Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 13 ноября 2019 г. по делу N 8Г-301/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Александровой Ю.К, судей Лепской К.И, Рогожина Н.А, рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-3967/2018 по иску Довгаль Натальи Александровны к ООО СК "Ренессанс Жизнь" о взыскании денежных средств, процентов, компенсации морального вреда, штрафа, по кассационной жалобе Довгаль Натальи Александровны на решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 19 декабря 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 04 июля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Лепской К.И, выслушав объяснения Довгаль Натальи Александровны и её представителя Меркурьеву Наталью Валерьевну, поддержавших доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Довгаль Н.А. обратилась в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ООО СК "Ренессанс Жизнь", и с учетом уточнения исковых требований в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации просила взыскать с ответчика денежные средства в размере 129526 рублей 28 копеек, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3200 рублей 90 копеек, компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей, штраф в соответствии со ст. 13 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 19 декабря 2018 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 04 июля 2019 года в удовлетворении исковых требований Довгаль Наталье Александровне отказано.

В кассационной жалобе Довгаль Н.А. просит об отмене названных судебных актов как незаконных, постановленных с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела, без устранения, которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов истца.

Полагает, что обстоятельства данного дела выяснены судом не полно. Спорный договор страхования Довгаль Н.А. подписывала как договор инвестирования. Считает, что сотрудник банка ввела в заблуждение истца намеренно, навязав услугу страхования, тем самым ущемив права истца как потребителя. При навязывании банком договора страхования, банк преследовал цель получения дополнительной прибыли в виде страховой премии, поставив истца в условия, когда она не могла воспользоваться своим правом на добровольность страхования жизни и здоровья. Также банком не было предоставлено право выбора страховой компании в соответствии с п.2 ст. 45 Закона РФ "О защите прав потребителей". Указывает, что положения договора противоречат закону и являются недействительными. Страхование жизни в данном случае является услугой, навязанной банком, ухудшающей финансовое положение истца, поскольку банк за счет вложенных денежных средств, страхует своей предпринимательский риск, который несет как коммерческая организация, осуществляющая систематическую, направленную на получение прибыли деятельность. Она фактически не имела возможности выбора условий по вкладу в части страхования жизни и здоровья, условие о страховании фактически включено в форму договора. Доказательств того, что её ознакомили с условиями договора, не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что ДД.ММ.ГГГГ между Довгаль Н.А. и ООО СК "Ренессанс Жизнь" заключен договор страхования жизни с инвестированием капитала по программе "Инвестор" N, Довгаль Н.А. оплачена страховая премия в размере 230 000 рублей (л.д. 24-28).

28.09.2017. Довгаль Н.А. обратилась к ответчику с заявлением о расторжении договора страхования, возврате уплаченных денежных средств.

07.10.2017 г. договор страхования сторонами расторгнут, истцу возвращены денежные средства в размере 100473 рубля 71 копейка (л.д.7).

Судом было установлено, что расчёт выплаченных сумм производился страховщиком по условиям договора, правильность данного расчёта истцом не оспаривалась.

Также судом первой и второй инстанции установлено и подтверждено материалами дела, что истец была согласна на заключение договора личного страхования, подписав соответствующий договор, ознакомилась с Полисными условиями страхования (л.д.24-26).

Таким образом, истец выразила согласие на страхование на условиях, изложенных в договоре страхования, полисных условиях.

Доказательств, что заключение договора страхования было навязано истцу ответчиком, материалы дела не содержат.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статьи 151, пункта 1 статьи 421, пунктом 1 статьи 934, статьей 935 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 15, 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", пунктом 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", Указанием Банка России от 20.11.2015 N 3854 -У "О минимальных (стандартных) требованиях к условиям и порядку осуществления отдельных видов добровольного страхования" (в редакции Указания Банка России от 21.08.2017 N 4500-У, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, статьей 213 Налогового кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отсутствии законных оснований для удовлетворения заявленных требований, поскольку заключение истцом договора страхования носило добровольный характер, доказательств, подтверждающих нарушение ответчиком прав истца при оказании истцу услуг страхования, материалы дела не содержат.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, дополнительно указав, что при подписании договора страхования истцу была предоставлена информация об условиях страхования, о чем свидетельствует подпись в договоре страхования, ей была вручена Программа страхования " Инвестор" (4.1).

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для отмены или изменения судебных постановлений, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильных судебных постановлений (часть 3 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

По настоящему делу таких нарушений с учетом доводов кассационной жалобы не установлено.

Доводы кассационной жалобы не могут изменить правовую судьбу обжалуемых судебных актов, все они судом проверялись, им дана надлежащая судебная оценка, что нашло обстоятельное и мотивированное отражение в судебном решении, с такой оценкой Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции согласна.

Доводы кассационной жалобы, в том числе, о том, что обстоятельства данного дела выяснены судом не полно, не могут быть признаны состоятельными, поскольку, как усматривается из их содержания, не содержат каких-либо сведений, опровергающих выводы судов первой и апелляционной инстанций и ставящих под сомнение законность судебных постановлений, принятых по данному делу, фактически направлены на переоценку и иное толкование заявителем выводов суда об установленных по делу обстоятельствах и воспроизводят позицию и аргументы, которые являлись предметом проверки судов первой и апелляционной инстанции и получили надлежащую правовую оценку в решении суда и апелляционном определении, в которых приведены мотивы, в соответствии с которыми суд первой инстанции пришел к данным выводам, а также основания, по которым суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции полагает, что выводы, содержащихся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, и нормам материального права, регулирующим спорные отношения сторон, вытекающие из владения имущества, находящегося в общей долевой собственности.

При рассмотрении данного гражданского дела судом дана надлежащая оценка объяснениям сторон и собранным по делу доказательствам. Право оценки представленных доказательств принадлежит суду, рассматривающему спор по существу. Суд кассационной инстанции правом истребования и оценки доказательств не наделен. Применительно к положениям ст. ст.379.1, ч.3 ст. 390, ст. 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты.

В силу части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Несогласие заявителя с установленными по делу обстоятельствами и оценкой судами доказательств, с выводами судов, иная оценка им фактических обстоятельств дела, иное толкование положений законодательства не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки и не является основанием для пересмотра судебных актов кассационным судом общей юрисдикции.

Оспариваемые судебные постановления вынесены с соблюдением норм процессуального и материального права, которые подлежат применению к установленным правоотношениям, сомнений в их законности не имеется.

Надлежит также отметить, что принцип правовой определенности, являющийся гарантией верховенства права, предполагает, что стороны не вправе требовать пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления другого содержания. Иная точка зрения на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения вступившего в законную силу судебного постановления нижестоящего суда.

Доводы заявителя кассационной жалобы требованиям принципа правовой определенности не отвечают.

Руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Выборгского районного суда города Санкт-Петербурга от 19 декабря 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 04 июля 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Довгаль Натальи Александровны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.