• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Решение Московского городского суда от 22 января 2020 г. по делу N 7-0557/2020

 

Судья Московского городского суда Сумина Л.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Лукашевича В.П. на постановление судьи Никулинского районного суда города Москвы от 05 августа 2019 года, которым Лукашевич В.П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 15 000 рублей, установил:

29 июля 2019 года должностным лицом ГИАЗ ОМВД России по району "Тропарево-Никулино" г.Москвы в отношении Лукашевича В.П. с оставлен протокол об административном правонарушении по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ.

Данный протокол об административном правонарушении с иными материалами на рассмотрение по подведомственности передан в Никулинский районный суд города Москвы, судьей которого 05 августа 2019 года вынесено приведенное выше постановление.

В настоящее время в Московский городской суд указанное постановление обжалует Лукашевич В.П. по доводам поданной жалобы, согласно которым, вина заявителя во вмененном ему административном правонарушении не доказана, состав указанного правонарушения в его действиях отсутствует, каких-либо противоправных действий он не совершал, общественный порядок не нарушал, в публичном мероприятии не участвовал; правовых оснований для применение мер обеспечения производства по делу не имелось; задержание заявителя на длительный срок является незаконным и необоснованным; судом первой инстанции необоснованно отказано в удовлетворении заявленного ходатайства о приобщении к материалам дела видеозаписи задержания заявителя; отсутствие в суде первой инстанции стороны государственного обвинителя нарушило право заявителя на справедливый состязательный процесс; дело подлежало рассмотрению с учетом положений ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая распространяется на сферу административной ответственности; нарушено правило о территориальной подсудности рассмотрения настоящего дела; назначено чрезмерно суровое административное наказание, без учета того, что к административной ответственности заявитель привлекается впервые, отсутствуют постоянная работа, обстоятельства, отягчающие административную ответственность, негативные последствия вменяемых заявителю действий.

В судебном заседании Московского городского суда Лукашевич В.П. и его защитник Чащилова М.В, допущенная к участию в деле на основании письменного ходатайства, в полном объеме поддержали доводы указанной жалобы, просили их удовлетворить.

Проверив материалы дела, изучив доводы поданной жалобы, выслушав объяснения стороны защиты, прихожу к следующему.

Статьей 31 Конституции Российской Федерации предусмотрено право граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

Статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, наряду с провозглашением права каждого свободно выражать свое мнение, исходит из того, что осуществление такой свободы налагает обязанности и ответственность и может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены в законе и необходимы в демократическом обществе в целях охраны здоровья и нравственности.

Исходя из провозглашенной в преамбуле Конституции Российской Федерации цели утверждения гражданского мира и согласия и учитывая, что в силу своей природы публичные мероприятия (собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование) могут затрагивать права и законные интересы широкого круга лиц - как участников публичных мероприятий, так и лиц, в них непосредственно не участвующих, - государственная защита гарантируется только праву на проведение мирных публичных мероприятий, которое, тем не менее, может быть ограничено федеральным законом в соответствии с критериями, предопределяемыми требованиями ст.ст. 17, 19, 55 Конституции Российской Федерации, на основе принципа юридического равенства и вытекающего из него принципа соразмерности, то есть в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Такой подход согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права, в том числе закрепленными во Всеобщей декларации прав человека, согласно п. 1 ст. 20 которой каждый человек имеет право на свободу мирных собраний, и в Международном пакте о гражданских и политических правах, ст. 21 которого, признавая право на мирные собрания, допускает введение обоснованных ограничений данного права, налагаемых в соответствии с законом и необходимых в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц.

Порядок организации и проведения публичных мероприятий определен Федеральным законом от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", которым в рамках организации публичного мероприятия предусмотрен ряд процедур, направленных на обеспечение мирного и безопасного характера публичного мероприятия, согласующегося с правами и интересами лиц, не принимающих в нем участия, и позволяющих избежать возможных нарушений общественного порядка и безопасности, на что указано в ст. 4 данного Закона.

