• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Решение Московского городского суда от 12 декабря 2019 г. по делу N 7-15407/2019

 

Судья Московского городского суда Притула Ю.В., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу *** на постановление судьи Перовского судьи районного суда г. Москвы от 12 августа 2019 года, которым

***, *** года рождения, уроженец ***, гражданин *** признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 15 000 рублей, установил:

31 июля 2019 года инспектором ИАЗ ОМВД России по району Вешняки г. Москвы в отношении *** составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ.

Данный протокол с иными материалами дела на рассмотрение по подведомственности передан в Перовский районный суд города Москвы, судьей которого 12 августа 2019 года вынесено указанное выше постановление.

В жалобе, поданной в Московский городской суд, *** выражает свое несогласие с судебным постановлением, которое по его мнению вынесено в нарушении норм процессуального права; неполное исследование об обстоятельствах дела; отсутствие состава административного правонарушения, так как приняв участие в мирном публичном мероприятии в районе Тверском, не нарушал действующего законодательства; применимость положения ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; нарушение права на состязательный процесс с участием стороны обвинения; нарушение права на допрос свидетелей показывающих против заявителя; нарушение права на рассмотрение дела судом, созданным на основании закона; необоснованного применения к нему обеспечительных мер; необоснованности назначенного наказания.

В судебное заседание *** явился, доводы жалобы поддержал, указал, что приехал в центр Москвы, чтобы принять участие в мирном публичном мероприятии и выразить свое отношение к отказу в регистрации кандидатов в депутаты Московской городской Думы, однако до митинга не дошел, так как его задержали сотрудники полиции около эскалатора метро Чеховская.

Защитник *** явилась, доводы жалобы поддержала в полном объеме.

Проверив также материалы дела, изучив доводы указанной жалобы, прихожу к следующему.

Статьей 31 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

Статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, наряду с провозглашением права каждого свободно выражать свое мнение, исходит из того, что осуществление этой свободы налагает обязанности и ответственность и может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены в законе и необходимы в демократическом обществе в целях охраны здоровья и нравственности.

Порядок организации и проведения публичных мероприятий определен Федеральным законом от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", пунктами 2, 3 которого определено, что под пикетированием понимается форма публичного выражения мнений, осуществляемого без передвижения и использования звукоусиливающих технических средств путем размещения у пикетируемого объекта одного или более граждан, использующих плакаты, транспаранты и иные средства наглядной агитации; одним из принципов проведения публичных мероприятий выступает законность - соблюдение положений Конституции Российской Федерации, указанного выше Федерального закона, иных законодательных актов Российской Федерации.

В рамках организации публичного мероприятия статьей 4 вышеназванного Закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях предусматривается ряд процедур, направленных на обеспечение мирного и безопасного характера публичного мероприятия, согласующегося с правами и интересами лиц, не принимающих в нем участия, и позволяющих избежать возможных нарушений общественного порядка и безопасности, в том числе и предварительное уведомление органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления о проведении публичного мероприятия, которые направлены на обеспечение мирного и безопасного характера публичного мероприятия, согласующегося с правами и интересами лиц, не принимающих в нем участия, и позволяют избежать возможных нарушений общественного порядка и безопасности.

На основании ст. 7 указанного Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ, уведомление о проведении публичного мероприятия (за исключением собрания и пикетирования, проводимого одним участником) подается его организатором в письменной форме в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления в срок не ранее 15 и не позднее 10 дней до дня проведения публичного мероприятия. При проведении пикетирования группой лиц уведомление о проведении публичного мероприятия может подаваться в срок не позднее трех дней до дня его проведения, а если указанные дни совпадают с воскресеньем и (или) нерабочим праздничным днем (нерабочими праздничными днями), - не позднее четырех дней до дня его проведения.

Частью 5 ст. 20.2 КоАП РФ административным правонарушением признается нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных ч. 6 настоящей статьи, предусматривающей административную ответственность за те же действия, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если они не содержат уголовно наказуемого деяния.

Как следует из материалов дела и установлено судьей районного суда, 27 июля 2019 г. в центральной части города Москвы, в том числе по адресу: г. Москва, Страстной бульвар, д. 4 у здания Мэрии Москвы, состоялось публичное мероприятие в форме митинга, несогласованного с органами исполнительной власти города Москвы, с количеством участников около 2000 человек, одним из участников которого являлся гражданин ***

Проведение в центральной части города Москвы 27 июля 2019 г. публичных массовых акций (митингов, шествий и т.д.) Правительством города Москвы не согласовывалось.

В целях информирования граждан, в том числе желающих принять участие в данной акции, в сети "Интернет" с 14 час. 00 мин. 23 июля 2019 года на общедоступном официальном сайте ГУ МВД России по г. Москве (77.мвд.рф) в разделе "Новости" размещено официальное предупреждение о том, что проведение публичного мероприятия 27 июля 2019 года в центральной части города Москвы и участие в нем незаконно.

