Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 02 декабря 2019 г. по делу N 33-50952/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Гербекова Б.И.

судей Курочкиной О.А. и Кнышевой Т.В, при секретаре (помощнике) Клюбченко-КудриковоЙ Ю.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Кнышевой Т.В.

гражданское дело N 2-40/2019 по апелляционным жалобам представителя ООО "ЮБК" по доверенности Тишина П.Ю. и генерального директора ООО "ЮБК" Тимченко И.В. на решение Тверского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2019 г, которым постановлено:

исковые требования Конновой А.М. к ООО "ЮБК" о взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда и штрафа удовлетворить частично; взыскать с ООО "ЮБК" в пользу Конновой А.М. уплаченную за товар денежную сумму в размере 2550560 руб, уплаченную за работу денежную сумму в размере 624 887 руб. 20 коп, неустойку за нарушение срока возврата уплаченной за товар денежной суммы с 06.02.2018 г. по день фактического возврата денежных средств в размере 25 505 руб. 60 коп. за один день просрочки, неустойку за нарушение срока выполнения работ в размере 892 696 руб, компенсацию морального вреда в сумме 5 000 руб, штраф за несоблюдение в добровольно порядке удовлетворения требований в размере 2 036 571, 60 руб, государственную пошлину в размере 15 590 руб. 72 коп.; в остальной части иска отказать, УСТАНОВИЛА

Коннова А.М. обратилась в суд с исковым заявлением к ООО "ЮБК" о взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда и штрафа, ссылалась на то, что 30.03.2017 г..она и ответчик заключили договор N *** купли-продажи изделий и их монтажа. Согласно п. 1.1 договора и Приложения N 1 к договору исполнитель обязался поставить самостоятельно или с привлечением третьих лиц и произвести монтаж, а заказчик обязался принять и оплатить следующие конструкции и их монтаж: металлоконструктив - каркас, стоимостью 187 000 руб, статичное теплое остекление (стеклопакет толщиной 34 мм, алюминиевый профиль с терморазрывом) - стоимостью 904750 руб, стеклянная крыша теплая (стеклопакет толщиной 34 мм, алюминиевый профиль с терморазрывом) - стоимостью 537 960 руб, система F4 Thermo (стеклопакет толщиной 34 мм, алюминиевый профиль с терморазрывом) - стоимостью 920 850 руб. В соответствии с п. 2.1 договора общая стоимость составляет 3 443 256 рублей, из которых стоимость вышеуказанных изделий (конструкций) - 2 550 560 руб, а монтажные работы - 892 696 руб. Согласно п. 2.2 договора при заключении договора заказчик в течение 2 банковских дней вносит платёж в размере 100% от общей стоимости изделия, т.е. 2550560 руб. 00 коп. За три банковских дня до планируемой поставки исполнителем изделий на место монтажа, исполнитель выставляет счет заказчику на 70% от общей стоимости монтажа, а именно, 624 887 руб. 20 коп, заказчик в течение двух банковских дней вносит платеж по выставленному счету. Монтажные работы осуществляются только после поступления на расчетный счет денежных средств. После завершения монтажа и подписания акта сдачи-приемки выполненных работ, заказчик в течение двух банковских дней вносит платеж в размере 267 808, 80 руб. На основании п. 3.2 договора срок исполнения работ, предусмотренных п. 1.1 договора, составляет 80 рабочих дней от даты внесения платежа заказчиком согласно п. 2.2 договора и окончательного утверждения проектных чертежей сторонами.

Исполнитель имеет право выполнить работу досрочно по соглашению с заказчиком. С вои обязательства она (истец) исполнила в полном объеме, в то время как ответчик в полном объеме в установленный договором срок свои обязательства не исполнил, выполненные работы не соответствуют условиям договора и требованиям качества. Учитывая эти обстоятельства, просила взыскать с ответчика стоимость товара в размере 2550560 руб, стоимость работ в размере 624 887, 20 руб, неустойку за нарушение срока возврата уплаченной за товар суммы в с 06.02.2018 г..по день фактического исполнения обязательства в размере 25 505, 60 руб, неустойку за нарушение срока выполнения работ размере 892696 руб, компенсацию морального вреда 50 000 руб, штраф в размере 50% от взысканной суммы, а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 15 590, 72 руб.

