Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2830/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего

Александровой Ю.К, судей:

Бурматовой Г.Г, Цоя А.А, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 259/2019 по исковому заявлению Маликова Дмитрия Сергеевича к Администрации Псковского района, Администрации Псковской области, ООО "Газпром Трансгаз Санкт-Петербург", СНТ "Факел", ПАО "Газпром", Управлению Росреестра по Псковской области, Федеральной службе государственной регистрации кадастра и картографии о взыскании ущерба, по кассационной жалобе Маликова Дмитрия Сергеевича на решение Псковского районного суда Псковской области от 10 июня 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 10 сентября 2019 года, заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Бурматовой Г.Г, объяснения представителя истца Михайловой В.В, третьего лица Маликовой А.Ф, представителя Управления Росреестра Голенкиной Л.Н, представителя ООО "Газпром Трансгаз Санкт-Петербург" Лапониной И.В, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Маликов Д.С. обратился в суд с иском и с учетом уточнения ппросил взыскать с Администрации Псковского района, Администрации Псковской области, ООО "Газпром Трансгаз Санкт-Петербург", СНТ "Факел", ПАО "Газпром", Управлению Росреестра по Псковской области, Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии о взыскании с ответчиков в солидарном порядке убытков, связанных со сносом строений и сооружений, расположенных на принадлежащем ему земельном участке, в общем размере 1 125 939 рублей, расходов по оплате услуг по оценке имущества в сумме 14000 рублей и государственной пошлины в размере 13830 рублей.

В обоснование заявленных требований истец указал, что по договору купли-продажи от 20 ноября 2009 года приобрел у ФИО1 земельный участок с кадастровым номером N, площадью 730 кв.м, относящийся к землям сельскохозяйственного назначения и имеющий вид разрешенного использования - для индивидуального садоводства, с расположенным на нем жилым строением с условным номером N площадью 54 кв.м, расположенные по адресу: "адрес", за 740 000 рублей.

В августе 2014 года он получил уведомление-предупреждение от Псковского линейного производственного управления магистральных газопроводов, из которого узнал, что на его земельном участке, расположенном в охранной зоне магистрального газопровода (зоне минимального расстояния) запрещено строительство каких-либо зданий, сооружений, в связи с чем, принадлежащие ему здания и строения подлежат сносу. Решением Псковского районного суда от 06 июня 2017 года на него и его супругу Маликову А.Ф. возложена обязанность по сносу за свой счет самовольных построек: дома, бани, хозяйственных построек в виде теплицы и беседки, деревянного ограждения по периметру земельного участка, возведенных на указанном земельном участке, в срок до 31 декабря 2017 года. Определением Псковского районного суда от 09 июня 2018 года истцу предоставлена отсрочка исполнения вышеуказанного решения суда до 31 декабря 2018 года.

Согласно отчету об оценке рыночной стоимости недвижимого имущества от 19 октября 2018 года и заключению эксперта N 132-11/10/2018 ИП Пустовой М.М. рыночная стоимость садового дома с надворными постройками и земельного участка составляет 884 624 рубля, а стоимость затрат по сносу строений и сооружений составляет 241 315 рублей.

Решение Псковского районного суда Псковской области от 10 июня 2019 года Маликову Д.С. в удовлетворении искового заявления к Администрации Псковского района, Администрации Псковской области, ООО "Газпром Транс газ Санкт-Петербург", СНТ "Факел", ПАО "Газпром", Управлению Росреестра по Псковской области, Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии о взыскании ущерба, отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 10 сентября 2019 года решение оставлено без изменения, апелляционная жалобы истца без удовлетворения.

В кассационной жалобе истец Маликов Д.С. просит судебные постановления отменить с принятием нового решения об удовлетворении требований, ссылаясь на несоответствие выводов суда установленным по делу обстоятельствам, полагая, что истца не могут быть возложены неблагоприятные последствия невыполнения ответчиками требований закона, практику Европейского суда по правам человека.

В судебной заседании суда кассационной инстанции представитель истца и третье лицо поддержали доводы кассационной жалобы.

Представители ответчиков ООО "Газпром Трансгаз Санкт-Петербург" и Управление Росреестра возражали против удовлетворения жалобы.

