Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 09 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1718/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Белинской С.В, судей Лепской К.И, Смирновой О.В, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1184/2019 по иску Актирякова Дмитрия Яткеровича к САО "ВСК" о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО, защите прав потребителя, по кассационной жалобе страхового акционерного общества "ВСК" на решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 25 февраля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 23 мая 2019 года.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Лепской К.И, выслушав объяснения представителя третьего лица СПАО "РЕСО-Гарантия" Яхьяева З.С, поддержавшего доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Актиряков Д.Я. обратился в суд с иском к страховому акционерному обществу "ВСК" (далее - САО "ВСК") о взыскании страхового возмещения.

В обоснование указал, что 24 марта 2016 года по вине водителя Денисова Н.В, управлявшего автомобилем "Renault" произошло дорожно- транспортное происшествие, в результате которого принадлежащий ему на праве собственности автомобиль "Hyundai" получил механические повреждения.

Поскольку на момент дорожно-транспортного происшествия его гражданская ответственность по договору ОСАГО была застрахована в САО "ВСК", он обратился в указанную страховую компанию с заявлением о наступлении страхового случая в порядке прямого возмещения убытков, представив необходимые для выплаты документы, а также транспортное средство для его осмотра.

Страховая компания, признав случай страховым, произвела выплату страхового возмещения в размере 179 466 рублей 02 копейки.

С целью определения размера ущерба обратился к независимому эксперту ИП Чуракову А.В, согласно экспертному заключению которого, стоимость восстановительного ремонта поврежденного автомобиля с учетом износа составила 488 600 рублей.

6 октября 2016 года в порядке досудебного урегулирования спора направил в адрес САО "ВСК" претензию с требованием о выплате страхового возмещения, определенного в соответствии с вышеуказанным заключением, которая оставлена страховщиком без удовлетворения.

Просил суд взыскать с САО "ВСК" в свою пользу страховое возмещение в размере 220 533 рубля, компенсацию морального вреда в размере 5 000 рублей, штраф, расходы по оплате услуг представителя 15 000 рублей.

Истец Актиряков Д.Я. в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в свое отсутствие. Его представитель Григорьев А.А. уточнил исковые требования на основании заключения судебной экспертизы, просил взыскать с ответчика страховое возмещение в сумме 198 092 рубля 80 копеек, в остальной части заявленные требования поддержал.

Представитель ответчика САО "ВСК" Маштакова В.В. в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований, в случае их удовлетворения просила снизить размер штрафа, применив положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, и на основании 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации уменьшить размер оплаты услуг представителя до разумных пределов.

Дело рассмотрено в отсутствие третьего лица Денисова В.Н, представителя третьего лица СПАО "РЕСО-Гарантия", извещенных надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела.

Решением Октябрьского районного суда города Мурманска от 25 февраля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 23 мая 2019 года исковые требования Актирякова Д.Я к САО "ВСК" о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО, защите прав потребителя удовлетворены частично.

В кассационной жалобе САО "ВСК" просит об отмене обжалуемых судебных актов, ссылаясь на нарушения нижестоящими судами норм процессуального и материального права. Указывает, что при рассмотрении дела судом в основу решения положено недостоверное и недопустимое доказательство - судебная экспертиза, выполненная экспертами РФ ФБУ Мурманской лабораторией судебной экспертизы, поскольку при проверке в государственном реестре экспертов-техников, установлено, что эксперт Аракельян Р.Ю. и Иващук Р.О. не включены в данный реестр. Соответственно данные эксперты не имели права рассчитывать восстановительный ремонт в рамках ОСАГО, так как не имели полномочий на проведение автотехнической экспертизы. Также автор кассационной жалобы не согласен с выводами указанной экспертизы, полагает, что эксперты провели экспертизу формально.

Общество считает необоснованным отказ в удовлетворении ходатайства о проведении по делу повторной судебной экспертизы, несогласно с оценкой судом представленного замечания на заключение судебной экспертизы. Указывают, что судом неправомерно взыскан штраф, компенсация морального вреда. Расходы на оплату услуг представителя заявлены в завышенном размере, не соответствующем сложности спора и объему проделанной работы.

В заседание суда кассационной инстанции явился представитель третьего лица СПАО "РЕСО-Гарантия" Яхьяев З.С.

Остальные участники процесса, извещенные судом о времени и месте рассмотрения дела по кассационной жалобе, в суд кассационной инстанции не явились.

Согласно правилам статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции рассмотрела кассационную жалобу в отсутствии не явившихся участников процесса (их представителей).

