ребенка она не располагает. Алиментные обязательства ФИО4 ФИО33 ФИО3 не исполняет, учитывая, что он возможно проживает на территории "данные изъяты", исполнение решения суда Российской Федерации по семейным делам на территории указанного государства практически невозможно, так как двусторонние договоры с Российской Федерацией "данные изъяты" заключила только в части правовой помощи по уголовным делам.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что на истца не распространяются гарантии, установленные статьей 261 Трудового кодекса Российской Федерации, является неверным, основанным на неправильной оценке представленных доказательств.

Судебная коллегия также не может согласиться с выводом суда о том, что у истца отсутствует преимущественное право оставления на работе, так как она имеет низкую производительность труда по сравнению с иными кредитными инспекторами ФИО16 и ФИО15

Так, свое решение о том, что кандидатом на сокращение является сотрудник Де Силва О.Ю, комиссия работодателя мотивировала тем, что ФИО17 имеет оценку А за результативность и практически все оценки В за ценности, за исключением одного квартала (3 квартал 2018 года). ФИО15 имеет оценки В за результативность и одну оценку В за ценности. При этом Де Силва О.Ю, не имеет ни одной оценки А за результативность, оценки за ценности в 2018 году - на уровне С, в первом квартале 2019 года - оценка С за результативность и Д - за проявление при достижении результата корпоративных ценностей - она менее ориентирована на достижение общекомандного результата, тяжело принимает изменения и инновации (л.д. 38-39, том 2).

Как следует из приложений N 1 и N 2 к протоколу заседания комиссии, ФИО17 имеет высшее образование по специальности "Финансы и кредит", по квалификации "экономист", стаж работы в системе СБ РФ 14 лет 3 месяца 13 дней, семейное положение - не замужем; Де Силва О.Ю. имеет среднее профессиональное образование и высшее образование по специальности "Учет в кредитных учреждения", "Финансы и кредит", квалификация "бухгалтер, экономист", стаж работы в системе СБ РФ 21 год 8 месяцев 28 дней, семейное положение - замужем, имеет сына ДД.ММ.ГГГГ года рождения; ФИО15 имеет высшее образования по специальности "Юриспруденция", квалификация "Юрист", стаж в системе СБ РФ 6 лет 6 месяцев 28 дней, не замужем (л.д. 40, том 1). В приложении 2 указаны показатели производительности труда за 4 квартал 2018 года и 1 квартал 2019 года, согласно которым показатель "Количество пакетов подготовленной кредитно-обеспечительной документации по новым сделкам" за один рабочий день составляет у Де Силва О.Ю. 1, 43 в 4 квартале 2018 года, 1, 15 - в 1 квартале 2019 года; у ФИО17 - 1, 62 и 1, 39 соответственно; у ФИО15 - 1, 69 и 1, 34 соответственно. Далее в приложении содержатся сведения об отсутствии дисциплинарных взысканий и поощрений у всех претендентов на увольнение, показатели премирования (оценки по пятибалльной шкале в буквенном обозначении А, В, С, Д, Е, где наивысший балл - А), краткая характеристика сотрудника. При этом по показателям премирования за 2018 год они являются равными у Де Силва О.Ю. и ФИО15 - ВС, у ФИО17 - показатель премирования выше - ВВ; за 1 квартал 2019 года низший показатель у Де Силва О.Ю. - СД (л.д. 41, том 2).

Согласно представленной выписке из Методики оценки личной эффективности работников ПАО Сбербанк России по системе 5+ от ДД.ММ.ГГГГ N (л.д. 98, том 2) в рамках системы "5+" личная эффективность работника оценивается по следующим элементам: "личная результативность" - оценивает производительность труда работника, качество и полноту выполнения поставленных перед работником целей и задач; "оценка по ценностным компетенциям" - оценивает проявление ценностных компетенций работника, обозначенных в Модели компетенций, основывается на оценке по корпоративным ценностям "я - лидер", "мы - команда", "все - для клиента".

