Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 04 декабря 2019 г. по делу N 8Г-131/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Козловой Е.В, судей Лепской К.И, Кузнецова С.Л, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-451/2019 по иску Чуркина Дениса Николаевича к Федеральному агентству по управлению государственным имуществом в лице Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Калининградской области о признании сооружения самовольной постройкой, о возложении обязанности произвести работы по его сносу, по кассационной жалобе Чуркина Дениса Николаевича на решение Ленинградского районного суда города Калининграда от 29 января 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 07 мая 2019 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Чуркин Д.Н. обратился в суд с вышеназванным исковым заявлением, указав в его обоснование, что он является собственником земельного участка с кадастровым номером N расположенного по адресу: "адрес" На смежном земельном участке с кадастровым номером N собственником которого является Российская Федерация, произведены строительно-монтажные работы, связанные с возведением и формированием линейного инженерно-технического объекта в виде искусственной насыпи, используемой как участок автодороги. Строительные работы выполнены из песчано-гравийной смеси без укладки асфальтового полотна с ограждениями из бетонных плит и глыб в октябре 2016 года неустановленными лицами, и в настоящее время построенный участок соединил автомагистраль "адрес"" и "адрес", расположенную в "адрес"". Ссылаясь на то, что данное сооружение нарушает его права и законные интересы, поскольку в результате незаконного строительства этой насыпи происходит постоянное круглогодичное подтопление его участка и расположенных на нем здания и хозяйственной постройки, истец просил признать указанное сооружение, представляющее собой участок автодороги, соединяющий "адрес"" с автомагистралью "адрес"", самовольной постройкой, а именно самовольно возведенным линейным инженерно-техническим сооружением, в части его территории от внешней границы "адрес" до края насыпи (отвала) автомагистрали " "адрес"", и возложить на Территориальное управление Росимущества в Калининградской области, как на лицо, осуществляющее распоряжение государственным имуществом, обязанность в течение 15-ти календарных дней после вступления решения суда в законную силу за свой счет произвести работы, связанные со сносом (демонтажем и вывозом) самовольно возведенного линейного инженерного сооружения в виде искусственной насыпи, сформированного и эксплуатируемого в настоящее время как участок автодороги, в пределах его габаритов и объема.

Решением Ленинградского районного суда г..Калининграда от 29 января 2019 года заявленные исковые требования удовлетворены частично. Участок автодороги, соединяющий от границы "адрес" в г..Калининграде от внешней границы "адрес" до края насыпи (отвала) магистрали " "адрес"", который был искусственно образован и сформирован на земельном участке с кадастровым номером N признан самовольной постройкой (самовольно возведенным линейным инженерно-техническим сооружением).

На Территориальное управление Росимущества в Калининградской области возложена обязанность в течение одного месяца с даты вступления в законную силу решения суда демонтировать путем сноса и вывоза вышеуказанной искусственной насыпи в габаритном размере по длине: от внешней границы "адрес"", расположенной между земельными участками с кадастровыми номерами N и N, до границы насыпи (отвала) магистрали " "адрес"" протяженностью 11, 87 м по одной стороне (со стороны земельного участка с кадастровым номером N) и по второй стороне протяженностью 11, 55 м (со стороны земельного участка с кадастровым номером N); в габаритном размере по ширине: с одной стороны от внешней границы СНТ "Золотой петушок" между земельными участками с кадастровыми номерами N и N - 3, 53 м, с другой стороны, где располагается насыпь (отвал) магистрали "адрес"", - 6, 23 м; в габаритном размере по высоте: до уровня геодезических отметок земли, имеющихся на момент начала осуществления работ по строительству указанной искусственной насыпи участка автодороги, а именно: "Точка 1" (расположенная около земельного участка, имеющего кадастровый N, то есть с внешней границы "адрес" - до планировочной отметки 25, 82 м Балтийской системы измерения высотности (снятие насыпи в размере минус 0, 36 м; "Точка 2" (расположенная со стороны земельного участка с кадастровым номером N и отвала насыпи магистрали "адрес" у магистрали " "адрес"" - до планировочной отметки 26, 02 м Балтийской системы измерения высотности (снятие насыпи в размере минус 1, 16 м); "Точка 3" (расположенная около земельного участка с кадастровым номером N с внешней границы "адрес") - до планировочной отметки 25, 97 м Балтийской системы измерения высотности (снятие насыпи в размере минус 0, 37 м); "Точка 4" (расположенная со стороны земельного участка с кадастровым номером "адрес" и отвала насыпи магистрали "адрес") у магистрали " "адрес"" - до планировочной отметки 25, 98 м Балтийской системы измерения высотности (снятие насыпи в размере минус 1,

15 м); всего общим объемом насыпи, представляющей собой участок автодороги, - не менее 42, 72 куб. м без учета коэффициента его взрыхленного состояния. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 07 мая 2019 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Чуркин Д.Н. указывает, что с резолютивными частями, как решения, так и апелляционного определения полностью и однозначно согласен, однако, не может согласиться с некоторыми моментами, изложенными в мотивировочных частях обоих судебных постановлений.

