Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2206/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Стешовиковой И.Г, судей Петровой Т.Г. и Григорьевой Ю.А, с участием прокурора Мазиной О.Н, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-242/2019 по иску Рябовой А. А.дровны к Жилевичюс Д. Р. о признании утратившим право пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета, и по встречному иску Жилевичюс Д. Р. к Рябовой А. А.дровне о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, применении последствий недействительности сделки, по кассационной жалобе Рябовой А. А.дровны на решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 марта 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 07 июня 2019 года.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Петровой Т.Г, объяснения Зыковой Т.Н, представляющей интересы Рябовой А.А, настаивающей на удовлетворении жалобы, заключение прокурора отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Мазиной О.Н, полагавшей судебные акты законными и обоснованными, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Рябова А.А. обратилась с иском к Жилевичюс Д.Р. о признании утратившим право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: "адрес", выселении из указанного жилого помещения, снятии с регистрационного учета.

В обоснование требований Рябова А.А. ссылалась на то, что регистрация и проживание ответчика в принадлежащем ей на праве собственности жилом помещении ограничивает права владения, пользования и распоряжения жилым помещением. 05 октября 2018 года ответчику было направлено уведомление о выселении, которое получено им 10 октября 2018 года, однако, до настоящего времени ответчик жилое помещение истцу не передал. На основании договора мены квартир от 23 декабря 2002 года, свидетельства о праве на наследство по закону от 18 июня 2007 года, Жилевичюс Д.Р. с 22 октября 2007 года являлся собственником четырехкомнатной квартиры по адресу: "адрес". С 31 мая 2017 года на основании договора купли-продажи квартиры от 22 мая 2017 года, заключенного между Жилевичюс Д.Р. (продавец) и Рябовой А.А.покупатель), Рябова А.А. является собственником указанного выше жилого помещения.

Жилевичюс Д.Р. обратился к Рябовой А.А. со встречным заявлением о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, применении последствий недействительности сделки, поскольку данная сделка совершена под воздействием обмана и злоупотребления доверием, его заблуждения.

Встречные требования Жилевичюс Д.Р. обосновал тем, что ввиду необходимости получения займа в размере 400 000 рублей и не понимания им юридического значения документов 22 мая 2017 года вместо договора займа был составлен договор купли- продажи принадлежащей ему на праве собственности квартиры, расположенной по адресу: "адрес", с покупателем Рябовой А.А. Считает, что 22 мая 2017 года в отношении него были совершены мошеннические действия, так как он был введен в заблуждение и подписывая договор купли-продажи квартиры, полагал, что подписывает договор залога в качестве обеспечения по ранее заключенному договору займа. Фактически 22 мая 2017 года он получил только 400 000 рублей. 27 августа 2018 года он обратился с заявлением на имя начальника УМВД России по г. Череповцу о возбуждении уголовного дела по факту совершенного мошенничества.

Решением Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 марта 2019 года в иске Рябовой А.А. было отказано, встречные требования Жилевичюс Д.Р. были удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 07 июня 2019 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционные жалобы Рябовой А.А, Рябова В.Ю. без удовлетворения.

В кассационной жалобе Рябовой А.А. поставлен вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных.

В заседание суда кассационной инстанции Рябова А.А, Рябов В.Ю, Жилевичюс Д.Р. не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещались в т.ч. по адресам указанным в кассационной жалобе, по правилам статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения Зыковой Т.Н, представляющей интересы Рябовой А.А, настаивающей на удовлетворении жалобы, заключение прокурора отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Мазиной О.Н, полагавшей судебные акты законными и обоснованными, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции, находит жалобу не подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 379.7. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанции, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

По настоящему делу таких нарушений с учетом доводов кассационной жалобы не установлено.

Судами установлено и из материалов дела следует, что на основании договора мены квартир от 23 декабря 2002 года, свидетельства о праве на наследство по закону от 18 июня 2007 года, Жилевичюс Д.Р. с 22 октября 2007 года являлся собственником четырехкомнатной квартиры по адресу: "адрес".

