Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 25 декабря 2019 г. по делу N 8Г-3349/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Белинской С.В, судей Медведкиной В.А, Шевчук Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N2-2044/2019 по исковому заявлению Курмилева Павла Викторовича к администрации Невского района Санкт-Петербурга, Арсеньеву Алексею Викторовичу, Арсеньевой Зинаиде Хейнаровне о признании договора передачи квартиры в собственность граждан недействительным, применении последствий недействительности сделки

по кассационной жалобе Курмилева Павла Викторовича на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 04 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 05 июня 2019 г.

Заслушав доклад судьи Медведкиной В.А, выслушав объяснения Курмилева П.В. и его представителя Чуракова П.А, действующего на основании доверенности от 16.12.2019 сроком на один год, поддержавших доводы жалобы, Арсеньева А.В, полагавшего судебные акты законными и обоснованными, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Курмилев Павел Викторович обратился в суд с иском к администрации Невского района Санкт-Петербурга, Арсеньеву Алексею Викторовичу, Арсеньевой Зинаиде Хейнаровне о признании договора передачи квартиры в собственность Рыжкиной Кире Ивановне недействительным, применении последствий недействительности сделки. В обоснование заявленных требований истец указал, что с 1978 года вместе с матерью Рыжкиной К.И. проживал в "адрес". В период с ДД.ММ.ГГГГ снят с регистрационного учета в связи с нахождением в местах лишения свободы. 23.08.1993 г. между Рыжкиной К.И. и Невской районной администрацией заключен договор передачи квартиры в собственность Рыжкиной К.И. Истец ссылается на то, что снятие его с регистрационного учета в связи с осуждением не свидетельствует о его утрате правом пользования жилым помещением, а также утрате права на участие в приватизации.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 04 марта 2019 г. исковые требования Курмилева П.В. оставлены без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 05 июня 2019 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Курмилев П.В. ставит вопрос об отмене указанных судебных постановлений, поскольку судами неверно определено начало исчисления срока исковой давности по заявленным требованиям.

На рассмотрение дела в Третий кассационный суд общей юрисдикции администрация Невского района Санкт-Петербурга, Арсеньева З.Х. не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом путем направления почтового извещения и размещения сведений о движении жалобы в сети "Интернет" и на сайте суда, в связи с чем на основании статей 113, 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в их отсутствие.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанции, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при разрешении дела нижестоящими судебными инстанциями не допущено.

В ходе разрешения спора установлено, что с 1978 года Курмилев П.В. зарегистрирован в "адрес" в Санкт-Петербурге, проживал совместно с матерью Рыжкиной К.И.

В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ истец был снят с регистрационного учета в связи с нахождением в местах лишения свободы.

23 августа 1993 г. между Рыжкиной К.И. и Администрацией Невского района был заключен договор передачи квартиры в собственность Рыжкиной К.И.

ДД.ММ.ГГГГ Рыжкина К.И. умерла, после её смерти открыто наследственное дело N, с заявлением о принятии наследства обратились Арсеньев А.В, Арсеньева З.Х. и Курмилев П.В.

В ходе рассмотрения дела ответчиками заявлено о применении срока исковой давности к заявленным Курмилевым П.В. требованиям.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Курмилева П.В. в предварительном судебном заседении, суд первой инстанции исходил из того, что требования о признании сделки по приватизации спорного жилого помещения недействительной заявлены истцом по истечении срока исковой давности, о применении которого заявлено ответчиками, ходатайство о восстановлении пропущенного срока истец не заявлял. Суд также указал, что о заключении договора приватизации жилого помещения Курмилеву П.В. стало известно с момента регистрации с ДД.ММ.ГГГГ, поскольку с указанного периода проживал в спорном жилом помещении и не мог не знать о нахождении квартиры в собственности его матери. С 29 октября 1996 г. в спорном жилом помещении также были зарегистрированы члены его семьи (супруга и дети), для регистрации которых непосредственно требовалось согласие собственника жилого помещения.