К таким процедурам относится уведомление о проведении публичного мероприятия, которое в силу п. 1 ч. 4 ст. 5 того же Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ организатор публичного мероприятия обязан подать в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления не ранее 15 и не позднее 10 дней до дня проведения публичного мероприятия (ч. 1 ст. 7), а также не позднее, чем за три дня до дня проведения публичного мероприятия (за исключением собрания и пикетирования, проводимого одним участником) информировать соответствующий орган публичной власти в письменной форме о принятии (непринятии) его предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия, указанных в уведомлении о проведении публичного мероприятия (п. п. 1. и 2 ст. 5).

В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 19 июня 2004 года N54-ФЗ, уведомление о проведении публичного мероприятия - документ, посредством которого органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органу местного самоуправления в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, сообщается информация о проведении публичного мероприятия в целях обеспечения при его проведении безопасности и правопорядка.

Частью 5 статьи 5 вышеназванного Федерального закона от 19 июня 2004 года N54-ФЗ предусмотрено, что организатор публичного мероприятия не вправе проводить его, если уведомление о проведении публичного мероприятия не было подано в срок либо если с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия.

В силу п. 2 ст. 2 Закона г. Москвы от 12 апреля 2007 года N 10 "Об обеспечении условий реализации права граждан Российской Федерации на проведение в городе Москве собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований", уведомление о проведении публичного мероприятия с заявляемым количеством участников до пяти тысяч человек подается в префектуру административного округа города Москвы, на территории которого предполагается проведение публичного мероприятия; свыше пяти тысяч человек, а также в случае, если публичное мероприятие (за исключением пикетирования) предполагается проводить на территории Центрального административного округа города Москвы либо на территории более чем одного административного округа города Москвы (независимо от количества его участников), - в Правительство Москвы.

Статьей 2 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" публичное мероприятие определено как открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция, осуществляемая по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений.

Митинг - массовое присутствие граждан в определенном месте для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем, преимущественно общественно-политического характера; собрание - совместное присутствие граждан в специально отведенном или приспособленном для этого месте для коллективного обсуждения каких-либо общественно значимых вопросов; шествие - массовое прохождение граждан по заранее определенному маршруту в целях привлечения внимания к каким-либо проблемам; уведомление - документ, посредством которого органу исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органу местного самоуправления в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, сообщается информация о проведении публичного мероприятия в целях обеспечения при его проведении безопасности и правопорядка.

Частью 3 ст. 6 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ установлено, что во время проведения публичного мероприятия его участники обязаны выполнять все законные требования организатора публичного мероприятия, уполномоченных им лиц, уполномоченного представителя органа исполнительной власти субъекта РФ или органа местного самоуправления и сотрудников органов внутренних дел; соблюдать общественный порядок и регламент проведения публичного мероприятия; соблюдать требования по обеспечению транспортной безопасности и безопасности дорожного движения, предусмотренные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, если публичное мероприятие проводится с использованием транспортных средств.

Исходя из ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, административным правонарушением признается нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных ч. 6 настоящей статьи, предусматривающей административную ответственность за те же действия, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если они не содержат уголовно наказуемого деяния.

Как следует из материалов настоящего дела, в период времени с 14.00 час. до 21.00 час. 27 июля 2019 года по адресу: ***, у здания Правительства Москвы, Лукашевич В.П. в составе группы граждан в количестве около 5 000 человек принимал участие в публичном мероприятии в форме митинга, не согласованного в установленном порядке с органами исполнительной власти, выкрикивал лозунги тематического содержания, привлекая тем самым внимание граждан и средств массовой информации, на неоднократные и законные требования сотрудников полиции прекратить противоправные действия, а также о том, что данное мероприятие является незаконным, в том числе посредством звукоусиливающих устройств, не реагировал, в нарушение требований Федерального Закона от 19 июня 2004 года N54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" и Закона г.Москвы от 04 апреля 2007 года N10-ФЗ "Об обеспечении условий реализации права граждан Российской Федерации на проведение в г.Москве собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования", продолжал участвовать в несогласованном с органами исполнительной власти публичном мероприятии, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ.