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность судебных актов в пределах доводов кассационной жалобы согласно части 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции, не находит оснований для ее удовлетворения и отмены судебных актов нижестоящих судов.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (часть 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

По настоящему делу таких нарушений с учетом доводов кассационной жалобы не установлено.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что 24 марта 2016 года по вине водителя Денисова Н.В, управлявшего автомобилем "Renault", государственный регистрационный знак N, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого принадлежащий Актирякову Д.Я. на праве собственности автомобиль "Hyundai", государственный регистрационный знак N, получил механические повреждения.

Обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, наличие вины Денисова Н.В, причинной связи с наступившими последствиями в суде первой инстанции участвующими в деле лицами не оспаривались, как и наступление страхового случая, влекущего обязанность страховщика по страховой выплате.

На момент дорожно-транспортного происшествия ответственность истца по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств была застрахована в С АО "ВСК" (страховой полис серии N), а гражданская ответственность причинителя вреда застрахована в СПАО "РЕСО-Гарантия" (страховой полис серии N).

В связи с наступлением страхового события, 29 марта 2016 года истец направил в адрес в САО "ВСК" заявление о выплате страхового возмещения в соответствии с требованиями статьи 14.1 Закона об ОСАГО, к которому приложил необходимые документы для производства страховой выплаты, представил автомобиль к осмотру.

Страховая компания, признав заявленное дорожно-транспортное происшествие страховым случаем, произвела выплату страхового возмещения в сумме 179 466 рубля 02 копейки на основании экспертного заключения ООО "РАНЭ-Северо-Запад" от 12 мая 2016 года, что подтверждается платежным поручением N 34079 от 16 мая 2016 года.

Не согласившись с определенной страховщиком суммой выплаты, с целью определения стоимости восстановительного ремонта истец обратился к независимому эксперту. Согласно экспертному заключению ИП Чуракова А.В. N от ДД.ММ.ГГГГ, стоимость восстановительного ремонта поврежденного автомобиля с учетом износа составила 488 600 рублей.

5 октября 2016 года истцом в адрес САО "ВСК" направлена претензия с требованием о досудебном урегулировании спора, выплате страхового возмещения в размере, определенном вышеуказанным экспертным заключением, которая оставлена ответчиком без удовлетворения.

В связи с возникшими противоречиями относительно образования повреждений и стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля истца по ходатайству ответчика определением суда от 7 мая 2018 года по делу назначена судебная автотехническая экспертиза, проведение которое поручено экспертам федерального бюджетного учреждения "Мурманская лаборатория судебной экспертизы" (далее - ФБУ "МЛСЭ").

Согласно заключению экспертов ФБУ "МЛСЭ" N850/01-2, 851/02-2 от 23 октября 2018 года, в результате дорожно-транспортного происшествия 25 марта 2016 года на автомобиле "Hyundai" могли образоваться повреждения, перечисленные в акте осмотра транспортного средства N01- 06/16 от 14 апреля 2016 года, за исключением пунктов 9, 14, 23, 23а, 29, 31, 36, 43, 44 и 47, в том числе, исключая повреждение шарнирного вала.

Стоимость восстановительного ремонта автомобиля "Hyundai", государственный регистрационный знак В899МС51, с учетом только тех технических повреждений, которые могли образоваться в результате ДТП от 24 марта 2016 года, определена экспертами в размере 418 246 рублей 12 копеек - без учета износа, 377 588 рублей 82 копейки - с учетом износа.

Разрешая возникший между сторонами спор, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 931, 1064, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, нормами Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон об ОСАГО) в редакции, действовавшей на момент дорожно- транспортного происшествия.

При определении размера ущерба, причиненного истцу в результате повреждения автомобиля и подлежащего возмещению, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходил из заключения судебной экспертизы, проведенной экспертами ФБУ "МЛСЭ", признав данное заключение достоверным и достаточным доказательством размера причиненного истцу ущерба, поскольку оно обоснованно и отвечает всем требованиям действующего законодательства, учитывает причиненные автомобилю в результате ДТП от 24 марта 2016 года повреждения и расходы, необходимые для его восстановительного ремонта.

Проверяя законность решения в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для его отмены, так как согласился с выводами суда первой инстанции, ввиду чего судебная коллегия по мотивам, изложенным в апелляционном определении, оставила решение суда без изменения, апелляционную жалобу САО "ВСК" - без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции полагает, что вопреки доводам автора кассационной жалобы, выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, и нормам материального права, регулирующим спорные отношения сторон.

Довод автора кассационной жалобы о том, что заключение судебной экспертизы является недостоверным и недопустимым доказательством по делу, поскольку в нарушение положений Закона об ОСАГО проводившие исследование эксперты АРЮ. и ИРО. не включены в государственный реестр экспертов-техников, не могут быть приняты во внимание.