Иные участвующие в деле лица в судебное заседание не явились, были извещены о месте и времени судебного заседания надлежащим образом, а кроме того, информация была размешена на официальном сайте Третьего кассационного суда общей юрисдикции, руководствуясь статьями 113, 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, принимая во внимание, что участие в судебном заседании является правом, а не обязанностью лица, участвующего в деле, но каждому гарантируется право на рассмотрение дела в разумные сроки, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции пришла к выводу о возможности рассмотрения дела при установленной явке.

Заслушав участников судебного разбирательства, изучив материалы дела, проверив судебные постановления в пределах доводов кассационной жалобы в соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

В соответствии с пунктом 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Такие нарушения были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, вступившим в законную силу решением Псковского районного суда Псковской области от 06.06.2017 удовлетворены исковые требования ООО "Газпром трансгаз Санкт-Петербург" к Маликову Д.С. и Маликовой А.Ф. о сносе самовольных построек: дома, бани, хозяйственных построек в виде теплицы и беседки, деревянного ограждения по периметру земельного участка, возведенных на земельном участке N с КН N в СНТ "адрес" в срок до 31 декабря 2017 года.

Основанием для признания указанных строений самовольными и подлежащими сносу послужил факт их возведения на земельном участке, не отведенном для этих целей в установленном законом порядке, ввиду нахождения в зоне минимального допустимого расстояния от оси газопровода, что создает угрозу жизни и здоровью граждан, и без получения на это необходимых разрешений и согласований с собственником либо с пользователем газопровода.

Определением Псковского районного суда Псковской области от 09.07.2018, вступившим в законную силу 25.07.2018, Маликову Д.С. предоставлена отсрочка исполнения решения суда до 31.12.2018.

Решением Псковского районного суда Псковской области от 20.10.2015 по гражданскому делу N 2-876/2015 Маликову Дмитрию Сергеевичу отказано в удовлетворении иска к Сорокину Игорю Леонидовичу о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка с домом от 20.11.2009.

Из материалов дела следует, что 20.11.2009 между Маликовым Д.С. и Сорокиным И.Л. заключен договор купли-продажи земельного участка с КН N, площадью 730 кв.м, расположенный на землях сельскохозяйственного назначения, с разрешенным использованием "для индивидуального садоводства" по адресу: "адрес", участок N и жилое строение на нем.

Управлением Росреестра по Псковской области зарегистрировано право собственности истца на данный земельный участок и жилое строение на нем, о чем выданы соответствующие свидетельства о государственной регистрации права от 30.12.2009 Указанное недвижимое имущество является совместно нажитым в браке имуществом супругов Маликовых Дмитрия Сергеевича и Маликовой Анны Федоровны.

Отказывая истцу в удовлетворении заявленных требований о взыскании с ответчиков в солидарном порядке убытков, связанных со сносом принадлежащих ему на праве собственности строений, расположенных на садовом земельном участке, суд пришел к выводу о недоказанности факта нарушения прав и законных интересов истца действиями ответчиков, а также причинно-следственной связи между действиями ответчиков и убытков истца, связанных с необходимостью сноса возведенных на садовом участке строений и сооружений.

При этом, суд исходил из того, что самовольная постройка в силу п. 2 ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации не является объектом гражданского оборота, в связи с чем оснований полагать наличие у истца убытков в виде утраты имущества (реального ущерба) в размере рыночной стоимости подлежащих сносу строений, а также рыночной стоимости земельного участка, не имеется. Кроме того, разрешая настоящий спор, суд первой инстанции, учел, что ограничения в использовании земельного участка, находящегося в границах охранной зоны и зоны минимально допустимых расстояний газопровода, существовали на момент его приобретения истцом в собственность, а также на момент возведения строений Маликовым Д.С. и прежним собственником указанного земельного участка ФИО1

Судебная коллегия с указанными выводами суда первой инстанции согласилась.

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав может быть осуществлена путем возмещения убытков и иными способами, предусмотренными законом.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

В пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указывается на то, что при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

В пункте 3 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, - в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

В соответствии со статьей 16 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Согласно пункту 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в соответствии со статьей 16 ГК РФ публично-правовое образование (Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование) является ответчиком в случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов. Такое требование подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

Предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему нарушение, или только к финансовому органу само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении такого иска. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующее публично-правовое образование и одновременно определяет, какие органы будут представлять его интересы в процессе.