Из анализа сравнительных характеристик сотрудников - кандидатов на оставление на работе по преимущественному праву с учетом представленной выписки из Методики оценки личной эффективности работников ПАО Сбербанк России по системе 5+ производительность труда кандидатов за 2018 год была равной, оценена работодателем как "В" - стабильно превосходит ожидания. За 1 квартал 2019 года по производительности труда Де Сильва О.Ю. оценена на "С" - стабильно соответствует ожиданиям, остальные кандидаты на "В" - стабильно превосходят ожидания. Остальные оценки относятся к деловым качествам работника, а не к его производительности.

Учитывая, что ответчиком за основу при определении производительности труда был взят для анализа только 1 квартал 2019 года, что является недостаточным, остальные характеристики деятельности кандидатов на увольнение к производительности труда не относятся, квалификация истца, которая имеет высшее профильное образование и значительный стаж в системе ПАО Сбербанк России, больший чем у иных кандидатов, наличие у нее на иждивении малолетнего сына предоставляли ей преимущественное право на оставление на работе в силу требований статьи 178 Трудового кодекса Российской Федерации.

Доводы ответчика о наличии в действиях истца злоупотребления правом, которое выразилось в том, что на момент увольнения она не считала себя матерью, одиноко воспитывающей ребенка, согласилась на расторжение трудового договора до истечения двухмесячного срока, отказалась от предложенных вакансий, судебная коллегия не может признать обоснованными.

Как указала истец в тексте своего искового заявления, в апелляционной жалобе, в пояснениях суду первой инстанции, она добросовестно заблуждалась в своих правах, не имея юридического образования, обращалась за консультацией к юристам банка, которые заверяли ее в том, что к матерям-одиночкам она не относится. Она действительно согласилась на увольнение ДД.ММ.ГГГГ, так как полагала, что наличие у нее квалификации и опыта работы позволят найти ей высокооплачиваемую работу, чего сделать не удалось.

Ссылки ответчика на то, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 28 постановления "О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних" указал случаи, когда возможно признание матери, одиноко воспитывающей ребенка при наличии в актовой записи отца (когда отец ребенка умер, лишен родительских прав, ограничен в родительских правах, признан безвестно отсутствующим, недееспособным (ограниченно дееспособным), по состоянию здоровья не может лично воспитывать и содержать ребенка, отбывает наказание в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов), к которым рассматриваемая с Де Силва О.Ю. ситуация не относится, также не могут быть приняты во внимание, так как эти случаи, приведенные Верховным Судом Российской Федерации для примера, исчерпывающими не являются.

Нельзя признать обоснованным и вывод суда о пропуске истцом срока обращения в суд, установленного частью первой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

Так, согласно части первой указанной статьи работник имеет право по спорам об увольнении обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Истец обратилась в суд 29 июля 2019 года, то есть с пропуском указанного срока. Однако она ходатайствовала о восстановлении пропущенного срока, воспользовавшись правом, предоставленным ей частью четвертой статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

В обоснование своего ходатайства она указала на получение неквалифицированной юридической консультации от ООО "Единый юридический центр", которое ввело ее в заблуждение относительно срока обращения в суд. В обоснование этому ею были представлены претензия на имя ООО "Единый юридический центр" от 26 августа 2019 года и ответ указанной организации, признавшей оказание услуги ненадлежащего качества и готовой вернуть оплаченное вознаграждение (л.д. 90-91, том 2).

Суд первой инстанции указал, что истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о наличии обстоятельств, объективно препятствующих своевременному обращению в суд, поскольку в период с 09 мая 2019 года по 02 июня 2019 года истец имела возможность обратиться за квалифицированной юридической помощью, уточнить вопрос о сроке обращения в суд, порядке его исчисления, должна была знать положения статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации, который опубликован для всеобщего сведения.

Вместе с тем суд не учел, что истец не имеет юридического образования, по этой причине и обратилась за юридической помощью, о том, что в ООО "Единый юридический центр" она может получить неквалифицированную помощь, она не догадывалась.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что пропущенный истцом срок обращения в суд подлежал восстановлению.