Согласно положений п. 6 ст. 12.1 Закона об ОСАГО судебная экспертиза транспортного средства, назначаемая в соответствии с законодательством Российской Федерации в целях определения размера страховой выплаты потерпевшему и (или) стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, проводится в соответствии с единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утверждаемой Банком России, и с учетом положений настоящей статьи.

Поскольку в данном случае проведение судебной экспертизы было поручено государственному экспертному учреждению, на данные правоотношения распространяются также положения Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

Согласно положений ст. 12, ст. 13 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей. Определение уровня квалификации экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти.

Из заключения судебной экспертизы следует, что проведение судебной экспертизы поручено руководителем учреждения старшему государственному судебному эксперту АРЮ, имеющему высшее образование, квалификации инженера-механика по специальности "Автомобили и автомобильное хозяйство" и судебного эксперта по специальности 13.1 "Исследование обстоятельств ДТП", стаж экспертной работы с 2006 года, 13.2 "Исследование технического состояния транспортных средств" (стаж экспертной работы с 2011 года) и 13.3 "Исследование следов на транспортных средствах и месте ДТП (транспортно-трасологическая диагностика)" (стаж экспертной работы с 2007 года) и государственному судебному эксперты ИРО, имеющему высшее образование, квалификацию судебного эксперта по специальности 13.4 "Исследование транспортных средств, в целях определения стоимости восстановительного ремонта и оценки", стаж экспертной работы по специальности с 2013 года.

Поскольку судебная экспертиза проведена государственными судебными экспертами, которые обладают необходимыми специальными познаниями для проведения такого экспертного исследования, эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложного заключения, выводы экспертов о стоимости восстановительного ремонта транспортного средства основаны, в том числе, на применении "Положения о единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства" (утв. Банком России 19.09.2014 N 432-П), оснований признать заключение судебной экспертизы доказательством, полученным с нарушением закона (ч. 2 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не имеется.

Доводы кассационной жалобы о необоснованном отказе в удовлетворении ходатайства ответчика о проведении повторной судебной экспертизы не могут быть признаны состоятельными, поскольку в силу ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определение круга доказательств, имеющих значение для дела, относится к исключительной компетенции суда.

Рассматривая настоящее дело, суд пришел к выводу о том, что совокупности собранных по делу доказательств достаточно для разрешения спора.

Неясности либо неполноты, сомнений в правильности или обоснованности, противоречий исследования материалов гражданского дела в заключении судебной экспертизы не содержится, оно согласуется с имеющимися в деле доказательствами. Дополнительных доказательств, которые могли бы явиться предметом исследования экспертов, ответчиком не представлено, в связи с чем, оснований для назначения повторной экспертизы по уже исследованным документам у суда первой инстанции не имелось

Остальные доводы кассационной жалобы, повторяющие позицию истца САО "ВСК", выраженную в судах первой и апелляционной инстанции, относятся к фактической стороне спора и по существу сводятся к несогласию с произведенной судами оценкой доказательств, что в силу положений ст. ст.379.6, ч.3 ст. 390, ст. 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может повлечь пересмотр дела в кассационном порядке. В свою очередь, оснований для вывода о нарушении установленных ст. 67 ГПК РФ правил оценки доказательств содержание судебных постановлений и доводы жалобы не дают.

Доводы кассационной жалобы были предметом подробного изучения судов первой и апелляционной инстанции, направлены на оспаривание их выводов, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, основанием к отмене решения суда и определения судебной коллегии служить не могут, так как основаны на неверном толковании заявителем норм материального и процессуального права и иной оценке доказательств.

Суд кассационной инстанции правом истребования и оценки доказательств не наделен. Применительно к положениям ст. ст.379.6, ч.3 ст. 390, ст. 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты.

В силу части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Несогласие заявителя с установленными по делу обстоятельствами и оценкой судами доказательств, с выводами судов, иная оценка им фактических обстоятельств дела, иное толкование положений законодательства не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки и не является основанием для пересмотра судебных актов кассационным судом общей юрисдикции.

Оспариваемые судебные постановления вынесены с соблюдением норм процессуального и материального права, которые подлежат применению к установленным правоотношениям, сомнений в их законности не имеется.

Надлежит также отметить, что принцип правовой определенности, являющийся гарантией верховенства права, предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда.

Доводы заявителя кассационной жалобы требованиям принципа правовой определенности не отвечают.

Руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 25 февраля 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 23 мая 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу страхового акционерного общества "ВСК" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.