Кассационное определение СК по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 24 декабря 2019 г. по делу N 8а-1978/2019

 

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Зеленского А.М, судей Жидковой О.В, Кулешовой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Вологде (далее УМВД России по г. Вологде) на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 05 июня 2019 года по административному делу N 2а-393/2019 по административному иску Котика Владимира Васильевича к отделу ГИБДД УМВД России по г. Вологде, УМВД России по г. Вологде о признании незаконным решения начальника отдела ГИБДД УМВД России по г. Вологде Макаровского Ю.И. от 04 февраля 2019 года и выдаче водительского удостоверения.

Заслушав доклад судьи Жидковой О.В, судебная коллегия

установила:

на основании приговора мирового судьи Вологодской области по судебному участку N 61 от 07 июля 2016 года, вступившего в законную силу 19 июля 2016 года, и постановления мирового судьи Вологодской области по судебному участку N 67 от 24 октября 2016 года, вступившего в законную силу 04 ноября 2016 года, Котик В.В. лишен права управления транспортными средствами на срок 2 года и 1 год 6 месяцев соответственно.

11 января 2019 года Котик В.В. обратился в отдел ГИБДД УМВД России по г. Вологде с заявлением о выдаче ему водительского удостоверения, полагая, что срок лишения его права управления транспортными средствами и стек.

Решением начальника ОГИБДД УМВД России по г. Вологде Макаровского Ю.И, изложенным в письме N 3/197800181944 от 04 февраля 2019 года, в выдаче водительского удостоверения Котику В.В. отказано со ссылкой на то, что срок лишения права управления транспортными средствами по постановлению мирового судьи от 24 октября 2016 года истекает лишь 21 июня 2020 года.

Оспаривая правомерность данного решения, 06 февраля 2019 года Котик В.В. обратился в суд с административным исковым заявлением к ОГИБДД УМВД России по г. Вологде, УМВД России по г. Вологде о признании его незаконным и выдаче ему водительского удостоверения, указав в обоснование заявленных требований, что водительское удостоверение было у него изъято 19 июля 2016 года, в связи с чем срок лишения специального права на момент его обращения за выдачей воительского удостоверения в органы ГИБДД истек.

Решением Вологодского районного суда Вологодской области от 22 марта 2019 года административный иск Котика В.В. оставлен без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 05 июня 2019 года решение Вологодского районного суда Вологодской области от 22 марта 2019 года в части отказа Котику В.В. в признании незаконным решения начальника ОГИБДД УМВД России по г. Вологде от 04 февраля 2019 года об отказе в выдаче водительского удостоверения отменено, принято новое решение, которым отказ начальника ОГИБДД УМВД России по г. Вологде от 04 февраля 2019 года в выдаче Котику В.В. водительского удостоверения признан незаконным и на ОГИБДД УМВД России по г. Вологде возложена обязанность повторно рассмотреть вопрос о выдаче Котику В.В. водительского удостоверения.

В кассационной жалобе, поступившей в Третий кассационный суд общей юрисдикции 08 ноября 2019 года, УМВД России по г. Вологде со ссылкой на существенное нарушение судами норм материального права, просит об отмене апелляционного определения судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 05 июня 2019 года и оставлении в силе решения суда первой инстанции. Указывает на ошибочность сделанной в отрывном талоне записи, в подтверждение чего просит принять во внимание представленное заключение по результатам служебной проверки УМВД России по Вологодской области от 03 октября 2019 года в действиях сотрудника ОГИБДД по Вологодскому району установлено нарушение служебной дисциплины, выразившееся в неверном указании сведений при заполнении отрывного талона уголовно-исполнительной инспекции по Вологодскому району, что повлекло ошибочное исчисление сроков лишения Котика В.В. права управления транспортными средствами в рамках исполнения приговора суда и постановления по делу об административном правонарушении. Обращает внимание на отсутствие в материалах дела допустимых доказательств, подтверждающих факт изъятия у Котика В.В. водительского удостоверения.

В соответствии с частью 2 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта (часть 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Таких нарушений из обжалуемых судебных постановлений не усматривается, доводы жалобы не могут повлечь их отмену в кассационном порядке.

Отказывая Котику В.В. в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что факт изъятия у Котика В.В. водительского удостоверения не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, а поскольку с заявлением об его утрате в ОГИБДД УМВД по г. Вологде он обратился лишь 21 декабря 2018 года, срок лишения его специального права на момент обращения за выдачей водительского удостоверения не истек.

