Кассационное определение СК по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 25 декабря 2019 г. по делу N 8а-2723/2019

 

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Широковой Е.А, судей Зеленского А.М, Жидковой О.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело N 2а-513/2019 по кассационной жалобе Мазура В. А. на решение Мурманского областного суда от 9 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Мурманского областного суда от 19 июля 2019 г. по административному исковому заявлению Мазура В.А. о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок в досудебном производстве, Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Широковой Е.А, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Постановлением Кольского районного суда Мурманской области от 24 мая 2018 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 5 июля 2018 года, уголовное дело в отношении Мазура В.А, обвиняемого в совершении двух преступлений, предусмотренных часть 1 статьи 201 УК РФ прекращено на основании пункта 3 части 1 статьи 27 УК РФ вследствие акта об амнистии.

Мазур В.А. обратился в Мурманский областной суд с административным исковым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок в досудебном производстве, указав, что продолжительность производства по уголовному делу с момента начала уголовного преследования и до вступления в законную силу постановления суда о прекращении уголовного дела составила 3 года 3 месяца 2 дня, что свидетельствует о чрезмерной длительности уголовного судопроизводства, не оправданной сложностью уголовного дела или поведением обвиняемого. Длительность расследования вызвана исключительно недостаточностью и неэффективностью действий органов предварительного следствия и их должностных лиц, то есть связана с неэффективностью органов следствия. Все это время в отношении Мазура В.А. действовали меры процессуального принуждения, включая меры пресечения, связанные с изоляцией от общества (содержание под стражей и домашний арест), продолжительностью 12 месяцев. Срок предварительного следствия продлевался до 36 месяцев.

Решением Мурманского областного суда от 9 апреля 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Мурманского областного суда от 19 июля 2019 г, в удовлетворении административного искового заявления Мазура В.А. отказано.

В кассационной жалобе, поступившей в Третий кассационный суд общей юрисдикции 19 ноября 2019 г, Мазур В.А. со ссылкой на нарушение норм процессуального права, неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела, несоответствие выводов суда обстоятельствам административного дела, просит постановленные по делу решения отменить, направить дело на новое рассмотрение в ином составе судей.

В обоснование кассационной жалобы указал, что конкретные факты неэффективности расследования указаны в административном исковом заявлении и нашли подтверждение при исследовании доказательств в судебном заседании. В частности, к таковым относятся факты отсутствия работы по уголовному делу в периоды с 02.09.2015 до 06.11.2015, с 22.12.2015 до 15.07.2016, а также с июля по сентябрь, декабрь 2015 года, то есть более 12 месяцев, а также факт ненадлежащей организации передачи уголовного дела из следственного управления УМВД России по Мурманской области в следственное управление Следственного комитета России по Мурманской области, поскольку одновременно с материалами дела не были переданы вещественные доказательства, что повлекло необходимость их повторного сбора в течение длительного времени.

В ходе рассмотрения административного дела судами не дана надлежащая оценка доводам административного истца. При таких обстоятельствах, судебные постановления не могут быть признаны законными и обоснованными.

В соответствии с частью 1 статьи 318 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, вступившие в законную силу судебные акты могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящей главой, в суд кассационной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права, свободы и законные интересы нарушены судебными актами.

Согласно частям 2, 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления. По административным делам, затрагивающим интересы неопределенного круга лиц, а также по административным делам, указанным в главах 28 - 31.1 настоящего Кодекса, суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления. При этом суд кассационной инстанции не вправе проверять законность судебных актов в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных актов, которые не обжалуются.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какой судебный акт должен быть принят при новом рассмотрении административного дела.

Положениями части 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации определено, что основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Таких оснований для пересмотра оспариваемых судебных постановлений в кассационном порядке по доводам кассационной жалобы, а также по материалам административного дела не установлено.

В соответствии с частью 1 статьи 1 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства, российские, иностранные и международные организации, являющиеся в судебном процессе сторонами или заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора третьими лицами, взыскатели, должники, а также подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве, в предусмотренных федеральным законом случаях другие заинтересованные лица при нарушении их права на судопроизводство в разумный срок, в том числе лица, не являющиеся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, при нарушении разумного срока применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество, или права на исполнение в разумный срок судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо судебного акта, возлагающего на федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные органы и организации, наделенные отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих обязанность исполнить иные требования имущественного характера и (или) требования неимущественного характера, могут обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за такое нарушение в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и процессуальным законодательством Российской Федерации

В силу части 2 статьи 1 приведенного Федерального закона компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации (далее - заявитель), за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы). При этом нарушение установленных законодательством Российской Федерации сроков рассмотрения дела или исполнения судебного акта само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Согласно части 1 статьи 250 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, лицо, полагающее, что государственным органом, органом местного самоуправления, иным органом, организацией, должностным лицом нарушено его право на судопроизводство в разумный срок, включая досудебное производство по уголовному делу и применение меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество, или право на исполнение судебного акта в разумный срок, может обратиться в суд с административным исковым заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

