Кассационное определение СК по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 25 декабря 2019 г. по делу N 8а-2728/2019

 

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Широковой Е.А, судей Кулешовой Е.А, Жидковой О.В, рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело (N 2а-7991/2019) по кассационной жалобе Кудряшовой Марины Владимировны на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Коми от 23 сентября 2019 года (33а-1849/2019) по административному иску Государственного учреждения "Коми республиканский онкологический диспансер" к Государственной инспекции труда в Республике Коми, государственному инспектору труда Суслову Алексею Станиславовичу о признании незаконным и отмене предписания N 11/10-4482-18-И от 19 июля 2018 года.

Заслушав доклад судьи Кулешовой Е.А, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Государственное учреждение "Коми республиканский онкологический диспансер" обратилось в Сыктывкарский городской суд Республики Коми с административным исковым заявлением о признании незаконным и отмене предписания N11/10-4482-18-14 Государственной инспекции труда в Республике Коми от 19 июля 2018 года. В обоснование требований указало на отсутствие правовых оснований для выдачи оспариваемого предписания, поскольку государственным инспектором несчастный случай квалифицирован как связанный с производством только на основании статьи 229.3 Трудового кодекса Российской Федерации в рамках предоставленных ему полномочий, между тем, в отсутствие учета всех фактических обстоятельств дела, при которых предоставленная учреждением здравоохранения, куда обращалась работник Кудряшова М.В, информация отражала на 11 апреля 2018 года наряду с медицинским заключением о характере полученных повреждений здоровья и степени их тяжести также сведения об отсутствии действий по выдаче Кудряшовой М.В. листка нетрудоспособности, что, в свою очередь, свидетельствует об отсутствии оснований полагать о наличии несчастного случая на производстве. Кроме того, нарушений при расследовании несчастного случая не допущено, поскольку в силу положений статьи 229.1 Трудового кодекса Российской Федерации, комиссией по причине выполненных запросов в правоохранительные органы срок расследования продлен.

Судом перовой инстанции к участию в административном деле привлечены в качестве административного ответчика государственный инспектор труда Суслов А.С, в качестве заинтересованного лица - Кудряшова М.В.

Решением Сыктывкарский городской суд Республики Коми от 03 декабря 2018 года Государственному учреждению "Коми республиканский онкологический диспансер" в удовлетворении административного иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Коми от 23 сентября 2019 года решение Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 03 декабря 2018 года отменено, принято новое решение об удовлетворении административного иска Государственного учреждения "Коми республиканский онкологический диспансер". Признано незаконным предписание государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Республике Коми Суслова Алексея Станиславовича N 11/10-4482-18-И от 19 июля 2018 года.

В кассационной жалобе на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Коми от 23 сентября 2019 года Кудряшова М.В. просит об отмене судебного постановления, полагая его незаконным, необоснованным и не мотивированным, излагая обстоятельства дела и полагая, что судом апелляционной инстанции дана ненадлежащая оценка доказательствам и ее доводам.

В соответствии с частью 2 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Судебный акт подлежит безусловной отмене кассационным судом общей юрисдикции в случаях, указанных в части 1 статьи 310 настоящего Кодекса (части 2, 3 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

По данному административному делу нарушений, влекущих отмену судебного постановления в кассационном порядке, допущено не было.

Судом первой инстанции установлено, что Государственной инспекцией труда в Республике Коми в связи с обращением работника Государственного учреждения "Коми республиканский онкологический диспансер" Кудряшовой М.В. о несчастном случае на производстве проведено дополнительное расследование, по результатам которого составлено заключение от 19 июля 2018 года, где зафиксировано, что 3 апреля 2018 года около 09 часов 05 минут врач-радиолог Кудряшова М.В. находилась в кабинете дежурного врача радиологического отделения в д. 4 по ул. Гаражная, где также находились заведующий отделением ФИО старшая медицинская сестра ФИО, медицинская сестра ФИО ФИО в целях ознакомления и подписания Кудряшовой М.В. выдан контракт, при попытке сфотографировать который (со слов Кудряшовой М.В.) ФИО схватил ее за правое предплечье и дернул. В травмпункте поставлен диагноз "ушиб мягких тканей правого предплечья, сдавление мягких тканей правого предплечья". Кудряшова М.В. 3 апреля 2018 года находилась на листке нетрудоспособности, в связи с чем 9 апреля 2018 года обратилась к главному врачу учреждения с заявлением о проведении расследования несчастного случая. Приказом N 90-п от 9 апреля 2018 года создана комиссия по расследованию несчастного случая на производстве. Травма, полученная при несчастном случае, относится к категории легких, что отражено в медицинском заключении ГБУЗ РК СГБ N 1 о характере полученных повреждений от 10 апреля 2018 года. Кудряшова М.В. 3 мая 2018 года сдала в Государственное учреждение "Коми республиканский онкологический диспансер" больничный лист с кодом 04. Согласно протоколу заседания комиссии по расследованию несчастного случая от 4 мая 2018 года приказом от 7 мая 2018 года N 112-п продлен срок расследования до получения информации о результатах расследования из МВД. По состоянию на день составления акта расследование несчастного случая не проведено.