Судебная коллегия, проверяя законность и обоснованность решения в апелляционном порядке, с такими выводами не согласилась, Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя административный иск Котика В.В, судебная коллегия, проанализировав представленные в материалы дела доказательства в их совокупности в порядке статьи 84 Кодекса об административном судопроизводстве Российской Федерации, руководствуясь положениями Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовного и Уголовно-исполнительного кодексов Российской Федерации, Инструкции по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества, утвержденной приказом Минюста России от 20 мая 2009 года N 142, посчитав установленным факт изъятия водительского удостоверения у Котика В.В. 19 июля 2016 года в рамках исполнения приговора суда и исходя из того, что назначенное по приговору суда уголовное наказание и назначенное по постановлению мирового судьи по делу об административном правонарушении административное наказание исполняются самостоятельно, пришла к выводу о том, что на момент обращения Котика В.В. за выдачей водительского удостоверения, наказание в виде лишения права управления транспортными средствами, как по приговору суда, так и по постановлению мирового судьи, Котиком В.В. отбыто.

Нормам материального и процессуального права выводы суда апелляционной инстанции, исходя из установленных им обстоятельств, не противоречат.

Как следует из материалов дела за совершение в разное время административного правонарушения и преступления Котик В.В. был привлечен к административной и уголовной ответственности и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством соответственно в виде основного и дополнительного наказания.

Поскольку Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях возможность отсрочки (приостановления) исполнения или сложение наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, назначенного по приговору суда, и наказания в виде лишения специального права, назначенного за ранее совершенное административное правонарушение, не предусмотрено, равно как и Уголовным кодексом Российской Федерации и иными законодательными актами, регламентирующими порядок исполнения уголовных наказаний, не урегулирован вопрос отбытия наказания в виде лишения права заниматься специальной деятельностью в отношении лиц, лишенных ранее такого права в порядке привлечения к административной ответственности, судами сделан вывод о том, что назначенное по приговору суда уголовное наказание и назначенное по постановлению мирового судьи по делу об административном правонарушении административное наказание исполняются самостоятельно, в порядке, определенном соответственно Уголовным кодексом Российской Федерации и Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

В части определения указанного срока исполнения наказаний постановление суда апелляционной инстанции подателем кассационной жалобы не оспаривается.

В соответствии с частью 4 статьи 47 Уголовного кодекса Российской Федерации в случае назначения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного наказания к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, а также при условном осуждении его срок исчисляется с момента вступления приговора суда в законную силу.

Аналогичное положение содержится и в части 1 статьи 36 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

Как установлено судами приговор мирового судьи Вологодской области по судебному участку N 61 от 07 июля 2016 года в отношении Котика В.В. вступил в законную силу 19 июля 2016 года.

В силу требований статьи 35 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации требования приговора о лишении права заниматься определенной деятельностью обязательны для органов, правомочных аннулировать разрешение на занятие соответствующей деятельностью.

Указанные органы не позднее трех дней после получения копии приговора суда и извещения уголовно-исполнительной инспекции обязаны аннулировать разрешение на занятие той деятельностью, которая запрещена осужденному, изъять соответствующий документ, предоставляющий данному лицу право заниматься указанной деятельностью, и направить сообщение об этом в уголовно-исполнительную инспекцию.

Согласно пункту 19 Инструкции по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества, утвержденной приказом Минюста России от 20 мая 2009 года N 142 (далее - Инструкция), в день постановки осужденного на учет инспекция направляет извещение (по форме, согласно Приложению N 5 Инструкции), копию приговора суда или выписку из него в отношении осужденного к лишению права управления транспортным средством в подразделение Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судами в целях исполнения назначенного приговором суда от 07 июля 2016 года наказания, начальником филиала по Вологодскому району ФКУ УИИ УФСИН России по Вологодской области ФИО были направлены извещения в Государственную инспекцию Гостехнадзора Вологодской области и ОГИБДД МВД России по Вологодскому району о постановке осужденного на учет в инспекции по форме, установленной Инструкцией по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества.

В течение срока, установленного статьей 35 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, в адрес инспекции возвращены отрывные талоны.

Согласно поступившему из ОГИБДД ОМВД России по Вологодскому району отрывному талону, копия которого содержится в материалах дела, разрешение на управление транспортным средством Котика В.В. аннулировано 19 июля 2016 года, водительское удостоверение N 35 ТА 041259 от 24 февраля 2011 года, выданное ОЭР УМВД России по г. Вологде изъято 19 июля 2016 года. На указанном талоне поставлена печать и подпись должностного лица, выдавшего отрывной талон.