В силу статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии с пунктом 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как установлено вступившим в законную силу решением суда о сносе самовольной постройки, земельный участок для строительства магистрального подземного газопровода, входящего в состав участка магистрали газопровода Псковского линейно-производственного управления "Лентрансгаз" был предоставлен на основании решений Исполнительного комитета Псковского районного Совета депутатов от 02.06.1971 N 160, от 20.04.1972 N 114, решения Исполкома Псковского областного Совета народных депутатов от 03.08.1971 N 302. Подземный газопровод -отвод к г.Псков, ГРС "Псков" введен в эксплуатацию 28.09.1972.

Сведения об охранных зонах и минимальных расстояниях от магистрального газопровода нанесены на районные карты с отображением охранных зон, землеустроительное дело со сведениями об установленных межевых и охранных знаках утверждено Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Псковского района.

Решением исполнительного комитета Псковского районного Совета народных депутатов от 11.05.1983 за N 153 для коллективного садоводства из земель совхоза " "данные изъяты"" "адрес" отведен земельный участок площадью 0, 23 га под коллективные сады рабочих и служащих Псковского кирпичного завода из земель совхоза " "данные изъяты"" Псковского района.

Распоряжением Администрации Псковского района от 10.11.1993 N 596-р на основании акта выбора земельного участка садоводческому товариществу "Факел" дополнительно отведен земельный участок площадью 15, 8 га, из них: для освоения под садовые участки 10, 9 га, под огороды в охранной зоне газопровода без права возведения строений - 4, 9 га.

Согласно проекта отвода земель СНТ "Факел" от 05.05.1993, согласованного с Псковским ЛПУ МГ, часть отводимого земельного участка, площадью 4, 9 га, находится в охранной зоне газопровода на расстоянии 50 метров от оси магистрального газопровода. При этом строительство на дачных участках разрешено на расстоянии 150 метров от оси газопровода.

Землеустроительная документация СНТ "Факел" за 1993 год содержит отображение газопровода на ситуационном плане, и утвержденный проект застройки территории СНТ, включающий N садовый участок.

Из копии проекта организации застройки товарищества видно, что в проект дополнительно нанесены участки с номерами с N; участок N находящийся в пользовании ответчиков, был предусмотрен под складирование мусора. Вместе с тем фактическое расположение земельного участка N не соответствует проекту планировки территории садоводческого товарищества "Факел".

Материалы по землеотводу СНТ "Факел" указывают на особые условия землепользования, наличие охранной зоны минимальных расстояний газопровода.

Вместе с тем при принятии решения о сносе самовольной постройки судом был также сделан вывод, что данная ситуация возникла по вине органов управления СНТ "Факел", на которые решением Исполкома Псковского районного совета народных депутатов был возложен контроль за застройкой садовых домиков.

При этом отсутствует в материалах дела и информация о том, что органами местного самоуправления осуществлялся контроль за использованием предоставленного участка.

Отсутствуют в приведённом решении и выводы о нарушении непосредственно истцом либо его правопредшественниками требований закона, поскольку для возведения садового дома разрешения на строительство не требуется.

Однако изложенное не было учтено при принятии решения об отказе в удовлетворении требований истца.

Учитывает судебная коллегия и позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в Постановлении от 03 июля 2019 года N 26-п о том, что само по себе возведение гражданами построек в зоне минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов осуществлялось на определенном историческом этапе в условиях неразвитости нормативно-правового регулирования деятельности местных органов власти по предотвращению такого строительства, а также недостаточности законодательно установленных мер по обеспечению публичной доступности в земельных правоотношениях сведений об ограничениях на возведение построек в привязке к конкретным земельным участкам.

Ответственность за непринятие таких мер, повлекшее негативные последствия для граждан, не может быть снята с государственных органов, призванных в силу своего особого публично-правового статуса обеспечивать правовую основу для реализации гражданами их прав и обязанностей, включая право собственности и обязанность выполнять нормативные предписания, которые должны быть доведены в надлежащей форме и с необходимыми для исполнения ориентирами до сведения граждан.