По результатам дополнительного расследования государственным инспектором труда Государственной инспекции труда в Республике Коми Сусловым А.С. Государственному учреждению "Коми республиканский онкологический диспансер" выдано предписание N 11/10-4482-18-И от 19 июля 2018 года, которым на работодателя возложена обязанность оформить акт формы Н-1 о несчастном случае на производстве, произошедшем 3 апреля 2018 года с врачом-радиологом радиологического отделения Государственного учреждения "Коми республиканский онкологический диспансер" Кудряшовой М.В, и направить оформленный в соответствии с заключением государственного инспектора акт формы Н-1 Кудряшовой М.В. и в региональное отделение ФСС Российской Федерации. Государственную инспекцию труда в Республике Коми.

Разрешая административный иск, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 229.2, 229.3, 356. 357 и 360 Трудового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания оспариваемого представления незаконным и его отмене, исходя из того, что при проведении Государственной инспекцией труда в Республике Коми дополнительного расследования несчастного случая были выявлены нарушения работодателем трудового законодательства, в связи с чем государственным инспектором труда в пределах предоставленных полномочий правомерно вынесено обязательное для работодателя предписание о возложении на него обязанности устранить допущенное нарушение.

В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основанием для отмены или изменения судебных актов в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Республики Коми, отменяя решение суда первой инстанции, фактически исходила из того, что его выводы не соответствуют обстоятельствам административного дела.

Положениями части 1 статьи 227 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что расследованию и учету в соответствии с главой 36 названного Кодекса подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Согласно части 3 указанной статьи расследованию в установленном порядке, как несчастные случаи, подлежат, в частности, события, в результате которых пострадавшими были получены телесные повреждения (травмы), повлекшие за собой временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли в течение рабочего времени на территории работодателя.

Согласно приведенным нормам, несчастный случай на производстве образует любое повреждение здоровья, полученное работником при исполнении им трудовых обязанностей или выполнении иной работы по поручению работодателя, а также при осуществлении других правомерных действий, вытекающих из трудовых отношений, которое повлекло необходимость перевода пострадавшего на другую работу, временную или стойкую утрату им трудоспособности, а также его смерть.

Таким образом, для квалификации несчастного случая как связанного с производством имеет значение то, что событие, в результате которого работник получил повреждение здоровья, произошло в рабочее время и в связи с выполнением работником действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо, совершаемых в его интересах.

Положениями Трудового кодекса Российской Федерации, регулирующими вопросы расследования несчастных случаев на производстве (статьи 227 - 231) предусматривается квалификация в качестве несчастных случаев, связанных с производством, и составление актов по форме Н-1 по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками их трудовых обязанностей.

Под несчастным случаем на производстве в силу статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" понимается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Согласно статье 229.3 Трудового кодекса Российской Федерации государственный инспектор труда при выявлении сокрытого несчастного случая, поступлении жалобы, заявления, иного обращения пострадавшего (его законного представителя или иного доверенного лица), лица, состоявшего на иждивении погибшего в результате несчастного случая, либо лица, состоявшего с ним в близком родстве или свойстве (их законного представителя или иного доверенного лица), о несогласии их с выводами комиссии по расследованию несчастного случая, а также при получении сведений, объективно свидетельствующих о нарушении порядка расследования, проводит дополнительное расследование несчастного случая в соответствии с требованиями настоящей главы независимо от срока давности несчастного случая. Дополнительное расследование проводится, как правило, с привлечением профсоюзного инспектора труда, а при необходимости - представителей соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный контроль (надзор) в установленной сфере деятельности, и исполнительного органа страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя). По результатам дополнительного расследования государственный инспектор труда составляет заключение о несчастном случае на производстве и выдает предписание, обязательное для выполнения работодателем (его представителем).