Кроме того, 27 июля 2019 года сотрудниками полиции непосредственно во время проведения данного несанкционированного митинга посредством громкоговорителей осуществлялось информирование его участников о том, что проведение публичного мероприятия 27 июля 2019 года в центральной части города Москвы и участие в нем незаконно.

Вместе с тем, 27 июля 2019 г. в период времени с 13 час. 20 мин. до 00 час. 00 мин. по адресу: г. Москва, Страстной бульвар, д. 4, *** в составе группы граждан в количестве около 2000 человек, привлекая внимание граждан и средств массовой информации, игнорируя разъяснения сотрудников полиции, скандировал лозунги тематического характера, то есть принял участие в публичном мероприятии в форме митинга, чем допустил нарушение требований Федерального закона от 19.06.2004г. N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании" порядка проведения публичного мероприятия (митинга), Закона г. Москвы от 12 апреля 2007 г. N 10; на неоднократные требования сотрудником полиции прекратить свои противоправные действия не реагировал.

Действия *** квалифицированы судьей районного суда по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, верно.

Вопреки доводам жалобы, факт совершения *** вмененного ему административного правонарушения, и его виновность в его совершении подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе, рапортами и письменными пояснениями предупрежденных об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ полицейских ***, рапортом старшего оперативного дежурного ОМВД России по району Вешняки г. Москвы капитана полиции ***; письменными объяснениями ***, данными им после разъяснения ему прав и обязанностей лица, привлекаемого к административной ответственности, предусмотренных ст. 51 Конституции РФ, ст. 25.1 КоАП РФ; протоколом о доставлении; ответом первого заместителя руководителя Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции г. Москвы о несогласованности публичных мероприятий в центральной части города Москвы; протоколом об административном правонарушении от 31 июля 2019 года, составленным в отношении заявителя по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, в котором подробно приведено событие административного правонарушении, указаны нормы Законов, нарушение которых вменяется заявителю, при этом, права привлекаемого к административной ответственности лица соблюдены, протокол составлен в присутствии заявителя, которому разъяснены права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, ст. 25.1 КоАП РФ, с протоколом он ознакомлен, с ним не согласился, указав, что в митинге не участвовал, копия протокола для сведения ему вручена на руки, о чем имеются его собственноручные подписи, все существенные данные, предусмотренные ст. 28.2 КоАП РФ, протокол содержит.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судья районного суда пришел к обоснованному выводу о доказанности вины *** в совершении вменённого правонарушения.

Вопреки доводам жалобы в ходе рассмотрения дела судьей районного суда в соответствии с требованиями ст. 24.1 КоАП РФ были всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснены все обстоятельства дела, подлежащие доказыванию. Вывод о наличии в действиях *** состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, которые получили надлежащую оценку в судебном постановлении. Каких-либо противоречий или неустранимых сомнений, влияющих на правильность вывода судьи районного суда о доказанности вины *** в совершении описанного выше административного правонарушения материалы дела не содержат.

В силу ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Исходя из положений статьи 26.11 КоАП РФ, судья, осуществляющий производство по делу об административном правонарушении, наделен правом оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Рапорты сотрудников полиции *** отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам ст. 26.2 КоАП РФ.

Рапорты сотрудников полиции *** о выявленном административном правонарушении содержат необходимые сведения, указывающие как на событие данного нарушения, так и на лицо, к нему причастное. Каких-либо сведений, объективно свидетельствующих о заинтересованности указанных лиц, составивших рапорта, материалы дела не содержат, а исполнение полицейскими своих служебных обязанностей, включая выявление правонарушений, само по себе, не может свидетельствовать об их предвзятости в изложении совершенного *** административного правонарушения.

При даче письменных объяснений сотрудники полиции *** были предупреждены об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ, им также разъяснения права, установленные ст. 25.6 КоАП РФ.

Не доверять перечисленным выше доказательствам оснований не имеется, поскольку изложенные в рапортах и письменных объяснениях должностных лиц полиции обстоятельства согласуются с изложенным в протоколе об административном правонарушении событием административного правонарушения.

Протокол об административном правонарушении в отношении *** составлен должностным лицом полиции, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении в соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 28.3 КоАП РФ в нормативном единстве с п. 9 ч. 2 ст. 23.3 КоАП РФ, в данном протоколе имеются все необходимые сведения, наличие которых установлено ст. 28.2 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что судом первой инстанции не дана оценка обстоятельствам применения к *** сотрудниками полиции мер обеспечения производства в виде административного доставления, несоразмерности применения данных мер обеспечения производства по делу, не может быть принят во внимание.