Вопреки доводам жалобы, факт совершения Лукашевичем В.П. вмененного ему административного правонарушения, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе, рапортами полицейских 2 ОПП ГУ МВД России по г.Москве Булохова Г.В. и Романова А.А. по обстоятельствам выявления административного правонарушения в действиях заявителя; протоколом об административном задержании совершившего административное правонарушение заявителя; рапортом оперативного дежурного ОМВД России по району Тропарево-Никулино г. Москвы Шутова С.В.; копией паспорта гражданина РФ на имя Лукашевича В.П.; сведениями СПО СК: АС "Российскйи паспорт" в отношении Лукашевича В.А.; сообщением Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции г.Москвы Правительства Москвы о том, что проведение публичного мероприятия 27 июля 2019 года Лукашевича В.П. по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, в котором подробно приведено событие административного правонарушение, указаны нормы Законов, нарушение которых вменяется заявителю, при этом, права привлекаемого к административной ответственности лица соблюдены, протокол составлен в присутствии заявителя, которому разъяснены права, предусмотренные ст.51 Конституции РФ, ст.25.1 КоАП РФ, с протоколом он ознакомлен, с ним не согласился, копия его для сведения ему вручена на руки, о чем имеются его собственноручные подписи, все существенные данные, предусмотренные ст.28.2 КоАП РФ, протокол содержит.

Перечисленные доказательства составлены сотрудниками полиции в рамках выполнения ими своих служебных обязанностей, в соответствии с требованиями закона, причиной их составления послужило непосредственное выявление административного правонарушения, нарушений требований закона при их составлении не допущено, все сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в них отражены, они согласуются между собой и с фактическими данными, являются достоверными и допустимыми, отнесены ст. 26.2 КоАП РФ к числу доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Сведениями о фальсификации доказательств суд апелляционной инстанции также не располагает, вопросы о признании доказательств сфальсифицированными разрешаются в ином судебном порядке, предусмотренном УПК РФ, тогда как сведений о подаче соответствующих заявлений в порядке ст. 144 УПК РФ суду апелляционной инстанции не представлено.

Рапорты оформлены именно теми сотрудниками, которые непосредственно выявили административное правонарушение и доставили заявителя в ОМВД, в рамках их должностных обязанностей, изложенные в них фактические обстоятельства дела согласуются между собой и с событием административного правонарушения, указанным в протоколе об административном правонарушении, порядок их составления соблюден, они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам положениями ст. 26.2 КоАП РФ.

При этом, КоАП РФ не регламентирует процедуру составления рапорта сотрудником правоохранительных органов, не предусматривает обязанность предупреждения лица, его составившего, об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ, за дачу заведомо ложных показаний, он не регистрируется в книге учета сообщений о преступлении.

Кроме того, вышеперечисленные доказательства согласуются с письменными объяснениями полицейских 2 ОПП ГУ МВД России по г.Москве Булохова Г.В. и Романова А.А, из которых усматривается, что они находились при исполнении служебных обязанностей по охране общественного порядка и общественной безопасности, когда ими был выявлен Лукашевич В.П, который 27 июля 2019 года по адресу: г. ***, у здания Правительства Москвы, в составе группы граждан в количестве 5 000 человек принимал участие в публичном мероприятии в форме митинга, не согласованного в установленном порядке с органами исполнительной власти, выкрикивал лозунги тематического содержания, в том числе, "Позор!", "Горбунова в отставку!", "Нам здесь жить!" и др, привлекая тем самым внимание граждан и средств массовой информации, на неоднократные и законные требования сотрудников полиции прекратить противоправные действия, о том, что данное мероприятие является незаконным, в том числе, по звукоусиливающим устройствам, не реагировал, продолжал участвовать в несогласованном с органами исполнительной власти публичном мероприятии, отказываясь выполнять требования сотрудников правоохранительных органов, в связи с чем был доставлен в ОМВД России по району "Тропарево-Никулино" г.Москвы для дальнейшего разбирательства, оснований не доверять которым не имеется, поскольку они последовательны, непротиворечивы, ничем не опровергнуты, даны непосредственными очевидцами совершения противоправных действий заявителя в ходе участия в публичном мероприятии, не согласованном с органами исполнительной власти, предупрежденными об административной ответственности по ст.17.9 КоАП РФ, за дачу заведомо ложных показаний.

