Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 16 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1242/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Шевчук Т.В, судей Лепской К.И, Гутеневой Е.Н, рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Лепской К.И. гражданское дело N 2-274/2019 по иску Чувиляевой Галины Юрьевны к ООО "Наука и Техника" и ООО "СОЮЗ" об обязании прекратить нарушение авторских прав, взыскании компенсации за нарушение исключительного права на произведение, за изменение информации об авторском праве и компенсации морального вреда, по кассационной жалобе Чувиляевой Галины Юрьевны решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 августа 2019 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

Установила:

Чувиляева Г.Ю. обратилась в суд с иском к ООО "Наука и Техника", ООО "СОЮЗ", в котором просила обязать ответчиков прекратить нарушение ее авторских прав, а именно пресечь дальнейшее распространение ответчиками товаров с использованием произведений истца любым способом, в том числ в сети Интернет, в социальной сети "данные изъяты"", через магазины (торговые точки), взыскать с ответчиков солидарно компенсацию за нарушение исключительного права на произведении в размере 8 640 000 рублей, компенсацию за изменение информации об авторском праве в размере 160 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 1 160 000 рублей, также возместить расходы на нотариуса в размере 33 865 рублей, на услуги представителя в размере 15 000 рублей, на приобретение товара в размере 4 200 рублей.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2019 года исковые требования удовлетворены частично.

Суд обязал ООО "Наука и техника", ООО "СОЮЗ" прекратить нарушение авторских прав Чувиляевой Г.Ю, запретив указанным лицам распространение товаров с использованием произведений истца; взыскал с ООО "Наука и техника", ООО "СОЮЗ" солидарно в пользу Чувиляевой Г.Ю. денежную компенсацию в размере 250 000 рублей, компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей, расходы на нотариальные услуги 962 рубля 07 копеек, на представителя 426 рублей 14 копеек, государственной пошлине 1 713 рублей.

В остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 августа 2019 года решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 15 января 2019 года в части размера взысканных в пользу Чувиляевой Галины Юрьевны расходов изменить.

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью "Наука и Техника" и Общества с ограниченной ответственностью "Союз" солидарно в пользу Чувиляевой Галины Юрьевны возмещение расходов на нотариальные услуги в размере 33 865 рублей, расходы по оплате услуг представителя 15 000 рублей, расходы на приобретение товара в размере 4 200 рублей.

В остальной части решение Невского районного суда Санкт- Петербурга от 15 января 2019 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Чувиляевой Галины Юрьевны, Общества с ограниченной ответственностью "Наука и Техника" - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Чувиляева Г.Ю. просит об изменении обжалуемых судебных актов в части размера компенсации за нарушения исключительного права на произведения, компенсации за изменение информации об авторском праве, компенсации морального вреда, судебных расходов на оплату государственной пошлины. В обоснование доводов кассационной жалобы указывает на то, что судами неправильно применены ст.ст. 1250-1252, 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации в части определения размера компенсации за нарушение исключительных авторских прав истца. Выводы судов о размере такой компенсации не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В заседание суда кассационной инстанции явились представители Чувиляевой Г.А. - Тилимончик В.П. и Николаева Л.В, представитель ООО "Наука и Техника" и ООО "Союз" - Дуранов А.В, Остальные участники процесса, извещенные судом о времени и месте рассмотрения дела по кассационной жалобе, в суд кассационной инстанции не явились.

Согласно правилам статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции рассмотрела кассационную жалобу в отсутствии не явившихся участников процесса (их представителей).

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебных актов в пределах доводов кассационной жалобы согласно части 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей Чувиляевой Г.А. - Тилимончик В.П. и Николаеву Л.В, поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя ООО "Наука и Техника" и ООО "Союз" - Дуранова А.В, возражавшего против удовлетворения доводов кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (часть 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что Чувиляева Г.Ю. является автором произведений изобразительного искусства - картин с изображением персонажей "Солнечные ангелы", в том числе картин "Волшебные колпачки", "Ангел с зайкой", "Пчелка", "Ангелы заботы", "Ванечка", "Кто здесь котиков не любит", "Одуванчики", "Первая любовь", "Ангелы домашнего очага", "Ангел надежды и веры", "Кашу не хочу", "Капитан", "Секретики", "Дарящие любовь", "Вася с подсолнухом". "Клубничный ангел", "Венчание", "Летний ангел", "Летний вечер", "Бабочки не прилетели", "Маленький волшебник", "Песня про любимую маму", "Утренний ангел" (том 1 л.д. 26-49).