Частью 1 статьи 27.1 КоАП РФ закреплено, что в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применять меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

В качестве таких мер, связанных с временным принудительным ограничением свободы, п. 2 ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ предусмотрено административное задержание.

В соответствии с ч. 1 ст. 27.2 КоАП РФ, доставление, то есть принудительное препровождение физического лица, а в случаях, предусмотренных пунктами 8 и 10.1 настоящей части, судна и других орудий совершения административного правонарушения в целях составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, если составление протокола является обязательным.

Учитывая изложенные нормы, тот факт, что составление протокола на месте выявления административного правонарушения с учетом конкретных обстоятельств дела, проведения в общественном месте публичного мероприятия, было невозможным, применение мер обеспечения производства по настоящему делу в виде административного задержания и доставления связаны, в частности, с необходимостью обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, применение к заявителю таких мер в данном случае не противоречило положениям как Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, так и требованиям международного законодательства и было законно выполнено сотрудниками полиции.

При этом, протокол доставления в отношении заявителя в полной мере отвечают приведенным требованиям, он был осведомлен о том, за какие противоправные действия к нему применены меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, составлены уполномоченным на то должностным лицом, в соответствии с требованиями закона, все сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в нем отражены.

Как разъяснено в п остановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 г. N 28 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел и дел об административных правонарушениях, связанных с применением законодательства о публичных мероприятиях", действия (бездействие) должностных лиц, связанные с применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут быть оспорены лицом, к которому применены такие меры, законным представителем этого лица либо прокурором в суд общей юрисдикции по правилам главы 22 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ).

Вместе с тем, с жалобой на действия сотрудников полиции, связанные с применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, заявитель в установленном законом порядке до настоящего времени не обращался.

На основании изложенного, прихожу к выводу, что применение к *** указанных обеспечительных мер в виде административного доставления не противоречит требованиям КоАП РФ и было законно выполнено сотрудниками полиции.

Действия сотрудников полиции по прекращению данного публичного мероприятия были основаны на законодательстве Российской Федерации, с учетом того, что митинг проходил в центральной части города, в месте расположения значимого объекта и нахождения значительного скопления людей, были обусловлены соображениями национальной безопасности и необходимостью защиты прав иных лиц.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 02 апреля 2009 года N 484-О-П, гарантированное Конституцией Российской Федерации, ее статья 31, право граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации).

Такой подход согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Данное право, как указывал Европейский Суд по правам человека, являясь основополагающим правом в демократическом обществе, тем не менее, в силу п. 2 ст. 11 названной Конвенции может подлежать ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц (Постановления от 26 июля 2007 года по делу "М. против Российской Федерации", от 14 февраля 2006 года по делу "Христианско-демократическая народная партия против Молдовы" и от 20 февраля 2003 года по делу "Джавит Ан (Djavit An) против Турции").

Частью 3 ст. 17 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" определено, что осуществление названного права не должно нарушать права и свободы других лиц.

С учетом изложенного, участие в публичном мероприятии, проводимом в нарушение требований Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" о согласовании указанного мероприятия с органом исполнительной власти, вопреки доводам жалобы, не свидетельствует о нарушении прав заявителя на свободу выражения мнения и свободу собраний.

Проверив собранные по делу доказательства, дав правильную юридическую оценку действиям по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании представленных доказательств в их совокупности и взаимосвязи, судья районного суда пришел к обоснованному выводу о наличии состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, и виновности *** в его совершении, что получило надлежащую оценку в судебном постановлении, каких-либо противоречий или неустранимых сомнений, влияющих на правильность вывода судьи о доказанности вины последнего в совершении названного административного правонарушения материалы дела не содержат.

Ссылка заявителя на то, что письменные ходатайства отклонены судьей, не влечет отмену оспариваемого постановления, поскольку в соответствии со ст. 24.4 КоАП РФ все ходатайства судьей разрешены, о чем в деле имеется соответствующее определение.

Вопреки доводам жалобы нормами КоАП РФ не предусмотрено участие в судебном разбирательстве по данному делу прокурора, как лица, поддерживающего обвинение, так как в силу п. 2 ч. 1 ст. 25.11 КоАП РФ, прокурор в пределах своих полномочий вправе участвовать в рассмотрении дела об административном правонарушении, представлять доказательства, заявлять ходатайства, давать заключения по вопросам, возникающим во время рассмотрения дела, извещается о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении, совершенном несовершеннолетним, а также дела об административном правонарушении, возбужденного по инициативе прокурора, тогда как рассматриваемое дело по ч.5 ст.20.2 КоАП РФ в отношении заявителя не было возбуждено по инициативе прокурора.

В пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 N5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", разъяснено, должностные лица, составившие протокол об административном правонарушении, а также органы и должностные лица, вынесшие постановление по делу об административном правонарушении, не являются участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП РФ.