Материалами дела установлено, что в связи с поступлением в Государственную инспекцию труда в Республике Коми заявления Кудряшовой М.В. о проведении дополнительного расследования несчастного случая проведено расследование несчастного случая, по итогам которого Государственным инспектором труда Сусловым А.С. 19 июля 2018 года вынесено заключение и предписание об устранении нарушений трудового законодательства, к работодателю Кудряшовой М.В. предъявлено требование оформить акт по форме Н-1, исходя из того, что несчастный случай, произошедший с Кудряшовой М.В. 3 апреля 2019 года, должен быть признан несчастным случаем на производстве.

В своем заключении государственный инспектор пришел к выводу о том, что обстоятельства событий между врачом Кудряшовой М.В. и заведующим отделением ФИО, имевших место 3 апреля 2018 года, свидетельствуют о несчастном случае, который подлежит квалификации как связанный с производством. Приходя к такому выводу, государственный инспектор исходил из данных Кудряшовой М.В. объяснений, диагноза, поставленного травмпунктом при обращении Кудряшовой М.В. с жалобами, потерю Кудряшовой М.В. трудоспособности. Полученная при несчастном случае травма относится к категории "легких" на основании медицинского заключения ГБУЗ РК СГБ N1 о характере полученных повреждений здоровью в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести от 10 апреля 2018 года.

Проверяя обоснованность выдачи оспариваемого предписания, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что у государственного инспектора труда оснований полагать события, описанные в обращении Кудряшовой М.В, как имевшие место 3 апреля 2018 года, к случаю, связанному с производством, не имелось, поскольку доказательства, подтверждающие получение Кудряшовой М.В. производственной травмы вследствие неправомерных действий третьих лиц, при исполнении служебных обязанностей, в рабочее время, при указанных ею обстоятельствах, отсутствуют.

Вступившим в законную силу постановлением N5-2/2019 мирового судьи Пушкинского судебного участка г. Сыктывкара Республики Комм от 14 июня 2019 года производство по делу об административном правонарушении в отношении ФИО по статье 6.1.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

При рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении ФИО мировым судьей установлено, что ему вменялось совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно-наказуемого деяния при следующих обстоятельствах: 3 апреля 2018 года в 09 часов 05 минут по адресу: ул. Гаражная, 4, г. Сыктывкар, - ФИО в кабинете дежурного врача схватил кистью своей руки за верхнюю треть правого предплечья Кудряшову М.В... после чего, продолжая сжимать кистью своей руки верхнюю треть правого предплечья, оттолкнул руку Кудряшовой М.В. от себя по направлению вверх, от чего Кудряшова М.В. испытала физическую боль.

Заключением эксперта N 2/2956-18-Д/3482-18 от 10 июля 2018 года, данным в рамках проводимой проверки органом дознания по обращению Кудряшовой М.В. с заявлением от 3 апреля 2018 года о привлечении к уголовной ответственности ФИО22 в целях определения тяжести вреда здоровью у Кудряшовой М.В, объективных признаков телесных повреждений и следов после них не обнаружено, а субъективные жалобы Кудряшовой М.В. по заключению эксперта обусловлены обострением выявленной патологии, развитие которой в причинно-следственной связи с обстоятельствами событий от 3 апреля 2018 года не состоят.

Прекращая производство по делу об административном правонарушении, мировой судья исходил из отсутствия объективных данных, подтверждающих совершение ФИО иных насильственных действий, причинивших физическую боль Кудряшовой М.В.

Согласно части 3 статьи 64 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации вступившее в законную силу постановление суда по делу об административном правонарушении является обязательным для суда, рассматривающего административное дело об административно-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено постановление суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они этим лицом.

Таким образом, выводы государственного инспектора о том, что несчастный случай следует квалифицировать как связанный с производством, в связи с чем работодателю в лице административного истца надлежит составить акт формы Н-1, судебная коллегия нашла необоснованными с учетом установленных ею обстоятельств.

Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств и на несогласие с выводами суда апелляционной инстанции по результатам их оценки, что в соответствии с частью 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в полномочия суда кассационной инстанции не входит и основанием для отмены обжалуемых судебных актов в кассационном порядке не может являться.

Вопреки утверждениям кассационной жалобы, суд апелляционной инстанции дал надлежащую оценку всем обстоятельствам по делу, нарушений норм процессуального права, которые бы влекли отмену судебного постановления, по настоящему административному делу не допущено.

Выводы суда апелляционной инстанции являются верными, в апелляционном определении мотивированными, в кассационной жалобе по существу не опровергнутыми.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

оставить апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Коми от 23 сентября 2019 года без изменения, кассационную жалобу Кудряшовой М.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.