Представители Конновой А.М. по доверенности Басов А.В. и Ахматова Н.Ю. в судебном заседании исковые требования поддержали, просили их удовлетворить.

Представитель ответчика ООО "ЮБК" в суд не явился, извещен надлежащим образом.

Суд постановилвышеприведенное решение, об отмене которого просят представитель ООО "ЮБК" по доверенности Тишин П.Ю. и генеральный директор ООО "ЮБК" Тимченко И.В. по доводам апелляционных жалоб, а именно по тем основаниям, что судом были нарушены нормы материального и процессуального права, дана неправильная оценка представленным доказательствам.

Представители Конновой А.М. по доверенности Щербинин Р.А. и Басов А.В. на заседание судебной коллегии явились, доводы апелляционных жалоб не признали, решения суда считали законным и просили его оставить без изменения.

На заседание судебной коллегии Коннова А.М, представитель ООО "ЮБК" не явились, извещены надлежащим образом, в связи с чем, судебная коллегия, руководствуясь положениями ст. 167 ГПК РФ, полагала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

При этом судебная коллегия учитывает разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в п.п. 63-68 постановления от 23 июня 2015 г. "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которым юридически значимое сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (пункт 1 статьи 165.1 ГК РФ). Например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем, она была возвращена по истечении срока хранения. Статья 165.1 ГК РФ подлежит применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное.

Судебная коллегия, заслушав объяснения представителей Конновой А.М. по доверенности Щербинина Р.А. и Басова А.В, обсудив доводы апелляционных жалоб, исследовав материалы дела, не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб и отмены решения суда, постановленного в соответствии с установленными обстоятельствами и требованием закона.

Согласно ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Рассматривая дело, суд проверил доводы истца, положенные в обоснование заявленных требований, возражения ответчика, правильно определилобстоятельства, имеющие значение для дела, и в соответствии с требованиями закона, регулирующего данные правоотношения, обоснованно удовлетворил исковые требования Коновой А.М. частично.

Этот вывод обоснован, подтвержден имеющимися в деле доказательствами, приведёнными в решении, и оснований для признания его неправильным судебная коллегия не находит.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 30.03.2017 г. между Конновой А.М. (заказчик) и ООО "ЮБК" (исполнитель) заключен договор N *** купли-продажи изделий и их монтажа.

Согласно п. 1.1 упомянутого договора и Приложения N 1 к нему исполнитель обязался поставить самостоятельно или с привлечением третьих лиц и произвести монтаж, а заказчик обязался принять и оплатить следующие конструкции и их монтаж: металлоконструктив - каркас стоимостью 187 000 руб, статичное теплое остекление (стеклопакет толщиной 34 мм, алюминиевый профиль с терморазрывом) - стоимостью 904 750 руб, стеклянная крыша теплая (стеклопакет толщиной 34 мм, алюминиевый профиль с терморазрывом) - стоимостью 537 960 руб, система F4 Thermo (стеклопакет толщиной 34 мм, алюминиевый профиль с терморазрывом) - стоимостью 920 850 руб.

В соответствии с п. 2.1 договора его общая стоимость составляет 3443256 рублей, из которых стоимость вышеуказанных изделий (конструкций) - 2 550 560 рублей, а монтажные работы - 892 696 рублей.

Согласно пункту 2.2 договора при заключении договора заказчик в течение 2 банковских дней вносит платёж в размере 100% от общей стоимости изделия, т.е. 2 550 560 рублей. За три банковских дня до планируемой поставки исполнителем изделий на место монтажа, исполнитель выставляет счет заказчику на 70% от общей стоимости монтажа, а именно, 624887 руб. 20 коп. Заказчик в течение двух банковских дней вносит платеж по выставленному счету. Монтажные работы осуществляются только после поступления на расчетный счет денежных средств.

После завершения монтажа и подписания акта сдачи-приемки выполненных работ, заказчик в течение двух банковских дней вносит платеж в размере 267 808, 80 руб.

На основании п. 3.2 договора срок исполнения работ, предусмотренных пунктом 1.1 договора, составляет 80 рабочих дней от даты внесения платежа заказчиком согласно п. 2.2 договора и окончательного утверждения проектных чертежей сторонами, исполнитель имеет право выполнить работу досрочно по соглашению с заказчиком.

