Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. по делу N 8Г-129/2020-

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего

Стешовиковой И.Г.

судей

Петровой Т.Г, Григорьевой Ю.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы Титова Е.Е, нотариуса Кингисеппского городского нотариального округа Ленинградской области Ульяничева М.Д, Симонова Е.С. на решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 18 июня 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 26 сентября 2019 года по гражданскому делу N 2-73/2019 по иску Завада А.И. к Титова Е.Е, Симонова Е.С. о признании недействительными доверенности, договора дарения квартиры, применении последствий недействительности сделки, признании завещания недействительным

Заслушав доклад судьи Стешовиковой И.Г, объяснения истца Завада А.И, адвоката Ягненкова Д.А, действующего в интересах истца, представителей ответчицы Титовой Е.Е. -Подуздову А.А. (ордер, доверенность от 26.11.2018 сроком на три года), Михайлова Ф.К. (доверенность от 30.01.2019 сроком на три года), судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Завада А.И. обратился в суд с иском к Титовой Е.Е, Симоновой Е.С, после уточнения исковых требований просил признать недействительной доверенность от 09.02.2018, выданную Крупновой М.С. на имя Симоновой Е.С, удостоверенную 09.02.2018 нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ульяничевой М.Д, признать недействительным договор дарения от 15.02.2018 квартиры, расположенной по адресу: "адрес", заключенный между Крупновой М.С. и Титовой Е.Е, удостоверенный 15.02.2018 нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ульяничевой М.Д, применить последствия недействительности сделки, прекратив право собственности Титовой Е.Е. на спорное жилое помещение и исключив из Единого государственного реестра недвижимости запись от 19.02.2018 о регистрации права собственности Титовой Е.Е. на указанную квартиру; признать недействительным завещание от 23.01.2017, совершенное Крупновой М.С. в пользу Титовой Е.Е, удостоверенное 23.01.2017 нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ульяничевой М.Д.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 02.08.2018 умерла его тетя Крупнова М.С, ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Истец, является единственным наследником по завещанию и по закону. После смерти Крупновой М.С. открылось наследство в виде квартиры, расположенной по указанному адресу и акций различных компаний. В установленный срок он обратился к нотариусу Ульяничевой М.Д. с заявлением о принятии наследства, от которой узнал, что вышеуказанная квартира Крупновой М.С. подарена Титовой Е.Е, которая является собственником жилого помещения с 19.02.2018. Также Крупновой М.С. 09.02.2018 выдана нотариально удостоверенная доверенность на имя Симоновой Е.С. с полномочиями на дарение принадлежащей ей квартиры, расположенной по адресу: "адрес", а также совершено завещание от 23.01.2017 в пользу Титовой Е.Е. Истец считает, что доверенность, сделка по дарению квартиры, завещание, являются недействительными, поскольку совершены в период, когда Крупнова М.С. была неспособна понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 18 июня 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 26 сентября 2019 года, исковые требования удовлетворены.

Признаны недействительными доверенность от 09 февраля 2018 года, выданная Крупнова М.С. на имя Симонова Е.С, удостоверенная нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ульяничева М.Д. 09 февраля 2018 года, зарегистрированная в реестре N47/77-н/47-2018-5-10, договор дарения от 15 февраля 2018 года квартиры, расположенной по адресу: "адрес", заключенный между Крупнова М.С. и Титова Е.Е, удостоверенный нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ульяничевой М.Д. 15 февраля 2018 года, зарегистрированный в реестре N, завещание от 23 января 2017 года, совершенное Крупновой М.С. в пользу Титова Е.Е, удостоверенное нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ульяничевой М.Д. 23 января 2017, зарегистрированное в реестре N а также исключить из Единого государственного реестра недвижимости запись N N от 19 февраля 2018 года о регистрации права собственности Титова Е.Е. на квартиру, расположенную по адресу: Ленинградская область, Кингисепп, "адрес", истребовать "адрес" из незаконного владения Титова Е.Е. и включить её в состав наследственного имущества Крупнова М.С, умершей ДД.ММ.ГГГГ.

В кассационной жалобе Титова Е.Е. ставит вопрос об отмене судебных постановлений.

Симонова Е.С, нотариус Ульяничева М.Д. также подали кассационные жалобы на указанные судебные постановления.

Завада А.И. представил в судебное заседание возражения на кассационную жалобу, которые приобщены к материалам дела.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке. В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь ч. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело с участием явившихся участников процесса.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции находит жалобы не подлежащими удовлетворению, поскольку не имеется оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных актов.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (статья 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанции существенных нарушений норм материального и процессуального права допущено не было.