В связи с тем, что ответчиком не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о соблюдении требований трудового законодательства при принятии решения об увольнении Де Силва О.Ю. по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, вывод суда первой инстанции об обратном нельзя признать законным и обоснованным, поэтому судебное решение об отказе в удовлетворении исковых требований Де Силва О.Ю. подлежит отмене.

В соответствии с частями первой и второй статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор. Орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

В своем расчете истец исчислила средний дневной заработок в размере 3 090 руб. 07 коп. (л.д. 271, том 1), использовав для расчета сведения, содержащиеся в справке о ее доходах, полученных от ответчика, по форме 2-НДФЛ.

Вместе с тем с указанным расчетом судебная коллегия согласиться не может, так как он не соответствует требованиям статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы".

В соответствии с представленной ответчиком справкой о размере среднего дневного заработка истца его величина составляет 2 988 руб. 98 коп, который судебной коллегией признается верным.

Тогда за 160 рабочих дней вынужденного прогула за период с 9 мая 2019 года по 24 декабря 2019 года утраченный заработок составит 478 236 руб. 80 коп. Вместе с тем истцом при увольнении было получено от ответчика выходное пособие, дополнительная компенсация за расторжение трудового договора ранее двухмесячного срока со дня уведомления о предстоящем увольнении, за ней был сохранен средний заработок на период трудоустройства за второй и третий месяцы на общую сумму 289 931 руб. 06 коп, на которые и подлежит уменьшению определенный судом апелляционной инстанции средний заработок за время вынужденного прогула. Тогда ко взысканию в пользу Де Силва О.Ю. подлежит 188 305 руб. 74 коп.

В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом (часть 9 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации).

В пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Вопросам применения законодательства о компенсации морального вреда посвящено и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10, где в пункте 8 исходя из анализа законодательства разъяснено, что размер компенсации морального вреда зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. При этом степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Учитывая нарушение права истца на труд, длительность нарушения такого права, степень вины работодателя, принцип разумности и справедливости, судебная коллегия приходит к выводу о том, что в пользу истца с ответчика следует взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб.

На основании статьи 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с учетом статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с ответчика подлежит взысканию государственная пошлина в доход местного бюджета в размере 5 266 руб. 11 коп, исходя из следующего расчета: 3200 + ((188305, 74 - 100000) * 2) / 100 + 300, где 300 руб. - государственная пошлина за требование неимущественного характера.

Таким образом, в целях исправления судебной ошибки, допущенной судом первой инстанции, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене с принятием нового решения о частичном удовлетворении исковых требований Де Силва О.Ю.

Довод прокурора, изложенный в его апелляционном представлении относительно наличия у истца преимущественного права оставления на работе с учетом установленного факта одинокого воспитания ребенка, является также обоснованным. Вместе с тем прокурор просил изменить решение суда первой инстанции и ограничиться исключением вывода суда об обратном из мотивировочной части судебного решения, соглашаясь с выводом суда о пропуске истцом срока обращения в суд и отсутствии уважительных причин для его восстановления, с чем согласиться судебная коллегия не может. Поэтому апелляционное представление в части лишь исключения из решения суда вывода об отсутствии у Де Сильва О.Ю. преимущественного права на оставление на работе удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Курчатовского районного суда города Челябинска от 27 сентября 2019 года отменить.

Принять новое решение.

Исковые требования Де Силва Оксаны Юрьевны удовлетворить.

Признать незаконным приказ Публичного акционерного общества "Сбербанк России" от ДД.ММ.ГГГГ N-к о прекращении трудового договора с работником Де Силва Оксаной Юрьевной.

Восстановить Де Силва Оксану Юрьевну на работе "данные изъяты" Управления продаж малому бизнесу Челябинского отделения N Уральского банка ПАО "Сбербанк России" с 09 мая 2019 года.

Взыскать с ПАО "Сбербанк России" в пользу Де Силва Оксаны Юрьевны в счет заработной платы за время вынужденного прогула 188 305 руб. 74 коп, в счет денежной компенсации морального вреда 5 000 руб.

Взыскать с ПАО "Сбербанк России" в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 5 266 руб. 11 коп.

Определение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

В остальной части апелляционное представление прокурора Курчатовского района города Челябинска оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.