Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2796/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Белинской С.В, судей Киреевой И.А, Ворониной Э.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-7867/2018 по иску АО "Корпорация развития Кировской области" к Крыгину Алексею Александровичу о возмещении вреда, причиненного преступлением, по кассационной жалобе Крыгина Алексея Александровича на решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 22 ноября 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 августа 2019 г.

Заслушав доклад судьи Белинской С.В, Крыгина А.А. и его представителя по письменному заявлению Рашева М.С, поддержавших жалобу, установила:

открытое акционерное общество "Корпорация развития Кировской области" (далее - АО "Корпорация развития Кировской области") обратилось с иском к Крыгину А.А. о возмещении вреда, причиненного преступлением, указав в обоснование иска, что 21 мая 2014 г. между истцом и ООО "Немецкие диваны", руководителем которого являлся ответчик, был заключен договор аренды нежилого помещения, а в последующем заключились дополнительные соглашения об изменении площади передаваемого по договору аренды нежилого помещения.

2 августа 2017 г. вынесен приговор по делу N1-263/2017 в отношении Крыгина А.А. как руководителя "данные изъяты"" по ст. "данные изъяты" УК РФ. При рассмотрении уголовного дела судом было установлено, что все счета, которые выставлялись "данные изъяты" по оплате помещения по договору аренды, Крыгин А.А. лично забирал в бухгалтерии истца. 28 августа 2015 г. договор аренды был расторгнут, Крыгин А.А, как директор "данные изъяты", договорные обязательства перед истцом не исполнил. Согласно акту сверки взаимных расчетов за период с 1 января 2014 г. по 29 июня 2016 г. "данные изъяты" имело задолженность перед истцом по оплате аренды в размере 4 474 325, 12 руб. 6 февраля 2015 г. "данные изъяты" прекратило свою деятельность путем реорганизации в форме присоединения к "данные изъяты". 24 июля 2017 г. "данные изъяты" исключено из государственного реестра юридических лиц, как лицо, не сдающее отчетность более 12 месяцев, решение об исключении вынесено налоговым органом 31 марта 2017 г. Истец просил взыскать с ответчика сумму имущественного ущерба в размере 4 429 425, 12 руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 5 184 128, 02 руб.

Решением Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 22 ноября 2018 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 августа 2019 г, с Крыгина А.А. в пользу "данные изъяты" взысканы денежные средства в размере 4 429 425, 12 руб, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 5 234 702, 34 руб. С Крыгина А.А. в доход бюджета Санкт- Петербурга взыскана госпошлина в размере 56 520, 64 руб.

В кассационной жалобе содержится просьба об отмене принятых по делу судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Представители истца и третьего лица, надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание кассационного суда общей юрисдикции не явились, в связи с чем на основании части 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (часть 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

По настоящему делу таких нарушений с учетом доводов кассационной жалобы допущено не было.

Как следует из материалов дела и установлено судами нижестоящих инстанций, вступившим в законную силу приговором Октябрьского районного суда г.Кирова от 2 августа 2017 г. Крыгин А.А. признан виновным и осужден по "данные изъяты" Уголовного кодекса Российской Федерации за причинение имущественного вреда собственнику имущества "данные изъяты"" путем злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, причинившее особо крупный ущерб.

Указанным приговором суда установлено, что, осуществляя управленческие функции в коммерческой организации, используя свои служебные полномочия, в том числе, по управлению и распоряжению денежными средствами, Крыгин А.А. умышленно не оплатил истцу задолженность за аренду помещений за период с 1 июня 2014 г. по 29 апреля 2015 г. в сумме 4 429 425, 12 руб, договорные обязательства не исполнил, что повлекло причинение "данные изъяты"" имущественного ущерба в виде неполучения доходов, которые общество получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Согласно части 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент вынесения обжалуемых судебных постановлений, вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", в силу части 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, лишь по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом.

Разрешая спор, суд исходил из преюдициального значения вступившего в законную силу приговора суда, которым установлена вина ответчика в причинении имущественного вреда истцу в размере 4 429 425 руб. 12 коп, который ответчиком в ходе рассмотрения дела оспорен не был, а также из того, что доказательств возмещения причиненного вреда ответчиком не представлено, в связи с чем пришел к выводу об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда без изменения, согласился с указанными выводами.

Данные выводы суда первой и апелляционной инстанций основаны на всестороннем и полном исследовании представленных доказательств, оценка которым дана в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела и требованиям материального закона, регулирующим отношения сторон в связи с возмещением вреда, причиненного преступлением. Оснований для признания их неправильными судебная коллегия кассационного суда не усматривает.

Доводы кассационной жалобы о ненадлежащем извещении ответчика о времени и месте рассмотрения дела судом первой инстанции, являлись предметом проверки суда апелляционной инстанции и обоснованно по мотивам, изложенным в апелляционном определении, признаны несостоятельными.

Как следует из материалов дела, направленные 26 сентября 2018 г. ответчику по адресу: "адрес", и по адресу: "адрес", телеграммы не были доставлены, поскольку квартира закрыта, адресат по извещению за телеграммой не явился, о чем 5 октября 2018 г. направлено сообщение в суд (т.2 л.д. 70, 73).

Вопреки доводам кассационной жалобы часть 1 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прямо предусматривает возможность извещения лиц, участвующих в деле, посредством телеграммы.

В соответствии со статьей 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (пункт 1).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 68 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" статья 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению также к судебным извещениям и вызовам, если гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством не предусмотрено иное.

С учетом приведенных обстоятельств и положений материального и процессуального закона, суд первой инстанции, рассмотрев дело в отсутствие ответчика, извещенного телеграммой, которая не была получена им по зависящим от него обстоятельствам, нарушений требований закона не допустил.

Иные приведенные в жалобе доводы свидетельствуют о неправильной квалификации ответчиком спорных отношений, как вытекающих из ненадлежащего исполнения договорных обязательств, тогда как спорные отношения сторон связаны с возмещением вреда, причиненного в результате совершения ответчиком преступления, в связи с чем не могут быть приняты во внимание в качестве повода для отмены вступивших в законную силу судебных постановлений в кассационном порядке.

Принимая во внимание вышеизложенное, а также то, что при вынесении обжалуемых судебных актов суды нижестоящих инстанций правильно применили нормы материального права, не допустили нарушений норм процессуального права, которые могли привести к принятию неправильного судебного постановления, содержащиеся в судебных актах выводы соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, которым дана надлежащая оценка, основания для отмены обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы заявителя отсутствуют.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 22 ноября 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 августа 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Крыгина Алексея Александровича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.