Как установлено судом, Крупнова М.С, 17 июля 1931 года рождения, приходится истцу родной тётей по линии матери - Крупновой (Завада) А.С, умершей ДД.ММ.ГГГГ.

Крупновой М.С. на основании договора передачи жилого помещения в собственность от 29 декабря 1993 года на праве собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: "адрес".

12 сентября 2015 года Крупнова М.С. оформила нотариально удостоверенное завещание, которым все принадлежащее ей на день смерти имущество завещала истцу Завада А.И.

23 января 2017 года Крупнова М.С. составила новое завещание, удостоверенное нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ленинградской области Ульяничевой М.Д, зарегистрированное в реестре 1В-6, которым все принадлежащее ей на день её смерти имущество завещала ответчику Титовой Е.Е.

9 февраля 2018 года Крупнова М.С. выдала нотариально удостоверенную нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ленинградской области Ульяничевой М.Д. доверенность, оформленную на бланке 47 БА 2410493, которой уполномочила Симонову Е.С. подарить Титовой Е.Е. принадлежащую ей квартиру, расположенную по адресу: "адрес". Доверенность подписана лично Крупновой М.С, зарегистрирована в реестре N 47/77-н/47-2018-5-10.

15 февраля 2018 года между Симоновой Е.С, действующей от имени Крупновой М.С. по указанной доверенности от 9 февраля 2018 года, и Титовой Е.Е. заключен договор дарения квартиры, расположенной по адресу: "адрес". Договор удостоверен нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ленинградской области Ульяничевой М.Д, зарегистрирован в реестре N 47/77-н/47-2018-4-22.

19 февраля 2018 года право собственности Титовой Е.Е. на "адрес" на основании указанного договора дарения от 15 февраля 2018 года зарегистрировано Управлением Росреестра по Ленинградской области за N.

Согласно свидетельству о смерти, выданным 14 августа 2018 года отделом ЗАГС Администрации муниципального образования "Кингисеппский муниципальный район", Крупнова М.С. умерла 2 августа 2018 года.

24 августа 2018 года Титова Е.Е. обратилась к нотариусу Кингисеппского нотариального округа Ульяничевой М.Д. с заявлением о принятии наследства после смерти Крупновой М.С. на основании завещания, составленного последней 23 января 2017 года, указав в составе наследственного имущества денежные средства на вкладах ПАО "Сбербанк". Нотариусом открыто наследственное дело N 192/2018 к имуществу Крупновой М.С.

30 августа 2018 года Завада А.И. обратился к нотариусу Кингисеппского нотариального округа Ульяничевой М.Д. с заявлением о принятии наследства после смерти Крупновой М.С. по всем предусмотренным законом основаниям.

Из материалов наследственного дела следует, что нотариусом свидетельство о праве на наследство никому из наследников не выдавалось.

Из завещания Крупновой М.С, составленного 23 января 2017 года в городе Кингисеппе Ленинградской области, следует, что завещание оформлено нотариусом Кингисеппского нотариального округа Ульяничевой М.Д. со слов Крупновой М.С, полностью прочитано завещателем до подписания и собственноручно им подписано в присутствии нотариуса. Личность завещателя установлена, дееспособность проверена.

Из материалов дела следует, что Крупнова М.С. в период с 2016 по 2018 годы неоднократно проходила амбулаторное и стационарное лечение в ГБУЗ ЛО "Кингисеппская МБ", страдала онкологическим заболеванием, на учете врача-психиатра не состояла.

В ходе рассмотрения спора судом первой инстанции назначена посмертная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, по результатам которой составлено заключение экспертов СПбГКУЗ "Городская психиатрическая больница N 6" N1906.696.2, содержащее выводы, что Крупнова М.С. при жизни, в том числе на момент составления завещания от 23.01.2017 года и выдачи доверенности от 09.02.2018 года, страдала психическим расстройством в виде органического расстройства личности (F 07.08). Об этом свидетельствуют данные анамнеза, медицинской документации, материалы гражданского дела, из которых видно, что Крупнова М.С. длительно страдала сосудистым заболеванием (ГБ, атеросклероз). На фоне сосудистого заболевания у нее к маю 2016 года отмечалось развитие выраженной психоорганической симптоматики с эпизодами спутанности сознания, неадекватного поведения, малопонятной, замедленной речью, амнестической дезориентировкой во времени, замедленностью мышления со соскальзываниями, диссомнией, интеллектуально-мнестическим снижением, снижением памяти на текущие события, что описывалось соматическими врачами, психиатром во время госпитализации ГБУЗ ЛО "Кингисеппская межрайонная больница им. П.Н.Прохорова".