Судом установлено, что 08.04.2017 г. Коннова А.М. совершила платеж в сумме 2 550 560 рублей безналичным переводом на счет ответчика.

28.04.2017 г. ответчиком по электронной почте направлен истцу чертеж металлоконструкций, которые 03.05.2017 г. были согласованы истцом.

До 08.06.2017 г. во исполнение п. 5.2.6 договора Коннова А.М. подготовила на объекте площадку для установки исполнителем изделий (конструкций) в соответствии с требованиями исполнителя: произведен монтаж радиаторов, гидроизолирована терраса, уложена на пол плитка. На указанные работы заказчиком было потрачено 800000 рублей, что подтверждается чеками и расписками строительной компании.

08.06.2017 г. представитель ООО "ЮБК" по электронной почте проинформировал истца, что 09.06.2017 г. на объект планируется доставка металлоконструкции, начало ее монтажа запланирована на 13.06.2017 г, а окончание монтажа на 14.06.2017 г, однако, металлоконструкции ответчик доставил лишь 20.06.2017 г, и к их монтажу не приступил.

В конце июня 2017 года сотрудниками ответчика была собрана металлоконструкция, которая без обеспечения временного остекления, была оставлена на объекте.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 15.12.2017 г. ООО "Эксплуатирующая компания "Довиль" было предъявлено Коновой А.М. (потребителю) предписание об устранении выявленных нарушений (исх. N ***), в котором указывалось, что материалы, предназначенные для выполнения работ исполнителем, а также сами работы, не соответствуют обязательным требованиям (ГОСТам и СНИПам), также потребителю были установлены сроки для устранения нарушений и указаны возможные санкции в виде привлечения Конновой А.М. к административной ответственности.

25.12.2017 г, в силу того, что ООО "ЮБК" в установленные сроки требования заказчика не исполнило, работы на объекте не завершило, Конновой А.М. был направлен в адрес исполнителя односторонний отказ от исполнения договора.

26.01.2018 г. Коновой А.М. была направлена ответчику претензия с требованием выплатить уплаченную за товар ненадлежащего качества денежную сумму в размере 2560560 рублей, уплаченную за работы денежную сумму в размере 892 696 рублей, а также неустойку в размере 892 696 рублей, моральный вред в размере 50 000 рублей.

Данные требования истца были оставлены исполнителем без ответа.

Для проверки доводов о надлежащем выполнении работ судом в установленном законом порядке на основании определения по ходатайству представителя ответчика была назначена судебная строительно-техническая экспертиза, проведение которой было поручено АНО Экспертно-правовой центр "Топ Эксперт".

Согласно экспертному заключению N *** в ходе проведения исследования экспертом установлено, что конструкция, смонтированная по договору N *** купли-продажи изделий и их монтажа от 30.03.2017 г, имеет существенные недостатки и нарушает требования следующей нормативно-технической документации.

Согласно проведенному исследованию и укрупненному расчету фактическая стоимость выполненных по состоянию на 10 ноября 2017 г. работ и материалов по договору N *** купли-продажи изделий и их монтажа от 30.03.2017 составляет 1 513 571, 00 руб.

Учитывая, что в настоящее время сама конструкция, возведенная ответчиком ООО "ЮБК", полностью демонтирована, что не позволяет произвести обмеры элементов конструкции, и отсутствие таковых в материалах дела, эксперту не представилось возможным произвести расчет стоимости устранения выявленных дефектов выполненных работ по договору N *** купли-продажи изделий и их монтажа от 30.03.2017 г.

Учитывая трудовые затраты на монтаж подобных светопрозрачных конструкций, указанные в типовых технологических картах, эксперт счел, что техническая возможность выполнения монтажных работ в установленные сторонами сроки по договору N *** купли-продажи изделий и их монтажа от 30.03.2017 г. присутствовала, но учитывая отсутствие надлежащего контроля за выполнением работ, отсутствие проекта и другой исполнительной документации, качественно выполнить работы не представилось возможным.

Дав оценку вышеуказанному заключению эксперт изы, суд обоснованно пришел к выводу о том, что данное заключение полно, научно обоснованно, удовлетворяет требованиям ст.ст. 59, 60 ГПК РФ о допустимости и относимости доказательств, составлено специализированной организацией на основании определения суда о назначении судебной строительно-технической экспертизы, экспертиза проведена экспертом, обладающим достаточной квалификацией и необходимыми познаниями в данной области, имеющим достаточный стаж работы, а само з аключение содержит необходимые выводы, ссылки на методическую литературу, использованную при производстве экспертизы, эксперту разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 85 ГПК РФ, они также предупреждены об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ.