С указанными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия Третьего кассационного суда общей юрисдикции считает, что при вынесении обжалуемых судебных постановлений не было допущено существенных нарушений норм права, выводы судов основаны на правильном применении к спорным правоотношениям норм материального права, оснований для отмены судебных постановлений не имеется.

В соответствии со статьей 2 Закона РСФСР от 4 июля 1991 г. N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в РСФСР", действовавшего на момент заключения оспариваемого договора, граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами РСФСР и республик в составе РСФСР.

В силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки мог быть предъявлен в течение десяти лет со дня, когда началось ее исполнение (п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений).

Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ "О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" внесены изменения в положения пункт 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составил три года.

Условие о начале течения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки с момента, когда не являющееся стороной сделки лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения, предусмотрено пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 части I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации", согласно которому срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Положения пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации в данной редакции согласно пункту 9 статьи 3 Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" применяются к срокам, которые не истекли до 1 сентября 2013 г.

В соответствии со статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В кассационной жалобе заявитель выражает несогласие с выводом суда о пропуске срока исковой давности, считает, что о нарушении своих прав узнал после смерти матери Рыжкиной К.И, соответственно, положения статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат применению к спорным правоотношениям, а началом течения срока исковой давности следует считать октябрь 2018 г.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с указанными доводами жалобы.

Исходя из требований статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, приведя положения статьи 2 Закона РСФСР от 04.07.1991 года N 1541-I "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" в редакции Закона РФ от 23 декабря 1992 года N 4199-1, оценив по правилам статьи 67 Гражданского процессуального законодательства Российской Федерации собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

При этом суд первой инстанции верно исходил из того, что требования о признании недействительной сделки приватизации квартиры, совершенной в 1993 году, заявлены истцом по истечении срока исковой давности. Судом апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы истца на решение учтено, что доказательств уважительности причин пропуска установленного законом срока исковой давности истцом не представлено.

Нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции Федерального закона от 07 мая 2013 г. N 100-ФЗ об основаниях и о последствиях недействительности сделок (статьи 166 - 176, 178 - 181) применяются к сделкам, совершенным после дня вступления - 01 сентября 2013 г. - в силу указанного Закона.

Поскольку оспариваемая истцом сделка заключена до 01 сентября 2013 г, следовательно, положения статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации в действующей редакции применению не подлежат.

В соответствии со статьей 10 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", установленные частью первой Кодекса сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к тем требованиям, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 01 января 1995 г.

Учитывая, что срок исковой давности, установленный ранее действовавшим законодательством в три года (ст. 78 ГК РСФСР) применительно к оспариваемому договору передачи к 01 января 1995 г. не истек, следовательно, подлежат применению сроки, установленные пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлен в течение 10 лет со дня, когда началось ее исполнение (в первоначальной редакции, подлежащей применению в силу ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ "О внесении изменений в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Срок исковой давности подлежит исчислению, когда началось исполнение договора передачи, то есть с момента его государственной регистрации - 10 сентября 1993 г.

Следовательно, с этого момента в силу закона начинает течь десятилетний срок исковой давности, соответственно он истекает 10 сентября 2003 г.

Таким образом, на момент предъявления истцом настоящего иска, срок исковой давности истек.

Применение судом исковой давности по заявлению стороны в споре направлено на сохранение стабильности гражданского оборота и защищает его участников от необоснованных притязаний и одновременно побуждает их своевременно заботиться об осуществлении и защите своих прав.

Ссылок на обстоятельства, влекущие безусловную отмену судебных актов в кассационном порядке, в жалобе не приведено, позиция подателя жалобы направлена на иную правовую оценку установленных обстоятельств дела, выводов судов не опровергает, о существенных нарушениях норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, не свидетельствует, ввиду чего не могут повлечь отмену правильных по существу судебных постановлений.

Руководствуясь статьями 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 04 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 05 июня 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Курмилева Павла Викторовича - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.