В последующем сохранялись выраженные психоорганические изменения, со значительным нарушением когнитивных функций ("сбор жалоб затруднен"), что отмечалось при повторных госпитализациях в стационар, сопровождалось нарушением социально-бытовой адаптации, что подтверждается частью свидетельских показаний (не готовила себе, не пользовалась плитой, не выходила из дома). Анализ материалов дела, медицинской документации показывает, что в юридически значимый период, в момент составления завещания от 23.01.2017 и выдачи доверенности от 09.02.2018, по своему состоянию, характеризовавшемуся выраженной психоорганической симптоматикой с затрудненным вербальным контактом, амнестической дезориентировкой, социальной дезадаптацией, нарушением критических и прогностических способностей, Крупнова М.С. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Экспертами при исследовании также отмечено, что показания допрошенных в судебном заседании свидетелей об отсутствии у Крупновой М.С. грубых когнитивных нарушений на период января 2017 года, февраля 2018 года не соответствуют объективной медицинской документации.

Также экспертами отражено, что вопрос о том, могла ли Крупнова М.С, с учетом индивидуально-психологических особенностей и эмоционального состояния, отдавать отчет своим действиям и правильно руководить ими на момент составления завещания от 23 января 2017 года и выдачи доверенности от 9 февраля 2018 года, теряет свою экспертную значимость, поскольку действия подэкспертной были обусловлены не психологическим критерием, а медицинским, имеющимся у нее органическим расстройством личности с нарушением критико-прогностических способностей. Среди индивидуально?психологических особенностей Крупнова М.С. отмечаются нарушения мнестической сферы, восприятия, динамические и мотивационные нарушения мыслительных операций, неадекватностью поведения, нарушения ориентировки во времени.

В рамках апелляционного разбирательства в суде апелляционной инстанции опрошена эксперт Николенко Т.В, подтвердившая заключение комиссии экспертов СПбГКУЗ "Городская психиатрическая больница N 6" N1906.696.2 в полном объеме. При этом указала, что в заключении имеется техническая ошибка, неправильно указан год вынесения заключения комиссии экспертов, следует считать 2019 год, так как экспертиза проведена после вынесения определения суда, без определения провести экспертизу невозможно. Также эксперт пояснила, что человек, не имеющий специального образования, мог не понять того, что у Крупновой М.С. имелись психические отклонения.

В соответствии со ст. 1111 ГК Российской Федерации наследование осуществляется но завещанию и по закону. Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

В соответствии с п. 2 ст. 218 ГК Российской Федерации, в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Согласно п. 1 ст. 1119 ГК Российской Федерации завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса.

В соответствии со 1131 ГК РФ, при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание) (п. 1). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием. Оспаривание завещания до открытия наследства не допускается (п. 2).

Как разъяснил Пленум Российской Федерации в пункте 21 постановления от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (? 2 главы 9 ГК Российской Федерации) и специальными правилами раздела V ГК Российской Федерации.

Согласно ст. 177 ГК Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся на момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Необходимым условием оспаривания сделки по основанию, указанному в ст. 177 ГК Российской Федерации, является доказанность того, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий или руководить ими. Причины указанного состояния могут быть различными, в том числе и болезнь.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, проанализировав представленные доказательства, по правилам ст. 67 ГПК Российской Федерации, пришел к выводу, что в момент составления договора дарения, доверенности и спорного завещания отсутствовало волеизъявление Крупновой М.С. на распоряжение имуществом в пользу Титовой Е.Е, так как по состоянию здоровья она не могла понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем, доверенность, выданная Крупновой на имя Симоновой Е.С, равно как и завещание и договор дарения в пользу Титовой Е.Е. являются недействительными.

Суд апелляционной инстанции с указанными выводами суда первой инстанции согласился, отклонив соответствующие доводы апелляционной жалобы.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции считает, что приведенные выводы следует признать верными и обоснованными, постановленными при правильном применении норм материального и процессуального права. Составление доверенности, договора дарения и завещания, в состоянии, исключающем способность понимать значение своих действий и руководить ими, подтверждается совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств - медицинскими документами, заключением экспертов, объяснениями сторон. Ответчиками указанные доказательства не опровергнуты.

Изложенные в кассационных жалобах доводы не опровергают выводы суда первой и апелляционной инстанции. Несогласие заявителей с выводами суда, основанными на оценке доказательств и нормах законодательства, не свидетельствует о неправильном применении ими норм материального и процессуального права, повлиявшем на исход дела.

Экспертное заключение является ясным, полным, научно обоснованным, содержит описание проведенного исследования, и ответы на поставленные вопросы. Эксперты имеют необходимую квалификацию, предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК Российской Федерации. Данное заключение подтверждено экспертом в судебном заседании, также экспертом даны пояснения по всем вопросам. В связи с изложенным, экспертное заключение правомерно положено судом первой инстанции в обоснование выводов, что в момент совершения оспариваемых сделок Крупнова М.С. не понимала значение своих действий и не могла руководить ими.