При рассмотрении дела ответчиком не представлены доказательства, свидетельствующие об исполнении обязательств по договору, а также доказательства, опровергающие доводы истца, в связи с чем, дело рассмотрено судом по имеющимся доказательствам в соответствии с ч. 2 ст. 150 ГПК РФ.

Оценив представленные доказательства в их совокупности по правилам ст.ст. 12, 56, 67 ГПК РФ, суд пришел к обоснованному выводу, что ответчиком существенно нарушены сроки выполнения работ, в связи с чем, требования истца заявлены обоснованно.

Установив при рассмотрении дела, что согласно заключению эксперта АНО Экспертно-правовой центр "Топ Эксперт" конструкции (изделия) строительным нормам и правилам не соответствуют, и, учитывая требования ст.18, абз. 6 п. 1 ст. 28, абз.7 п. 1 ст. 29 Закона РФ "О защите прав потребителей", суд правильно пришел к выводу об обоснованности требований Конновой А.М. о возврате уплаченной за товар ненадлежащего качества денежной суммы в размере 2550560 руб. 00 коп, а также о возврате уплаченной за работу денежной суммы в размере 624887 руб. 20 коп, и взыскал вышеуказанные денежные средства с ответчика.

Соответствует установленным по делу обстоятельствам и требованию закона и решения суда в части взыскании неустойки.

В соответствии со ст. 22 Закона РФ "О защите прав потребителей" требования потребителя о возврате уплаченной за товар денежной суммы вследствие продажи товара ненадлежащего качества либо предоставления ненадлежащей информации о товаре, подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования.

Согласно п. 1 ст. 23 упомянутого закона за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 настоящего закона сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Пленум Верховного Суда РФ в п.п. 65, 66 постановления от 24.03.2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" разъяснил, что по смыслу статьи 330 ГК РФ, истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ). Законом или договором может быть установлен более короткий срок для начисления неустойки, либо ее сумма может быть ограниченна; присуждая неустойку, суд по требованию истца в резолютивной части решения указывает сумму неустойки, исчисленную на дату вынесения решения и подлежащую взысканию, а также то, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства; в случае отказа потребителя от исполнения договора купли-продажи ввиду обнаружения недостатков в переданном по договору товаре обязательство продавца по уплате неустойки сохраняется до момента возврата продавцом уплаченной за товар суммы.

Как следует из материалов дела и установлено судом, требование о возврате уплаченной денежной суммы за товар ненадлежащего качества было предъявлено истцом 26.01.2018 г.

Учитывая вышеуказанные требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно пришел к выводу о том, что ввиду неудовлетворения в добровольном порядке требований потребителя о возврате денежных средств за товар ненадлежащего качества, с ответчика в пользу истца подлежит неустойка начиная с 06.02.2018 г. по день фактического исполнения обязательства из расчета 25505, 60 руб. за один день просрочки.

Определяя размер неустойки за нарушение предусмотренного в п. 3.2 договора срока исполнения работ по вине исполнителя, подлежащей взысканию с ответчика, суд, проанализировав содержания п. 7.2. договора N ***, в соответствии с которым за нарушение предусмотренного в п. 3.2 договора срока исполнения работ по вине исполнителя, последний уплачивает заказчику пеню в размере 0, 1 % от суммы оплаты договора за каждый рабочий день задержки, но не более 10 % от суммы общей стоимости договора, учитывая требования ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей", пришел к выводу о том, что указанный пункт договора N *** противоречит п.5 ст. 28 закона о защите прав потребителей и ухудшает положение потребителя и является недействительным.

Ввиду того, что в претензии от 06.10.2017 г. заказчик установилновый срок работ до 15.10.2017 г, по состоянию на 12.02.2018 г. исполнитель просрочил исполнение обязательств на 119 дней, то суд также пришел к выводу о взыскании неустойки, исходя из расчета 892 696 руб. (цена работ) * 3% * 119 дней = 3186924, 72 руб, однако, ограничил ее стоимостью работ в размере 892 696 руб, как того требует закон.

