Определение СК по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г. по делу N 8Г-3472/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего

Стешовиковой И.Г.

судей

Ирышковой Т.В, Уланова К.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу ФССП России, УФССП России по Ленинградской области на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14 августа 2019 года гражданскому делу N 2-1/2019 по иску Рыбинцев П.Б. к УФССП России о взыскании компенсации морального вреда

Заслушав доклад судьи Стешовиковой И.Г, объяснения представителя УФССП по Ленинградской области - Ежову А.С, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

УСТАНОВИЛА:

Рыбинцев П.Б. обратился в суд с иском к Министерству Финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Ленинградской области о взыскании компенсации морального вреда в размере 70 000 руб, расходов на оплату услуг представителя в размере 25 000 руб, расходов по оплате государственной пошлины в размере 300 руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в отношении него 12.07.2017 судебным приставом-исполнителем Выборгского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области Тихомировой С.А. возбуждено исполнительное производство, предметом которого была задолженность по платежам за жилую площадь, коммунальные платежи, включая пени, в размере 45 438, 34 руб. 17.08.2017 Выборгский отдел судебных приставов по Ленинградской области зарегистрировал заявление взыскателя об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением. Несмотря на данное заявление, судебным приставом 16.10.2017 вынесено постановление об обращении взыскания на денежные средства должника, в связи с чем со счета истца 27.11.2017, 29.11.2017 списаны денежные средства в общем размере 45 438, 34 руб. Кроме того, 23.10. 2017 судебным приставом вынесено постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации, в связи с чем истец длительное время был лишен возможности выехать за границу, хотя имел такое намерение. Постановление об окончании исполнительного производства и снятии временного ограничения вынесены только 27.11.2017. Истец ссылается, что в результате незаконных постановлений об обращении взыскания на денежные средства, а также в результате вынесения незаконного постановления о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации, нарушены его права.

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 12 марта 2019 года в удовлетворении исковых требований Рыбинцева П.Б. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14 августа 2019 года решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 12 марта 2019 года отменено, исковые требования Рыбинцев П.Б. к УФССП России о взыскании компенсации морального вреда удовлетворены частично. С Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Рыбинцев П.Б. взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 10 000 руб, расходы по оплате услуг представителя в размере 15 000 руб, расходы по оплате госпошлины в размере 300 руб.

В кассационной жалобе УФСС по Ленинградской области ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14 августа 2019 года.

Рыбинцев П.Б. представил возражения на кассационную жалобу, которые приобщены к материалам дела.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу не подлежащей удовлетворению, поскольку не имеется оснований для отмены в кассационном порядке обжалуемого судебного акта.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (статья 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции нарушений норм материального и процессуального права допущено не было.

Как установлено судом, на основании судебного приказа мирового судьи судебного участка N20 Выборгского района Ленинградской области от 31 мая 2017 года по делу N 2-885/17-20 с Рыбинцева П.Б. в пользу ОАО "Управляющая компания по жилищно-коммунальному хозяйству Выборгского района Ленинградской области" взыскана задолженность по оплате коммунальных услуг, содержанию и техническому обслуживанию многоквартирного дома в размере 44 668, 34 руб, расходы по оплате госпошлины в размере 770 руб.

На основании указанного судебного приказа 12 июля 2017 года судебным приставом-исполнителем Выборгского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области Тихомировой С. А. возбуждено исполнительное производство N 52646/17/47022-ИП в отношении должника Рыбинцева П.Б.

Взыскатель ОАО "Управляющая компания по жилищно- коммунальному хозяйству Выборгского района Ленинградской области" 17 августа 2017 года обратился в Выборгский районный отдел судебных приставов УФССП России по Ленинградской области с заявлением об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением).

Вместе с тем, несмотря на данное заявление, судебным приставом 16 октября 2017 года вынесено постановление об обращении взыскания на денежные средства должника. Со счетов истца 27 ноября 2017 года, 29 ноября 2017 года списаны денежные средства в общем размере 45 438, 34 руб. Кроме того, 23 октября 2017 года судебным приставом вынесено постановление о временном ограничении на выезд должника Рыбинцева П.Б. из Российской Федерации.