В соответствии с пунктом 3 части 3 статьи 258 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, согласно которому при рассмотрении административного искового заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок суд устанавливает факт нарушения права административного истца на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок исходя из доводов, изложенных в административном исковом заявлении, содержания принятых по делу судебных актов, из материалов дела и с учетом таких обстоятельств, как достаточность и эффективность осуществляемых в целях своевременного исполнения судебного акта действий органов, организаций или должностных лиц, на которых возложены обязанности по исполнению судебных актов и общей продолжительности неисполнения судебного акта.

Согласно части 2 статьи 2 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ размер компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок определяется судом, исходя из требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики Европейского Суда по правам человека.

Из системного анализа приведенных законоположений следует, что основанием для присуждения компенсации является установление факта нарушения права на судопроизводство в разумный срок.

В соответствии со статьей 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок (части 1, 2).

При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства (часть 3).

Судебными инстанциями установлено, что общая продолжительность производства по уголовному делу в отношении Мазура В.А. составила 3 года 02 месяца 30 дней, из которых продолжительность досудебного производства по делу - 3 года 6 дней, продолжительность рассмотрения дела в суде - 2 месяца 24 дня. При этом, в решении суда первой инстанции подробно изложена хронология как досудебного производства, так и производства по делу в суде, и установлено, что в уголовном деле не было длительных периодов бездействия ни по вине органов предварительного следствия, ни по вине суда.

Оставляя заявленные Мазуром В.А. требования без удовлетворения, судебными инстанциями сделан правильный вывод о том, что продолжительность досудебной стадии производства по уголовному делу не содержит признаков нарушения требования разумного срока.

При определении разумности и продолжительности срока судопроизводства суд первой инстанции правомерно принял во внимание правовую и фактическую сложность уголовного дела, что согласуется с разъяснениями, данными в пункте 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок", согласно которым при оценке правовой и фактической сложности дела, в том числе, надлежит принимать во внимание обстоятельства, затрудняющие рассмотрение дела, необходимость проведения экспертиз, их сложность, необходимость допроса значительного числа свидетелей, объем предъявленного обвинения, число подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, потерпевших.

Так, судебные инстанции, при определении разумности срока досудебного судопроизводства приняли во внимание правовую и фактическую сложность уголовного дела, его объем - 83 тома, соединение 7 уголовных дел, возбужденных в отношении Мазура В.А. и иных, в том числе неустановленных лиц, за совершение 7 преступлений экономической направленности в период с 2008 по 2014 годы. Судебными инстанциями установлено и подтверждается материалами дела, что в рамках предварительного следствия допрошено более 50 свидетелей, проведены судебно-бухгалтерские, строительно-технические, компьютерно-технические экспертизы, проведен осмотр и анализ большого объема специальной документации.

Правильными являются и выводы судов о том, что причиной передачи уголовного дела из Следственного управления МВД России по Мурманской области для дальнейшего расследования в Следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Мурманской области являлась необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства, а также прав лиц, пострадавших от преступления, на доступ к правосудию, судебную защиту и компенсацию причиненного им ущерба.

При таких обстоятельствах, с учетом вышеприведенных законоположений, установленных по делу обстоятельств, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о признании действий органов предварительного следствия достаточными и эффективными и об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных Мазуром В.А. административных исковых требований.

Следует отметить, что согласно позиции Европейского Суда по правам человека, неоднократно высказанной в постановлениях, задержка на какой-то стадии может быть допустима, если общая длительность разбирательства не является чрезмерной (постановление от 23 февраля 2010 г. по жалобе N 14824/02).

При этом, как разъяснено в пункте 57 Постановления Пленума N 11, превышение общей продолжительности судопроизводства по гражданскому, административному делу, делу по экономическому спору равной трем годам, а по уголовному делу - равной четырем годам, само по себе не свидетельствует о нарушении права на судопроизводство в разумный срок.

Таким образом, оснований для удовлетворения заявления Мазура В.А. о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок не имеется.

Доводы кассационной жалобы аналогичны доводам, изложенным в апелляционной жалобе, фактически были предметом рассмотрения судебных инстанций и обоснованно признаны несостоятельными.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений судами не было допущено существенных нарушений норм материального и процессуального права, которые в силу статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации могут повлечь отмену судебного постановления в кассационном порядке и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Доводов, свидетельствующих о наличии подобных нарушений в оспариваемых судебных постановлениях, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции, определила:

решение Мурманского областного суда от 9 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Мурманского областного суда от 19 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Мазура В. А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.