Каких-либо данных, объективно свидетельствующих о заинтересованности указанных сотрудников правоохранительных органов, составивших рапорты и давших письменные объяснения по обстоятельствам совершения заявителем административного правонарушения, в исходе рассматриваемого дела не имеется, оснований для оговора им заявителя не установлено, с ним они ранее знакомы не были, а исполнение сотрудниками полиции, являющимися должностными лицами, наделенными государственно-властными полномочиями, своих служебных обязанностей, в которые входит охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, выявление административных правонарушений, само по себе не может ставить под сомнения их действий по сбору доказательств и составлению процессуальных документов.

Положениями ч. 7 ст. 13 Федерального закона от 07 февраля 2011 года N3-ФЗ "О полиции" предусмотрено, что полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей представляется право обращаться к группам граждан, нахождение которых в общественных местах не связано с проводимыми на законных основаниях публичными и массовыми мероприятиями, с требованием разойтись или перейти в другое место, если возникшее скопление граждан создает угрозу их жизни и здоровью, жизни и здоровью других граждан, объектам собственности, нарушает работу организаций, препятствует движению транспорта и пешеходов.

В данном случае действия полицейских по прекращению вышеназванного публичного мероприятия были законными, основанными на требованиях Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", Закона г.Москвы от 04 апреля 2007 года N10-ФЗ "Об обеспечении условий реализации права граждан Российской Федерации на проведение в г.Москве собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования", Федерального закона от 07 февраля 2011 года N3-ФЗ "О полиции", с учетом того, что указанное публичное мероприятие в форме шествия в установленном законом порядке не было согласовано с органами исполнительной власти, проходило в центральной части города, в месте расположения особо значимых объектов и нахождения значительного скопления людей, обусловлены соображениями национальной безопасности и необходимостью защиты прав иных лиц.

Ввиду изложенного, подлежат отклонению как несостоятельные утверждения в жалобе о том, что вина заявителя во вмененном ему административном правонарушении не доказана, в его действиях отсутствует состав административного правонарушения по ч.5 ст. 20.2 КоАП РФ.

Установив, что Лукашевич В.П. принимал участие в публичном мероприятии в форме митинга, не согласованного с органами исполнительной власти, что недопустимо, о незаконности проведения такого публичного мероприятия он неоднократно был проинформирован сотрудниками правоохранительных органов, в том числе, посредством звукоусиливающих устройств, однако, зная о несогласованности проводимого 27 июля 2019 года публичного мероприятия в центральной части г.Москвы, продолжал принимать в нем участие, не прекращая противоправных действий, не реагируя на законные требования сотрудников правоохранительных органов, в его действиях содержатся признаки состава административного правонарушения, предусмотренного ч.5 ст.20.2 КоАП РФ.

Ссылки в жалобе на неправомерное отклонение судьей районного суда заявленного стороной защиты ходатайства о приобщении к материалам дела видеозаписи задержания Лукашевича В.П, не могут повлечь отмену оспариваемого судебного акта, поскольку судья сочла совокупность представленных в материалы дела доказательств достаточной для установления обстоятельств совершения инкриминируемого заявителю правонарушения, и что, вопреки доводам жалобы, не повлекло нарушение права заявителя на защиту, на правильность установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения настоящего дела, не повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела, и не нарушило его право знать, в чем он обвиняется.