Из представленных доказательств, а именно, нотариально удостоверенного протокола осмотра доказательств, фотоматериалов, видеозаписи следует, что ответчики распространяют изделия с изображением "Солнечных ангелов", являющихся объектом авторских прав Чувиляевой Г.Ю, через Интернет-магазин "данные изъяты" администратором которого является ООО "Наука и Техника", реквизиты для оплаты товара указаны ООО "СОЮЗ", группу в социальной сети "данные изъяты"" в сети Интернет по адресу "адрес", через магазины (торговые точки) "данные изъяты" по адресу: "адрес", на книжной ярмарке "данные изъяты" по "адрес", в "адрес" по адресу: "адрес", на рынке "адрес" по адресу: "адрес".

В ходе рассмотрения дела данные обстоятельства не оспаривались ответчиками.

Факты авторства истца в отношении представленной в материалы дела серии картин с изображением солнечных ангелов, а также того, что именно данные произведения изобразительного искусства были использованы в картинах по номерам и алмазных мозаиках, фотографии которых опубликованы на указанных выше интернет-сайтах, и которые продаются в указанных истцом магазинах (торговых точках), как и того, что данные картины по номерам и алмазные мозаики распространены именно ответчиками, признаны последними в ходе судебного разбирательства.

Разрешая вопрос о размере компенсации за нарушение исключительного права на произведения, которое истец оценила в 8 640 000 рублей, суд принял во внимание срок незаконного использования произведений истца, отсутствие до подачи иска претензий к ответчикам о прекращении незаконного распространения товаров с "Солнечными ангелами", добровольное устранение ответчиком нарушений прав истца, приостановление продажи товаров и размещения информации на сети Интернет на принадлежащих ответчикам ресурсах с использованием "солнечных ангелов", исходя из соразмерности компенсации последствиям нарушения, вероятных убытков правообладателя, и пределов размера компенсации, установленных статьей 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации, руководствуясь принципами разумности и справедливости, суд признал требование истца подлежащим удовлетворению в размере 200 000 рублей.

При этом суд учел, что нарушением, за каждый факт которого взыскивается компенсация, является именно покупка товара с изображением "солнечного ангела", в материалах дела отсутствуют доказательства приобретения товаров с изображением произведений истца в количестве, соответствующем заявленному истцом размеру компенсации.

Также суд счел обоснованными и подлежащими удовлетворению требования об обязании ответчиков прекратить дальнейшее распространение товаров с произведениями истца.

Принимая во внимание, что при распространении товара с использованием произведений истца посредством интернет-магазина изменены авторские названия картин без разрешения автора, что не оспаривалось ответчиками, суд определилподлежащую в пользу истца компенсацию за данное нарушение в сумме 50 000 рублей.

Установив факт нарушения личных неимущественных прав Чувиляевой Г.Ю, суд посчитал справедливым и достаточным размер компенсации морального вреда в сумме 30 000 рублей.

Между тем судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции полагает, что нижестоящими судами не учтено следующее.

Пунктом 1 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи, в частности:

воспроизведение произведения, то есть изготовление одного и более экземпляра произведения или его части в любой материальной форме, в том числе в форме звуко- или видеозаписи, изготовление в трех измерениях одного и более экземпляра двухмерного произведения и в двух измерениях одного и более экземпляра трехмерного произведения.

распространение произведения путем продажи или иного отчуждения его оригинала или экземпляров;

В соответствии со статьей 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных этим (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 47 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, суд определяет размер компенсации не произвольно, а исходя из оценки представленных сторонами доказательств.