Суд апелляционной инстанции, исходя из того, что факт выдачи данного отрывного талона в рамках рассмотрения настоящего дела административным ответчиком не оспаривался, принял указанный документ в качестве доказательства, подтверждающего факт изъятия у Котика В.В. водительского удостоверения 19 июля 2016 года в рамках исполнения приговора суда, отвергнув при этом в качестве такового информацию, поступившую по запросу суда из ГИБДД УМВД России по Вологодскому району от 22 марта 2019 года, согласно которой водительское удостоверение "данные изъяты" от "данные изъяты", выданное ОЭР УМВД России по г. Вологде, сотрудниками ОГИБДД ОМВД России по Вологодскому району не изымалось и не выдавалось, указав при этом, что отсутствие указанных сведений не может ставиться в вину административного истца, так как опровергается материалами личного дела осужденного Котика В.В, а также его объяснением от 21 декабря 2018 года.

Тем самым судебная коллегия устранила допущенное судом первой инстанции нарушение положений части 8 статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в соответствии с которыми результаты оценки доказательств суд обязан отразить в своем решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, поскольку суд первой инстанции в своем решении убедительных мотивов по которым было отвергнуто представленное административным истцом доказательство в виде отрывного талона, подтверждающего факт изъятия у него водительского удостоверения, и факт выдачи которого административным ответчиком не оспаривался, не привел, указав лишь, что данный документ противоречит другим доказательствам по делу.

При таких обстоятельствах, учитывая установленный судом апелляционной инстанции факт изъятия у Котика В.В. водительского удостоверения 19 июля 2016 года, основанный на допустимых доказательствах, полагать ошибочным его вывод о незаконности оспариваемого решения от 04 февраля 2019 года об отказе в выдаче Котику В.В. водительского удостоверения по мотиву неистечения срока лишения специального права, не имеется, поскольку в данном случае срок лишения права управления транспортными средствами по приговору суда от 07 июля 2016 года истек 19 июля 2018 года, а по постановлению мирового судьи от 24 октября 2016 года - 19 января 2018 года.

При этом доводы подателя жалобы относительно того, что срок лишения специального права был прерван по основаниям части 2 статьи 32.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с уклонением Котика В.В. от сдачи водительского удостоверения и начал течь только 21 декабря 2018 года в связи с подачей им в органы ГИБДД заявления об утрате водительского удостоверения не могут быть признаны состоятельными, поскольку доказательств того, что Котик В.В. обращался с таким заявлением в органы ГИБДД, материалы дела не содержат. Напротив, из представленного административным ответчиком объяснения Котика В.В. от 21 декабря 2018 года следует, что водительское удостоверение у него было изъято сотрудниками ГИБДД, дальнейшая его судьба ему неизвестна, в связи с чем просит выставить водительское удостоверение в розыск (л.д.83), на что справедливо обратил внимание суд апелляционной инстанции в своем определении.

Доводы подателя кассационной жалобы об обратном, равно как и ссылка на приложенную к кассационной жалобе копию заключения по результатам служебной проверки УМВД России по Вологодской области от 03 октября 2019 года, согласно которой в действиях инспектора по исполнению административного законодательства ФИО, выразившихся в ненадлежащем исполнении пункта 9 совместного приказа Минюста России и МВД России от 04 октября 2012 года N 190/912 в части предоставления уголовно-исполнительной системе неверных сведений о дате изъятия водительского удостоверения гражданина Котика В.В, установлено нарушение служебной дисциплины, не могут быть приняты во внимание, поскольку положения статей 328 и 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, которые, находясь в системной связи, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных постановлений право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права, и не позволяют лицу, заинтересованному в пересмотре или отмене судебного постановления в кассационном порядке, ссылаться на новые доказательства, не исследованные нижестоящими судами. При рассмотрении жалобы суд кассационной инстанции должен исходить из признанных установленными судом первой и второй инстанций фактических обстоятельств дела, а правом установления новых обстоятельств и переоценки исследованных судами первой и второй инстанций доказательств не наделен.

При указанных обстоятельствах доводы кассационной жалобы не могут быть признаны основанием для ее удовлетворения, поскольку не свидетельствуют о существенном нарушении судом апелляционной инстанции норм материального или процессуального права, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Вологодского областного суда от 05 июня 2019 года - оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Вологде - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.