Ссылаясь на статью 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 29 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации N 10/22, Федеральный закон от 08.11.2007 N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в РФ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации, ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации, просит изменить (откорректировать) мотивировочную часть Апелляционного определения, которым по сути не повлекло принятие не правомерного (т.е. не законного и не обоснованного) решения изложенного в резолютивных частях судебных постановлений, как первой, так и второй инстанций, но итоговой целью кассационного рассмотрения должно быть разъяснение судам нижестоящих инстанций правоприменительной практики.

Стороны извещены о времени и месте рассмотрения дела судом кассационной инстанции надлежащим образом. В судебное заседание суда кассационной инстанции стороны не явились. Согласно правилам статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции рассмотрела кассационную жалобу в отсутствии сторон (их представителей).

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебных актов в пределах доводов кассационной жалобы согласно части 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции, не находит оснований для ее удовлетворения и изменения судебных актов нижестоящих судов.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (часть 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

По настоящему делу таких нарушений с учетом доводов кассационной жалобы не установлено.

В ходе судебного разбирательства по делу было установлено, что Чуркин Д.Н. является собственником земельного участка с кадастровым номером N площадью N кв. м, относящегося к категории земель: земли населенных пунктов, с видом разрешенного использования - для садоводства, расположенного по адресу: "адрес"

Земельный участок, принадлежащей Чуркину Д.Н, находится в непосредственной близости от автомагистрали "адрес"", а именно между участком истца и скоростной дорогой расположен земельный участок площадью 12 000 кв. м с кадастровым номером N, имеющий вид разрешенного использования - под устройство контрольного базиса для эталонирования мерных приборов, по адресу: "адрес"", принадлежащий Российской Федерации, который, по сути, представляет собой узкую полосу земли, отделяющую территорию "адрес"" от автомагистрали.

Принимая во внимание, что земельный участок с кадастровым номером N относится к федеральной собственности, распоряжение, учет и контроль в отношении этого имущества на территории Калининградской области осуществляет Территориальное управление Росимущества в Калининградской области в соответствии с Положением о Территориальном управлении Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Калининградской области, утвержденным Приказом Федерального агентства по управлению государственным имуществом от 29 сентября 2009 года N 278.

На данном земельном участке имеется сооружение с кадастровым номером N, именуемое "эталонный базис третьего разряда", протяженностью 1200 м, право собственности на который зарегистрировано за Российской Федерацией 18 февраля 2016 года. По договору аренды от 04 июня 2018 года эталонный базис передан в аренду сроком на 1 год АО "Балтийское аэрогеодезическое предприятие".

Помимо указанного сооружения на территории земельного участка с кадастровым номером N оборудованы проезды, соединяющие "адрес" с территорией "адрес"", в том числе в виде спорной искусственной насыпи.

Спорная искусственная насыпь, выполненная из песчано-гравийной смеси и уложенных с обеих длинных сторон бетонными глыбами и другими элементами, которые имеют бетонную составляющую, а также обрубками свай, представляет собой плотное грунтовое покрытие, соединяющее "адрес" "адрес"" с магистралью " "адрес".

Согласно сообщению АО "Балтийское аэрогеодезическое предприятие" данным обществом строительно-монтажные работы, в том числе по обустройству спорной искусственной насыпи, не производились.

Сведения о лицах, самовольно оборудовавших спорную насыпь, период ее возведения, в ходе судебного разбирательства сторонами не представлены.