С 31 мая 2017 г. собственником указанной квартиры на основании договора купли-продажи квартиры от 22 мая 2017 года, заключенного между Жилевичюс Д.Р. и Рябовой А.А, Рябова А.А. является собственником указанного выше жилого помещения. Согласно пункта 4 договора купли-продажи квартиры от 22.05.2017г, покупатель Рябова А.А. приобрела указанную квартиру у продавца Жилевичюс Д.Р. за 2000000 рублей. Пунктом 12 договора предусмотрено, что на день подписания договора в отчуждаемой квартире зарегистрирован по месту жительства и фактически проживает, лицо сохраняющее право пользования указанной квартирой после ее приобретения покупателем в течение 12 календарных месяцев с момента регистрации договора - Жилевичюс Д.Р, 30.12.1998г.р. По истечении 12 месяцев продавец обязуется сняться с регистрационного учета по месту жительства и освободить занимаемую жилую площадь. На момент рассмотрения дела в указанной квартире зарегистрирован и проживает Жилевичюс Д.Р.

Судами установлено, что экземпляр договора купли-продажи был получен Жилевичюс Д.Р. лишь 31.07.2018г. и после данной даты им стали совершаться действия по оспариванию спорной сделки: обращение в полицию 23.08.2018г, первичное обращение в суд с иском 13.08.2018г, исковое заявление возвращено по ст. 136 ГПК РФ определением судьи от 03.09.2018г, то началом срока исковой давности следует считать июль 2018г, когда истец узнал о нарушении своего права. Встречный иск принят судом 30.01.2019г, т.е. срок исковой давности Жилевичюс Д.Р. на обращение в суд не пропущен.

Судом первой инстанции принят во внимание договор займа от 22 мая 2017 года, заключенный между Рябовой А.А. (займодавец) и Жилевичюс Д.Р. (заемщик), копия которого представлена в материалы дела, по условиям которого Рябова А.А. обязалась предоставить Жилевичюс Д.Р. займ в сумме 400000 руб. в срок до 25 мая 2017г, а Жилевичюс Д.Р. обязался возвратить полученную сумму в срок до 20 мая 2018 "адрес" п. 8.4 которого в случае погашения заемщиком займа в сроки, указанные в п. 2.1 договора займодавец обязуется заключить с заемщиком договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: "адрес" на тех же условиях, на которых заемщик продал займодавцу вышеуказанную квартиру.

Судами сделан так же вывод, что неопровержимых доказательств получения Жилевичюс Д.Р. денежных средств в сумме 2000000 рублей, по сделке купли-продажи материалы дела не содержат.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 153, 154, 161, 162, 166, 167, 178, 181, 195, 199, 209, 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", установили, что при заключении договора купли-продажи спорной квартиры от 22 мая 2017 года Жилевичюс Д.Р. заблуждался относительно природы сделки, полагая, что указанный договор является обеспечением договора займа, указанные обстоятельства имели существенное значение для формирования воли Жилевичюс Д.Р, как участника сделки, поскольку волеизъявление на отчуждение принадлежащего ему на праве собственности жилого помещения отсутствовало.

Соответственно, оспариваемый договор купли-продажи был заключен Жилевичюс Д.Р. под влиянием заблуждения относительно природы сделки, то есть заблуждения, имеющего существенное значение, в связи с чем, судами сделан обоснованный вывод, что заключенный между Жилевичюс Д.Р. и Рябовой А.А. договор купли-продажи спорной квартиры от 22 мая 2017 года является недействительной сделкой в силу статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с удовлетворением требований в части признания договора купли- продажи спорной квартиры недействительным и возвращения квартиры в собственность Жилевичюс Д.Р, отсутствуют правовые основания для удовлетворения требования Рябовой А.А. о признании Жилевичюс Д.Р. утратившим право пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета отказано.

Судебная коллегия Третьего кассационного суда общей юрисдикции находит, что выводы нижестоящих судов отвечают требованиям законодательства, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Обстоятельства, на которые ссылается в кассационной жалобе Рябова А.А, получили соответствующую правовую оценку судов первой и апелляционной инстанции исходя из вышеуказанных положений норм материального права.

В кассационной жалобе Рябова А.А. фактически просит суд кассационной инстанции дать иную оценку имеющимся в материалах дела доказательствам и установить иные обстоятельства, однако в силу ст.ст.67 и 327.1 ГПК РФ оценка доказательств и установление обстоятельств по делу относится к исключительной компетенции судов первой и апелляционной инстанций.

С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции, не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку нарушений судами норм материального или процессуального права по доводам кассационной жалобы не установлено.

Руководствуясь статьями 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Череповецкого городского суда Вологодской области от 29 марта 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Вологодского областного суда от 07 июня 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Рябовой А.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.