Не влекут отмену оспариваемого судебного акта указания заявителем на отсутствие в суде первой инстанции должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, в качестве стороны обвинения, чем заявитель был лишен справедливого состязательного процесса.

Довод жалобы о нарушение правил подсудности рассмотрения дела, основан на неверном толковании норм закона.

В силу общего правила определения подсудности дел, установленного ч.1 ст.29.5 КоАП РФ, дело рассматривается по месту совершения правонарушения.

Положениями ч. 1.2 ст. 29.5 КоАП РФ установлена исключительная подсудность дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 20.2 КоАП РФ, в соответствии с которой данные дела рассматриваются по месту выявления административного правонарушения.

Исходя из п.39 Постановления Верховного Суда РФ от 26 июня 2018 года N 28 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел и дел об административных правонарушениях, связанных с применением законодательства о публичных мероприятиях", дела об административных правонарушениях по ст.20.2 КоАП РФ, в том числе, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в частности сети "Интернет", рассматриваются по месту выявления административного правонарушения, под которым следует понимать место, где должностным лицом, уполномоченным составлять протокол об административном правонарушении, либо прокурором устанавливались данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, и иные обстоятельства совершения правонарушения и был составлен протокол об административном правонарушении, вынесено постановление о возбуждении дела.

В данном случае протокол об административном правонарушении от 31 июля 2019 года в отношении заявителя составлен инспектором ИАЗ ОМВД России по району Вешняки г. Москвы младшим лейтенантом полиции *** по адресу: г. Москва, ул. Красный Казанец, д. 7А, что относится к юрисдикции Перовского районного суда г. Москвы, в соответствии с Федеральным законом от 02 июля 2003 года N 88-ФЗ "О создании и об упразднении районных судов города Москвы и о внесении изменения в статью 21 закона РСФСР "О судоустройстве РСФСР", в связи с чем, вопреки доводам жалобы, дело правомерно рассматривалось судьей данного районного суда Москвы по месту составления протокола об административном правонарушении.

Соблюдение процессуальных требований о всестороннем, полном, объективном и своевременном выяснении всех обстоятельств дела в их совокупности не означает, что результат судебного разбирательства должен непременно соответствовать целям и интересам лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Иные доводы жалобы не содержат в себе правовых аргументов, ставящих под сомнение правильность выводов должностного лица и судьи районного суда о наличии в действиях *** состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, поскольку направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств, которые были исследованы судьей при рассмотрении дела и получили надлежащую правовую оценку.

Несогласие с оценкой, данной собранным по делу доказательствам, равно как и несогласие с судебным постановлением, не является основанием к отмене судебного акта, постановленного с соблюдением требований КоАП РФ.

Соблюдение процессуальных требований о всестороннем, полном, объективном и своевременном выяснении всех обстоятельств дела в их совокупности не означает, что результат судебного разбирательства должен непременно соответствовать целям и интересам лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Согласно ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания, предусмотренными ч. 1 ст. 4.1 КоАП РФ, административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с КоАП РФ.

При назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ).

Наказание в виде административного штрафа в размере 15 000 рублей назначено *** с учетом вышеизложенных требований действующего законодательства, оснований для отмены назначенного *** наказания, в том числе по доводам жалобы, - не имеется.

При назначении наказания судья районного суда учел данные о личности ***, а также характер совершенного им административного правонарушения.

Административное наказание заявителю назначено в пределах санкции ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.5, 4.1 КоАП РФ, с учетом конкретных обстоятельств дела, характера совершенного правонарушения, объектом которого являются общественный порядок и общественная безопасность, личности заявителя, является справедливым и соразмерным содеянному, а также соответствует целям административного наказания, связанным с предупреждением совершения новых административных правонарушений как лицом, привлеченным к административной ответственности, так и другими лицами.

С учетом изложенного, оснований для признания назначенного заявителю наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и смягчения наказания, не имеется.

Каких-либо фактических обстоятельств, влекущих изменение размера назначенного административного штрафа, заявителями не приведено, оснований для применения правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 14 февраля 2013 года N 4-П, о возможности снижения судом размера административного штрафа ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, в рамках настоящего дела об административном правонарушении не имеется.

Постановление вынесено в пределах установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ для данной категории дел срока давности привлечения к административной ответственности.

Принцип презумпции невиновности при рассмотрении настоящего дела соблюден, бремя доказывания по делу распределено верно.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменение постановления судьи по делу не имеется, оно является законным и обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.6 - 30.8 КоАП РФ, судья

решил:

постановление судьи Перовского районного суда г. Москвы от 12 августа 2019 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 5 ст. 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении *** оставить без изменения, а жалобу - без удовлетворения.

 

Судья

Московского городского суда Ю.В. Притула

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.