Запрет на строительство зданий, сооружений в пределах установленных минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения (необходимость получения соответствующего разрешения) был предусмотрен Правилами охраны магистральных газопроводов, утвержденными постановлением Совета Министров СССР от 12 апреля 1979 года N 341 (пункт 23), Положением о землях транспорта, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 8 января 1981 года N 24 (пункт 11), СНиП II-45-75 "Магистральные трубопроводы. Нормы проектирования" (таблица 5), а затем - Земельным кодексом Российской Федерации (пункт 6 статьи 90) и Федеральным законом от 31 марта 1999 года N 69-ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации" (статья 28).

Основы земельного законодательства Союза ССР и союзных республик 1969 года и Земельный кодекс РСФСР 1970 года предусматривали, в статьях 46 и 118 соответственно, ведение уполномоченными государственными органами государственного земельного кадастра, содержащего совокупность достоверных и необходимых сведений о природном, хозяйственном и правовом положении земель. Вместе с тем согласно пункту 6 Правил охраны магистральных газопроводов и пункту 26 Положения о землях транспорта материалы о фактическом положении трубопроводов (исполнительная съемка) передавались исполнительным комитетам районных, городских, районных в городах Советов народных депутатов для нанесения трасс трубопроводов (но не охранных зон и минимальных расстояний) на районные карты землепользований. При этом не обеспечивались публичность и общедоступный характер сведений о местонахождении трубопроводов, об ограничениях в использовании земельного участка в связи с наличием в непосредственной близости газопровода как опасного производственного объекта.

В федеральных законах от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" и от 2 января 2000 года N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре" был провозглашен принцип открытости сведений, содержащихся в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним и в государственном земельном кадастре, но и в этих нормативных правовых актах отсутствовало прямое указание на публичность сведений о границах минимальных расстояний до трубопроводов, в пределах которых запрещено строительство, и включении соответствующей информации в государственный земельный кадастр.

Лишь с принятием Федерального закона от 3 августа 2018 года N 342-ФЗ "О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" можно связать введение комплексной регламентации зон с особыми условиями использования территорий, включая обеспечение публичности сведений о таких зонах. В частности, Земельный кодекс Российской Федерации был дополнен главой XIX "Зоны с особыми условиями использования территорий", предусмотревшей, помимо прочего, охранные зоны газопроводов, в границах которых вводится особый режим использования земельных участков, ограничивающий или запрещающий виды деятельности, несовместимые с целями установления зон, а также зоны минимальных расстояний до магистральных или промышленных газопроводов, в границах которых не могут быть построены какие бы то ни было здания, строения, сооружения без согласования с организацией - собственником системы газоснабжения или уполномоченной ею организацией.

Одновременно Федеральный закон "О государственной регистрации недвижимости" дополнен статьей 71.1 "Особенности внесения в Единый государственный реестр недвижимости сведений о местоположении границ минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов", в силу которой до 1 сентября 2019 года в реестр границ вносятся сведения о местоположении границ минимальных расстояний до магистральных и промышленных трубопроводов, а в дальнейшем - при поступлении от уполномоченного органа государственной власти решения об установлении зоны минимальных расстояний до этих трубопроводов - в Единый государственный реестр недвижимости вносятся сведения о такой зоне и исключаются сведения о границах минимальных расстояний до этих трубопроводов. При этом согласно пункту 21 статьи 106 Земельного кодекса Российской Федерации правообладатели земельных участков и расположенных на них объектов недвижимого имущества, находящихся в границах зоны с особыми условиями использования территории, должны быть уведомлены уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти и его территориальными органами (Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии, ее территориальные органы) о внесении сведений о данной зоне в Единый государственный реестр недвижимости в порядке, установленном Федеральным законом от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости".

Следовательно, действующее законодательство содержит необходимые правовые механизмы, обеспечивающие информирование собственников и иных владельцев соответствующих земельных участков о наличии ограничений в пользовании ими. Однако в полном объеме такие механизмы начали функционировать лишь с момента вступления в силу указанных положений Федерального закона от 3 августа 2018 года N 342-ФЗ, что подтверждает их ранее существовавшую недостаточность.

Принимая во внимание изложенную позицию Конституционного Суда Российской Федерации, а также учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции"), а также исходя из необходимости соблюдения разумных сроков судопроизводства (ст. 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия Третьего кассационного суда общей юрисдикции полагает, что дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с требованиями закона с учетом Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 03 июля 2019 года N 26-п и установленными по делу обстоятельствами.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 379.6, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 10 сентября 2019 года отменить.

Дело направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Псковского областного суда.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.