Приведенный в кассационных жалобах довод о необходимости назначения по настоящему делу повторной экспертизы, несостоятелен, поскольку в силу ч. 2 ст. 87 ГПК Российской Федерации суд вправе назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов.

Вместе с тем, таких оснований не имелось, правильность, обоснованность и полнота экспертного заключения, как указывалось выше, сомнений не вызывает.

Как верно указано судом, представленное заключение специалиста Белова В.Г, содержащее выводы о необъективности, необоснованности заключения эксперта, не подлежит оценке и принятию в качестве доказательства по делу, поскольку данный специалист не привлекался в качестве специалиста к участию в деле, выводы специалиста являются его субъективным мнением относительно порядка проведения экспертизы и выводов экспертов, при составлении заключения специалист не предупреждался об уголовной ответственности, в связи с чем, заключение специалиста не может быть принято в качестве доказательства недопустимости заключения экспертов СПбГКУЗ "Городская психиатрическая больница N 6" N1906.696.2.

Описка в дате составления экспертного заключения является явной технической ошибкой, и не свидетельствует о недостоверности и порочности заключения.

Также судом обоснованно отклонены доводы относительно того, что Крупнова М.С. на учете в психоневрологическом диспансере не состояла, в психиатрический стационар не госпитализировалась, у психиатра, невропатолога по месту жительства не наблюдалась, какие-либо сведения о проведении нейровизуализирующих методик обследования головного мозга, направления Крупновой М.С. на такие обследования, медицинская документация не содержит, медицинская документация о состоянии Крупновой М.С. на юридически значимый период отсутствует, поскольку в материалы дела представлены медицинские документы, заключение экспертов, на основании которых возможно сделать категорический вывод о нахождении Крупновой М.С. в момент совершения оспариваемых сделок в таком состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий.

При этом судом обоснованно критически оценены показания свидетелей опрошенных в ходе рассмотрения спора, поскольку данные показания опровергаются медицинской документацией Крупновой М.С, выводами судебной экспертизы, а кроме того, как верно указано судами данные свидетели не обладают специальными познаниями в области психиатрии, и достоверно не могли судить о наличии, либо отсутствии у Крупновой М.С. психических отклонений, а также способности понимать значение своих действий и руководить ими.

В соответствии со ст. 60 ГПК Российской Федерации, обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Сведений о том, что свидетели имеют соответствующее образование в области психиатрии, не имеется, ответчиками не представлено, что позволяет признать показания указанных свидетелей недопустимым средством доказывания. На основании указанного также обоснованно отклонены ходатайства о допросе в качестве свидетелей нотариуса Добромыслову Г.А, врача-онколога Жолобова П.И. и начальника производственного участка N3 ОАО "Управляющая компания" Цибакову Н.С.

Родственные отношения между истцом и Крупновой М.С. подтверждены совокупностью представленных в материалы дела доказательствах. Кроме того, истец является наследником по завещанию, которое не оспорено, недействительным не признано, соответственно, последний имеет право на предъявление заявленных требований.

В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

На основании статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

В силу пункта 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Как разъяснено в пункте 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", наследник, принявший наследство, независимо от времени и способа его принятия считается собственником наследственного имущества, носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество и ее момента.

Таким образом, закон связывает момент возникновения у наследника права собственности на наследственное имущество с моментом открытия наследства в случае, если наследство было принято в порядке и способами, установленными законом.

Принимая во внимание установленные обстоятельства по делу, имеются основания для применения положений п. 1 ст. 301 ГК Российской Федерации и истребования имущества из чужого незаконного владения Титовой Е.Е, прекращении права собственности Титовой Е.Е. в отношении спорной квартиры и наличии оснований для включения спорной квартиры в наследственную массу после умершей Крупновой М.С.

Доводы кассационных жалоб идентичны, направлены на иное толкование закона, оспаривание выводов суда и переоценку собранных по делу доказательств, содержат собственную оценку указанных обстоятельств, в связи с чем повлечь отмену обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке не могут.

В силу ч. 3 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении жалобы суд кассационной инстанции не вправе в том числе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции; предрешать вопросы о достоверности или недостоверности доказательств, преимуществе одних доказательств перед другими; принимать дополнительные доказательства.

Оценка доказательств и установление обстоятельств по делу относится к компетенции судов первой и второй инстанции. Суд кассационной инстанции правом оценки представленных сторонами доказательств не наделен.

Поскольку нарушений ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей основания для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции, судами первой и апелляционной инстанции допущено не было, то оснований для удовлетворения кассационных жалоб не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 18 июня 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 26 сентября 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.