Также судом установлено, что земельный участок, принадлежащий Чуркину Д.Н, с той стороны, которая примыкает к земельному участку с кадастровым номером N, постоянно подтапливается, от чего причиняется ущерб в виде разрушения жилого дома и хозяйственной постройки, расположенных на этом участке, поскольку на части территории земельного участка с кадастровым номером N в районе смежной границы между этими участками происходит круглогодичное (всесезонное) заболачивание ввиду отсутствия дренажной системы на данном участке, при этом созданная искусственная насыпь, соединяющая "адрес" "адрес", наряду с другими искусственными насыпями создают проблемы с повышением уровня грунтовых вод, так как оказывают прямое влияние на уменьшение площади естественного испарения, что подтверждается заключением ООО "Единый Калининградский центр кадастровых работ, экспертиз, оценки и сертификации" от 2017 года N 017-03/2017.

При рассмотрении настоящего дела суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. ст. 60, 62 Земельного кодекса РФ, а также ст. 222 Гражданского кодекса РФ, установив вышеизложенные обстоятельства, исходил из того, что, поскольку земельный участок с кадастровым номером 39:15:120809:2 относится к федеральной собственности, то именно на Территориальном управлении Росимущества в Калининградской области лежит обязанность по устранению препятствий в пользовании истцом своим имуществом, возникших в связи с незаконно возведенным на указанном земельном участке линейным техническим инженерным сооружением - насыпи в отсутствие правоустанавливающих документов, в связи с чем пришел к выводу о наличии правовых оснований для возложения на ответчика обязанности по сносу спорной насыпи, отвечающей признакам самовольной постройки.

Согласившись в целом с правовой позицией районного суда, судебная коллегия дополнительно указала на ошибочность выводов суда первой инстанции в части применения к спорным отношениям положений ст. 222 Гражданского кодекса РФ, вместе с тем, поскольку именно в результате возведенной насыпи, расположенной на земельном участке, хозяйственное ведение и распоряжение которым осуществляет ответчик, для Чуркина Д.Н. возникли неблагоприятные последствия в виде заболачивания территории принадлежащего ему земельного участка, пришла к выводу о необходимости возложения на Территориальное управление Росимущества в Калининградской области обязанности по восстановлению законных интересов и прав истца путем сноса спорного сооружения, представляющего собой насыпь из различного рода строительных материалов, за счет которой осуществляется проезд в "адрес"" с автодороги " "адрес"", в связи с чем оставила состоявшееся по делу решение без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции полагает, что выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, и нормам материального права, регулирующим спорные отношения сторон.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (часть 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

По настоящему делу таких нарушений с учетом доводов кассационной жалобы не установлено.

Доводы, приведенные в кассационной жалобе, не могут повлечь отмену состоявшихся судебных актов, поскольку применительно к положениям ч. 1 ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не свидетельствуют о каких-либо допущенных нижестоящими судами существенных нарушениях.

Согласно подп. 2 п. 1 и подп. 4 п. 2 ст. 60 Земельного кодекса РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению, в том числе в случае самовольного занятия земельного участка, при этом действия, нарушающие права на землю граждан и юридических лиц или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены, в частности путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В соответствии с п. 2 ст. 62 Земельного кодекса РФ на основании решения суда лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре (сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений, устранению других земельных правонарушений и исполнению возникших обязательств).

Пунктом 3 ст. 76 Земельного кодекса РФ предусмотрено, что приведение земельных участков в пригодное для использования состояние при их самовольном занятии, снос зданий, строений, сооружений при самовольном занятии земельных участков осуществляются юридическими лицами и гражданами, виновными в указанных земельных правонарушениях, или за их счет.

Материалами дела достоверно установлено, что земельному участку с кадастровым номером N наносится вред в виде подтопления территории, что создает препятствия в использовании этого участка в соответствии с его назначением, то есть права Чуркина Д.Н. как законного владельца указанного имущества в любом случае являются нарушенными и подлежат судебной защите.

Как следует из заключения ООО "Единый Калининградский центр кадастровых работ, экспертиз, оценки и сертификации" N, представленного истцом в обоснование требований, фактическое образование толщи водной массы на земельном участке с кадастровым номером N в районе ориентиров: от "адрес" до "адрес" в "адрес"" происходит ввиду нефункционирования дренажной системы в грунте, при этом образованная в районе "адрес" в "адрес" насыпь своими габаритными размерами оказывает влияние на повышение уровня водной массы в связи с уменьшением площади испарения.