Установив факт нарушения прав истца как потребителя, суд на основании ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей", поскольку ответчик не выполнил взятые на себя обязательства, принимая во внимание характер нарушений прав потребителя, учитывая требования разумности, справедливости и конкретные обстоятельства дела, правомерно взыскал с ответчика компенсацию морального вреда в размере 5000 руб.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" и принимая во внимание разъяснения, содержащиеся п.46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", суд правильно взыскал с ООО "ЮБК" в пользу истца штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 2036571, 60 руб.

В соответствии со ст.98 ГПК РФ суд взыскал с ответчика в пользу истца расходы по оплате государственной пошлины сумме 15 590, 72 руб.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд рассмотрел дело в отсутствие ответчика, чем лишил его возможности реализовать процессуальные права, необоснованны.

В силу ч. 1 ст. 165.1 ГК РФ, заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Пленум Верховного Суда РФ в п.п. 63, 67 постановления от 23.06.2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснил, что по смыслу п. 1 ст. 165.1 ГК РФ юридически значимое сообщение, адресованное гражданину, должно быть направлено по адресу его регистрации по месту жительства или пребывания либо по адресу, который гражданин указал сам (например, в тексте договора), либо его представителю (пункт 1 статьи 165.1 ГК РФ). При этом необходимо учитывать, что гражданин, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо несут риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресам, перечисленным в абзацах первом и втором настоящего пункта, а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий (пункт 1 статьи 20 ГК РФ). Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не проживает (не находится) по указанному адресу. Юридически значимое сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (пункт 1 статьи 165.1 ГК РФ). Например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем, она была возвращена по истечении срока хранения.

Статья 165.1 ГК РФ подлежит применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное (п. 68 Пленума).

Таким образом, отправленное судом и поступившее в адрес ответчика извещение о рассмотрении настоящего дела считается доставленным ответчику по надлежащему адресу, в связи с чем, риск последствий неполучения юридически значимого сообщения несет сам ответчик.

Как следует из материалов дела, 18.04.2019 г. менеджер Демченко получил телеграмму о судебном заседании на 24.04.2019 г. (т.2 л.д.190), направленная по юридическому адресу телеграмма не была вручена, поскольку юридический адрес зарегистрирован, но место нахождения организации не известно (т. 2 л.д. 189). Ранее представитель ответчика принимал активное участие в разбирательстве.

С учетом изложенных обстоятельств, когда суд первой инстанции, предпринявший исчерпывающие меры для извещения ответчика, правомерно рассмотрел дело без участия ответчика, который имел возможность принять участие в разбирательстве и заявить свои возражения, в том числе в отношении заключения экспертизы.

В силу п. 2 ст. 12 ГПК РФ, суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Таким образом, суд первой инстанции лишь создает условия для реализации сторонами их процессуальных прав и обязанностей, а мнение подателя жалобы, что суд должен был занять более активную позицию и фактически подменить собой сторону ответчика противоречит принципам гражданского процессуального законодательства. Судебная коллегия не может принять доводы о том, что суд нарушил принцип равноправия, отдал предпочтение истцу, не смотря на то, что, по мнению ответчика, имеет место злоупотребление правом с ее стороны, поскольку они объективно ничем не подтверждены. То обстоятельство, что суд разрешилдело в пользу истца, а не ответчика, о подобных фактах не свидетельствует, иная точка зрения ответчика на то, как должно быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены состоявшегося по настоящему делу решения.

Доводы апелляционной жалобы фактически выражают несогласие с выводами суда, однако, по существу их не опровергают, оснований к отмене решения не содержат, иная точка зрения на то, как должно быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены состоявшегося по настоящему делу решения. Доводы апелляционной жалобы не содержат данных, которые не были бы проверены судом первой инстанции при рассмотрении дела, но имели бы существенно значение для его разрешения или сведений, опровергающих выводы решения суда, в связи с чем, оснований для отмены решения суда по доводам жалобы не имеется.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены правильно, всем представленным доказательствам суд дал надлежащую правовую оценку в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, оснований для признания ее неправильной судебная коллегия не находит.

Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, судом не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Тверского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2019 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы представителя ООО "ЮБК" по доверенности Тишина П.Ю. и генерального директора ООО "ЮБК" Тимченко И.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.