Признав ответчиков виновным в нарушении авторских прав, а именно - реализации наборов "Рисуем по номерам" и набор алмазной мозаики содержащие копии картин истца через интернет-магазин в сети "Интернет", в группе "данные изъяты"" в социальной сети "данные изъяты"" в сети "Интернет", а также распространении товара, нарушающего авторские права истца через магазины (торговые точки): магазин "данные изъяты", торговые точки в "данные изъяты", торговую точку в "данные изъяты"", торговую точку на рынке " "данные изъяты" пункт выдачи в "адрес", и определяя размер компенсации подлежащей взысканию с ответчиков в пользу истца за нарушение исключительных прав, суд учел, что нарушением, за каждый факт которого взыскивается компенсация, является именно покупка товара с изображением "солнечного ангела". Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства приобретения товаров с изображением произведений истца в количестве, соответствующем заявленному истцом размеру компенсации, суд признал требование истца подлежащим удовлетворению в размере 200 000 рублей, за изменение авторских названий картин без разрешения автора определилкомпенсацию в размере 50 000 руб.

Однако, суд первой инстанции не учел, что каждое нарушение исключительного права (на воспроизведение, распространение, доведение до всеобщего сведения, публичный показ) в отношении каждого произведения является самостоятельным нарушением, тем самым допустив неправильное применение статьи 1270, статьи 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из анализа положений ст. 1301, п.п. 1, 2 ст. 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что использование произведения без согласия автора каждым из способов, указанных п. 2 ст. 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации, образует отдельное нарушение исключительного права на произведение, которое подлежит защите.

Также следует учитывать, что запись экземпляра произведения на электронный носитель с последующим предоставлением доступа к этому произведению любому лицу из любого места в любое время (например, доступ в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети "Интернет") представляет собой осуществление двух правомочий, входящих в состав исключительного права, - правомочия на воспроизведение (подпункт 1 пункта 2 ст. 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации) и правомочия на доведение до всеобщего сведения (подпункт 11 пункта 2 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как усматривается из материалов дела, истцом в рамках настоящего дела заявлялись требования о нарушении прав на 23 картины, каждая из которых использовалась различными способами. При этом случаи использования произведений при распространении товаров через Интернет-магазин, при размещении изображений в Группе в соцсети "данные изъяты" при распространении товаров через магазины представляют собой самостоятельные случаи использования произведений.

Между тем, не указав, в каком объеме удовлетворено каждое из требований, суд первой инстанции взыскал 200 000 рублей и 50 000 рублей за нарушение исключительных прав в целом.

Абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 ГК РФ предусмотрено, что если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных настоящим Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Суд кассационной инстанции отмечает, что суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе, обосновывая такое снижение лишь принципами разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры.

Так, согласно правовой позиции, изложенной в Постановленииостановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П по делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российско Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края, при определенных условиях возможно снижение судом размера компенсации ниже низшего предела, установленного статьями 1301, 1311 и 1515 ГК РФ, однако такое уменьшение возможно лишь по заявлению ответчика и при следующих условиях: убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком; правонарушение совершено ответчиком впервые; использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью деятельности ответчика и не носило грубый характер (например, если продавцу не было заведомо известно о контрафактном характере реализуемой им продукции).

Таким образом, следует учитывать, что в соответствии с приведенной правовой позицией снижение размера компенсации ниже минимального предела обусловлено Конституционным Судом Российской Федерации одновременным наличием ряда критериев, обязанность доказывания соответствия которым возлагается именно на ответчика.

Вместе с тем, в данном деле при принятии решения суд первой инстанции принял решение о снижении компенсации ниже низшего по собственной инициативе, без соответствующего заявления Ответчиков, что также является нарушением.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

Однако судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в нарушение части 1 статьи 327.1 и части 3 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, проверяя законность и обоснованность решения суда первой инстанции, допущенные нарушения не устранила.

Таким образом, судебное постановление суда апелляционной инстанции нельзя признать отвечающим требованиям статей 195, 329, части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права, неправильное применение норм материального и процессуального права, привели к принятию неправильных судебных постановлений, вследствие чего апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 августа 2019 года подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 августа 2019 года отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение в суд апелляционной инстанции - судебную коллегию по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.