Таким образом, заболачивание территории земельного участка с кадастровым номером "адрес" в результате чего наносится вред земельному участку, принадлежащему истцу, происходит по причине совокупности факторов, в том числе ввиду возведения спорной насыпи, однако Чуркин Д.Н. поставил перед судом вопрос именно о сносе указанной насыпи как самовольно возведенного сооружения. Принимая во внимание, что в силу ст. 12 Гражданского кодекса РФ избрание способа защиты нарушенного права отнесено на усмотрение лица, чьи законные интересы нарушены, оснований полагать, что истцом был избран ненадлежащий способ защиты права, в рассматриваемом случае не имеется, учитывая то, что наличие спорной насыпи также оказывает непосредственное влияние на формирование чрезмерного объема водных масс на земельном участке с кадастровым номером N в части его территории, непосредственно примыкающей к земельному участку с кадастровым номером N

Приведенные выше положения земельного законодательства не предусматривают каких-либо самостоятельных, специальных способов восстановления нарушенных прав, в связи с чем такой способ защиты интересов правообладателей земельных участков, как приведение участков в пригодное для использования состояние путем сноса незаконно возведенных сооружений, может быть применен только по основаниям и в порядке, предусмотренном гражданским законодательством (ст. ст. 222, 304 Гражданского кодекса РФ).

Статья 304 Гражданского кодекса РФ устанавливает общее правило, согласно которому собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно п. 1 ст. 222 Гражданского кодекса РФ самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные или созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные или созданные без получения на это необходимых в силу закона согласований, разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, если разрешенное использование земельного участка, требование о получении соответствующих согласований, разрешений и (или) указанные градостроительные и строительные нормы и правила установлены на дату начала возведения или создания самовольной постройки и являются действующими на дату выявления постройки.

По смыслу приведенной правовой нормы самовольной постройкой может быть признан исключительно объект недвижимости.

Как следует из материалов дела, в суд первой инстанции были представлены заключения кадастрового инженера Г.Л.С... от 23 января 2019 года и кадастрового инженера К.Е.А. от 24 января 2019 года, согласно которым спорная насыпь, возведенная на земельном участке с кадастровым номером N и соединяющая ул. "адрес" в "адрес" с ул. "адрес" в г. Калининграде, определяется кадастровыми инженерами как участок автодороги, в связи с чем представляет собой линейное инженерное сооружение, относящееся к объектам капитального строительства и являющееся, таким образом, недвижимым имуществом.

Вместе с тем разделение объектов гражданских правоотношений на движимое и недвижимое имущество является правовым аспектом, в связи с чем должно определяться судом исходя из характеристик и физических свойств таких вещей и отнесения их законом к категории недвижимости.

Согласно п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса РФ к недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Пунктом 10.1 статьи 1 Градостроительного кодекса РФ автомобильные дороги отнесены к категории линейных объектов.

По общему правилу, закрепленному в п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса РФ и ст. 1 Градостроительного кодекса РФ, линейные объекты могут относиться к недвижимому имуществу, так как являются сооружениями, но только в том случае если они прочно связаны с землей, а их перемещение невозможно без несоразмерного ущерба их назначению сооружения, при этом они построены и введены в эксплуатацию как объекты капитального строительства (то есть с получением разрешительной документации). В иных случаях линейные сооружения не будут относиться к недвижимости.

Согласно п. 1 ст. 3 Федерального закона от 08 ноября 2007 года N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" автомобильная дорога - объект транспортной инфраструктуры, предназначенный для движения транспортных средств и включающий в себя земельные участки в границах полосы отвода автомобильной дороги и расположенные на них или под ними конструктивные элементы (дорожное полотно, дорожное покрытие и подобные элементы) и дорожные сооружения, являющиеся ее технологической частью, - защитные дорожные сооружения, искусственные дорожные сооружения, производственные объекты, элементы обустройства автомобильных дорог.

В соответствии с п. 1 ст. 6 указанного Федерального закона автомобильные дороги могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной собственности, а также в собственности физических или юридических лиц.

Согласно ч. 10 ст. 40 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" право собственности на созданный объект недвижимого имущества регистрируется на основании правоустанавливающего документа на земельный участок, на котором расположен этот объект недвижимого имущества, а также на основании разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, если в соответствии с законодательством Российской Федерации требуется получение такого разрешения.

По смыслу вышеприведенного законодательства для квалификации автомобильной дороги как самостоятельного объекта недвижимости, в отношении которого может возникнуть право собственности, необходимо соблюдение требований, установленных для создания объектов капитального строительства, что означает не только получение разрешений на строительство и ввод объекта в эксплуатацию, но и наличие документов, подтверждающих осуществление строительства в соответствии с градостроительными, техническими и строительными нормами и правилами, то есть такое сооружение должно быть создано именно как объект недвижимости в установленном порядке, индивидуализировано в качестве недвижимого имущества.