Частью 1 статьи 27.1 КоАП РФ закреплено, что в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

В качестве таких мер, связанных с временным принудительным ограничением свободы, ч. 1 ст. 27.2 КоАП РФ предусмотрено доставление и п. 2 ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ - административное задержание, в целях составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, если составление протокола является обязательным, в связи с необходимостью обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении.

Учитывая изложенные нормы, тот факт, что санкция части 5 статьи 20.2 КоАП РФ предусматривает административный арест, составление протокола на месте выявления административного правонарушения с учетом конкретных обстоятельств дела, проведения в общественном месте публичного мероприятия, было невозможным, применение меры обеспечения производства по настоящему делу в данном случае в виде административного задержания связано, в частности, с необходимостью обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, применение к заявителю такой меры не противоречило положениям как Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, так и требованиям международного законодательства и было законно выполнено сотрудниками правоохранительных органов.

При этом, протокол об административном задержании заявителя в полной мере отвечает приведенным требованиям, с учетом того, что он был осведомлен о том, за какие противоправные действия к нему применена мера обеспечения производства по делу, составлен уполномоченным на то должностным лицом, в соответствии с требованиями закона.

Кроме того, пунктом 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 года N 28 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел и дел об административных правонарушениях, связанных с применением законодательства о публичных мероприятиях" разъяснено, что действия (бездействие) должностных лиц, связанные с применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут быть оспорены лицом, к которому применены такие меры, законным представителем этого лица либо прокурором в суд общей юрисдикции по правилам главы 22 КАС РФ, чем сторона защиты в данном случае не воспользовалась.

Вопреки доводам жалобы, нормами КоАП РФ не предусмотрено участие в судебном разбирательстве по данному делу прокурора, как лица, поддерживающего обвинение, так как в силу п. 2 ч. 1 ст. 25.11 КоАП РФ, прокурор в пределах своих полномочий вправе участвовать в рассмотрении дела об административном правонарушении, представлять доказательства, заявлять ходатайства, давать заключения по вопросам, возникающим во время рассмотрения дела, извещается о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении, совершенном несовершеннолетним, а также дела об административном правонарушении, возбужденного по инициативе прокурора, тогда как рассматриваемое дело по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП РФ в отношении заявителя не было возбуждено по инициативе прокурора.

В пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", указано на то, что должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении, а также органы и должностные лица, вынесшие постановление по делу об административном правонарушении, не являются участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП РФ.

С учетом приведенных норм, отсутствие в суде первой инстанции стороны государственного обвинения в лице прокурора или должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, не влечет отмену обжалуемого постановления судьи районного суда.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 02 апреля 2009 года N 484-О-П, гарантированное Конституцией Российской Федерации, ее статья 31, право граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации).

Такой подход согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Данное право, как указывал Европейский Суд по правам человека, являясь основополагающим правом в демократическом обществе, тем не менее, в силу п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод может подлежать ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц (Постановления от 26 июля 2007 года по делу "М. против Российской Федерации", от 14 февраля 2006 года по делу "Христианско-демократическая народная партия против Молдовы" и от 20 февраля 2003 года по делу "Джавит Ан (Djavit An) против Турции").

Частью 3 ст. 17 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" определено, что осуществление названного права не должно нарушать права и свободы других лиц.

Вместе с тем, в данном случае привлечение заявителя к административной ответственности по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ не является нарушением его права на свободу мирных собраний, предусмотренного Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, так как уведомительный порядок проведения указанного публичного мероприятия, предусмотренный Законом о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях, а также Законом г. Москвы о от 04 апреля 2007 года N 10 "Об обеспечении условий реализации права граждан Российской Федерации на проведение в городе Москве собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований" в целях регулирующего воздействие на отношения, связанные с организацией и проведением мирных собраний, соблюдения баланса частных и публичных интересов и обеспечения гражданам гарантий реализации права заявлять и отстаивать свою позицию по общественно значимым вопросам, соблюден не был.