Постановление об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю вынесены судебным приставом-исполнителем Выборгского районного отдела судебных приставов УФССП России по Ленинградской области Тихомировой С.А. 27 ноября 2017 года. Согласно указанному постановлению в ходе исполнения требования исполнительного документа установлено, что исполнительный документ, по которому взыскание не производилось (произведено частично) возвращается взыскателю в связи с тем, что поступило заявление взыскателя об окончании исполнительного производства, зарегистрированного службой судебных приставов 17 августа 2017 года.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из что в материалах дела отсутствуют доказательства наступления вреда, противоправности поведения, наличия вины, наличия причинной связи между действиями должностных лиц УФССП России по Ленинградской области и возможно наступившими нравственными или физическими страданиями истца, которые могли быть вызваны иными факторами, не связанными с действиями (бездействиями) судебного пристава. Кроме того, отсутствуют и судебные постановления, которыми такие действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей признаны незаконными. При этом суд первой инстанции исходил из того, что вступившим в законную силу решением Выборгского городского суда Ленинградской области от 03 апреля 2018 года по делу N 2а-1636/2018 Рыбинцеву П.Б. отказано в признании незаконными действия судебного пристава-исполнителя Тихомировой С.А. в рамках рассматриваемого спора по исполнительному производству N 52646/17/47022-ИП, поскольку не установлено нарушение прав и законных интересов Рыбинцева П.Б.

Суд апелляционной инстанции с указанным выводом суда первой инстанции не согласился.

Частью 1 ст. 12, ст. 13 Федерального закона "О судебных приставах" установлено, что судебный пристав в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов; обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 47 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае возвращения взыскателю исполнительного документа по основаниям, предусмотренным ст. 46 настоящего Федерального закона.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства", защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам главы 17 Закона об исполнительном производстве, но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава- исполнителя (пункт 80).

По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава- исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда (пункт 82).

В силу части 2 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

На основании изложенного, отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил из того, что по возбужденному в отношении Рыбинцева П.Б. исполнительному производству судебные приставы располагали достоверной информацией о необходимости окончания исполнительного производства по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве" еще 17 августа 2018 года, вместе с тем, каких- либо мер для этого не принимали, а впоследствии, при наличии заявления взыскателя об окончании исполнительного производства, обратили взыскание на денежные средства истца, списав с его счетов денежные средства. Кроме того, судебным приставом вынесено постановление о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации, в связи с чем, нарушение прав истца на пользование принадлежащими ему денежными средствами, ограничение в выезде из Российской Федерации подтверждено материалами дела, в силу этого факт наличия у лица нравственных переживаний по этому поводу предполагается и не требует дополнительного доказывания; нарушения судебными приставами-исполнителями требований закона ущемляют права и законные интересы должника, в добровольном порядке исполнившего решение суда, умаляют его достоинство личности.

Судебная коллегия по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции считает, что приведенные выводы суда апелляционной инстанции следует признать верными и обоснованными, постановленными при правильном применении норм материального и процессуального права, выводы мотивированы, основаны на фактических обстоятельствах дела, исследованных судом доказательствах, оцененных в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Изложенные в кассационной жалобе доводы не опровергают выводы суда апелляционной инстанции. Несогласие заявителя с выводами суда апелляционной инстанции, основанными на оценке доказательств и нормах законодательства, не свидетельствует о неправильном применении норм материального и процессуального права, повлиявшем на исход дела.

В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Действия судебного пристава-исполнителя по вынесению незаконного постановления о взыскании денежных средств со счета истца, а также постановления о временном ограничении на выезд должника из Российской Федерации, влекут наступление предусмотренной вышеуказанными нормами закона гражданско-правовой ответственности в виде компенсации морального вреда, поскольку истец в течении определенного времени был лишен права использовать личные денежные средства по своему усмотрению, а также ограничен в свободе передвижения. При этом, как верно указано судом апелляционной инстанции, доводы истца о причинении ему нравственных страданий незаконными действиями судебного пристава-исполнителя не требуют подтверждения дополнительными доказательствами, если только сам истец не заинтересован в доказывании особых последствий нарушения.

В силу ч. 3 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении жалобы суд кассационной инстанции не вправе, в том числе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции; предрешать вопросы о достоверности или недостоверности доказательств, преимуществе одних доказательств перед другими; принимать дополнительные доказательства.

Оценка доказательств и установление обстоятельств по делу относится к компетенции судов первой и второй инстанции. Суд кассационной инстанции правом оценки представленных сторонами доказательств не наделен.

Доводы кассационной жалобы направлены на иное толкование закона, оспаривание выводов суда и переоценку собранных по делу доказательств, содержат собственную оценку указанных обстоятельств, в связи с чем повлечь отмену обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке не могут.

Поскольку нарушений, указанных в статье 379.3 ГПК РФ, и являющихся основаниями для отмены судебных постановлений, судами первой и апелляционной инстанции допущено не было, то оснований для удовлетворения кассационной жалобы заявителя не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14 августа 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.