При таких обстоятельствах, учитывая отсутствие документов, подтверждающих факт создания объекта капитального строительства с соблюдением требований Градостроительного кодекса РФ, рассматриваемая насыпь, хотя и предназначена для осуществления проезда на территорию "адрес"", и по своим физическим характеристикам представляет собой инженерное сооружение в виде части автодороги, не может быть признана недвижимым имуществом, в связи с чем к возникшим правоотношениям положения ст. 222 Гражданского кодекса РФ не подлежат применению.

Вместе с тем, как обоснованно указала судебная коллегия, ошибочность выводов суда первой инстанции в данной части не повлияла на правильность принятого по существу решения, которым на Территориальное управление Росимущества в Калининградской области возложена обязанность по сносу спорного сооружения - насыпи.

Так, само по себе предъявление требований истцом в порядке ст. 222 Гражданского кодекса РФ не исключает защиты его прав с учетом заявленного по существу негаторного иска, то есть об устранении нарушений прав собственника, не связанных с лишением владения.

По настоящему делу юридически значимым обстоятельством является непосредственно наличие факта чинения истцу препятствий в пользовании принадлежащим ему на праве собственности земельным участком путем размещения на земельном участке, относящемся к государственной собственности, искусственной насыпи, существование которой в суде первой инстанции представителем Территориального управления Росимущества в Калининградской области не оспаривалось.

Как указано в п. 45 совместного постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 года N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", применяя ст. 304 Гражданского кодекса РФ, судам необходимо учитывать, что в силу ст. ст. 304, 305 Гражданского кодекса РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие), нарушающие право истца.

Как указано выше, спорное сооружение в виде насыпи, по которой осуществляется проезд на "адрес" в "адрес"" с автомагистрали "адрес"", несмотря на то, что не относится к категории недвижимого имущества, является объектом, который прочно связан с землей, но при этом не имеет самостоятельного функционального назначения, по сути, представляет собой улучшение земельного участка, заключающееся в приспособлении его для удовлетворения нужд лиц, пользующихся этим участком. Таким образом, учитывая, что именно на Территориальном управлении Росимущества в Калининградской области лежит бремя содержания земельного участка с кадастровым номером N как на собственнике этого имущества, в данном случае то обстоятельство, что ответчик не совершал действий по возведению спорной насыпи, не может служить обстоятельством, освобождающим от обязанности привести земельный участок, находящийся в государственной собственности, в надлежащее состояние путем сноса указанного сооружения в целях восстановления нарушенных прав истца.

Таким образом, поскольку права Чуркина Д.Н. как собственника земельного участка с кадастровым номером N были нарушены, что нашло свое объективное подтверждение в ходе судебного разбирательства по делу, и подлежали восстановлению путем устранения препятствий в пользовании данным участком, связанных с постоянным подтоплением его территории и причинением вреда расположенным на нем хозяйственным постройкам, судебные инстанции правомерно удовлетворили заявленные требования, возложив на Территориальное управление Росимущества в Калининградской области обязанность снести указанную насыпь с земельного участка с кадастровым номером N

Доводы кассационной жалобы направлены на оспаривание выводов суда апелляционной инстанции, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, основанием к отмене решения суда и определения судебной коллегии служить не могут, так как основаны на неверном толковании заявителем норм материального права и иной оценке доказательств.

Суд кассационной инстанции правом истребования и оценки доказательств не наделен. Применительно к положениям ст. ст.379.1, ч.3 ст. 390, ст. 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты.

В силу части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Несогласие заявителя с установленными по делу обстоятельствами и оценкой судами доказательств, с выводами судов, иная оценка им фактических обстоятельств дела, иное толкование положений законодательства не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки и не является основанием для пересмотра судебных актов кассационным судом общей юрисдикции.

Оспариваемые судебные постановления вынесены с соблюдением норм процессуального и материального права, которые подлежат применению к установленным правоотношениям, сомнений в их законности не имеется.

Надлежит также отметить, что принцип правовой определенности, являющийся гарантией верховенства права, предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда.

Доводы заявителя кассационной жалобы требованиям принципа правовой определенности не отвечают.

Руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Ленинградского районного суда города Калининграда от 29 января 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 07 мая 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Чуркина Дениса Николаевича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.