В силу общего правила определения подсудности дел, установленного ч.1 ст.29.5 КоАП РФ, дело рассматривается по месту совершения правонарушения.

Положениями ч.1.2 ст.29.5 КоАП РФ установлена исключительная подсудность дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст.20.2 КоАП РФ, в соответствии с которой данные дела рассматриваются по месту выявления административного правонарушения.

Исходя из п.39 Постановления Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 года N 28 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел и дел об административных правонарушениях, связанных с применением законодательства о публичных мероприятиях", дела об административных правонарушениях по ст.20.2 КоАП РФ, в том числе, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в частности сети "Интернет", рассматриваются по месту выявления административного правонарушения, под которым следует понимать место, где должностным лицом, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении, либо прокурором устанавливались данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, и иные обстоятельства совершения правонарушения и был составлен протокол об административном правонарушении, вынесено постановление о возбуждении дела.

В рамках рассматриваемого дела протокол об административном правонарушении от 29 июля 2019 года в отношении Лукашевича В.П. составлен инспектором ГИАЗ ОМВД России по району "Тропарево-Никулино" г.Москвы по адресу: г. *** что относится к юрисдикции Никулинского районного суда Москвы, в связи с чем дело правомерно рассматривалось судьей данного районного суда Москвы по месту составления протокола об административном правонарушении.

В ходе рассмотрения настоящего дела судьей районного суда исследованы все имеющиеся по делу доказательства, им дана надлежащая правовая оценка в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ, они обоснованно приняты и положены в основу выводов по делу, что нашло свое отражение в решении суда, которое мотивировано, отвечает требованиям ст. 29.10 КоАП РФ.

Из материалов дела не усматривается наличие каких-либо противоречий или неустранимых сомнений, влияющих на правильность вывода судьи районного суда о наличии события административного правонарушения и доказанности вины заявителя в его совершении, не установлено данных, которые могли бы свидетельствовать о предвзятости судьи при рассмотрении дела.

Приведенные в жалобе доводы не нашли своего объективного подтверждения, не опровергают наличие в действиях заявителя объективной стороны состава вмененного ему административного правонарушения, и не ставят под сомнение законность и обоснованность состоявшегося по делу постановления судьи районного суда, направлены на переоценку исследованных судьей доказательств, расцениваются, как стремление избежать административной ответственности за совершение административного правонарушения.

Несогласие с оценкой, данной собранным по делу доказательствам, равно как и несогласие с судебным постановлением, не является основанием к отмене судебного акта, постановленного с соблюдением требований КоАП РФ.

Административное наказание назначено в пределах санкции ч.5 ст. 20.2 КоАП РФ, с соблюдением требований ст.ст.3.1, 3.2, ст.3.3, 3.9, 4.1 КоАП РФ, с учетом конкретных обстоятельств дела, характера совершенного правонарушения, объектом которого являются общественная безопасность и общественный порядок, личности заявителя, является справедливым и соразмерным содеянному, а также соответствует целям административного наказания, связанным с предупреждением совершения новых административных правонарушений как лицом, привлеченным к административной ответственности, так и другими лицами.

С учетом изложенного, оснований для признания назначенного заявителю наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и смягчения наказания, не имеется.

При производстве по делу об административном правонарушении порядок и установленный ч.1 ст.4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности для данной категории дел, принцип презумпции невиновности соблюдены, бремя доказывания по делу распределено верно.

Нарушений Конституции Российской Федерации, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при рассмотрении дела в отношении заявителя, а также норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которые могли бы послужить основанием для изменения или отмены судебного постановления, в том числе по доводам жалобы, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.6 - 30.8 КоАП РФ, судья

решил:

постановление судьи Никулинского районного суда города Москвы от 05 августа 2019 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.5 ст.20.2 КоАП РФ, в отношении Лукашевича В.П. оставить без изменения, жалобу Лукашевича В.П. - без удовлетворения.

 

Судья Московского городского суда

Л.Н. Сумина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.