Апелляционное определение СК по административным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 28 января 2020 г. по делу N 66а-126/2020

 

Судебная коллегия по административным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Сорокина М.С, судей Калугина Д.М, Красновой Н.П.

при секретаре Щетинкиной К.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Алейникова С.Ю. об оспаривании в части решения Совета депутатов Култаевского сельского поселения от 6 февраля 2014 года N 29 "Об утверждении Генерального плана Култаевского сельского поселения" (в редакции решения Земского Собрания Пермского муниципального района от 29 июня 2016 года N 157) и решения Совета депутатов Култаевского сельского поселения от 9 июня 2014 года N 53 "Об утверждении Правил землепользования и застройки Култаевского сельского поселения" (в редакции решений Земского Собрания Пермского муниципального района от 29 июня 2016 года N 158, от 22 декабря 2016 года N 181, от 23 марта 2017 года N 212) по апелляционной жалобе Алейникова С.Ю. на решение Пермского краевого суда от 9 октября 2019 года, которым в удовлетворении административного искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции Сорокина М.С, объяснения представителя общества с ограниченной ответственностью "Новая городская инфраструктура Прикамья" - Егоровой Е.А, заключение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации - Дмитриева М.С, судебная коллегия по административным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции

установила:

решением Совета депутатов Култаевского сельского поселения Пермского муниципального района Пермского края от 6 февраля 2014 года N 29, опубликованным в официальном печатном издании "Бюллетень муниципального образования "Култаевское сельское поселение" от 6 февраля 2014 года N 11 (34), утвержден Генеральный план Култаевского сельского поселения Пермского муниципального района Пермского края (далее - решение от 6 февраля 2014 года N 29, Генеральный план).

Решением Совета депутатов Култаевского сельского поселения Пермского муниципального района Пермского края от 9 июня 2014 года N 53, опубликованным в официальном печатном издании "Бюллетень муниципального образования "Култаевское сельское поселение" от 9 июня 2014 года N 17 (40), утверждены Правила землепользования и застройки Култаевского сельского поселения (далее - решение от 9 июня 2014 года N 53, Правила землепользования и застройки).

Опубликованными в установленном порядке решениями Земского Собрания Пермского муниципального района Пермского края от 29 июня 2016 года N 157, от 29 июня 2016 года N 158, от 22 декабря 2016 года N 181, от 23 марта 2017 года N 212, от 31 мая 2018 года N 323 в Генеральный план и Правила землепользования и застройки внесены изменения.

Алейников С.Ю. обратился в Пермский краевой суд с административным исковым заявлением о признании недействующими Генерального плана и Правил землепользования и застройки в части установления санитарно-защитной зоны для предприятия общества с ограниченной ответственностью "Новая городская инфраструктура Прикамья" (далее - ООО "НОВОГОР-Прикамье"), промышленный объект (комплекс биологических очистных сооружений) которого расположен на территории Култаевского сельского поселения.

В обоснование заявленных требований Алейников С.Ю. указал, что является собственником четырех земельных участков, при этом в отношении территории, на которой они расположены, оспариваемыми нормативными правовыми актами установлена санитарно-защитная зона, что лишает его возможности их дальнейшего использования для жилищного строительства и их реализации для указанных целей. Административный истец полагал, что орган местного самоуправления не наделен правом на самостоятельное определение размера и границ санитарно-защитных зон, а Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации до утверждения Генерального плана и Правил землепользования и застройки постановление об установлении санитарно-защитных зон для имущественного комплекса биологических очистных сооружений г. Перми ООО "НОВОГОР-Прикамье" не принималось. По мнению административного истца, Генеральным планом и Правилами землепользования и застройки установлены необоснованные ограничения по использованию принадлежащих ему земельных участков.

Решением Пермского краевого суда от 9 октября 2019 года в удовлетворении административного искового заявления отказано.

В апелляционной жалобе Алейников С.Ю. ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции как незаконного и необоснованного и принятии по делу нового решения об удовлетворении заявленных требований.

Относительно доводов апелляционной жалобы Земским Собранием Пермского муниципального района Пермского края, ООО "НОВОГОР-Прикамье" и участвующим в деле прокурором представлены возражения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ООО "НОВОГОР-Прикамье" - Егорова Е.А. (с использованием систем видеоконференц-связи) просила решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явились, извещены в соответствии с требованиями положений главы 9 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - КАС РФ).

Учитывая требования статьи 150 КАС РФ, положения статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, гарантирующие равенство всех перед судом, в соответствии с которыми неявка лица в суд есть его волеизъявление, свидетельствующее об отказе от реализации своего права на непосредственное участие в разбирательстве, а потому не является преградой для рассмотрения дела, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся по делу лиц.

Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией с учетом части 1 статьи 308 КАС РФ, по смыслу которой суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Заслушав объяснения явившихся по делу лиц, заключение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Российской Федерации Дмитриева М.С, полагавшего решение суда первой инстанции подлежащим оставлению без изменения, оценив имеющиеся в деле доказательства, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно пункту 20 части 1 статьи 14, части 1 статьи 7 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ), пунктам 1 и 3 части 1 статьи 8, части 1 статьи 24 и части 1 статьи 32 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее - ГрК РФ) утверждение генеральных планов, правил землепользования и застройки поселений относится к компетенции представительного органа местного самоуправления.

С учетом названных норм, а также положений частей 3, 4 статьи 14 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент внесения в Генеральный план и Правила землепользования и застройки изменений) судебная коллегия находит правильными выводы суда первой инстанции о том, что Генеральный план и Правила землепользования и застройки, а равно нормативные правовые акты о внесении в них изменений приняты в пределах полномочий и в соответствии с компетенцией уполномоченных на то органов (на дату их издания), с соблюдением требований законодательства к их форме и виду, процедуре их принятия, включая предусмотренной статьями 24 - 25, 31 - 32 ГрК РФ процедуре, и правилам введения их в действие.

Статьей 3 ГрК РФ предусмотрено, что законодательство о градостроительной деятельности включает названный кодекс, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. По вопросам градостроительной деятельности принимаются муниципальные правовые акты, которые не должны противоречить ГрК РФ.

В части, не урегулированной законодательством о градостроительной деятельности, к этим отношениям применяется земельное, лесное, водное законодательство, законодательство об особо охраняемых природных территориях, об охране окружающей среды, об охране объектов культурного наследия народов Российской Федерации и иное законодательство Российской Федерации (часть 3 статьи 4 ГрК РФ), к которому относится и законодательство о санитарном благополучии населения.

Так, пунктами 1 и 2 статьи 12 Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее - Федеральный закон от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ) установлено, что при планировке и застройке городских и сельских поселений должно предусматриваться создание благоприятных условий для жизни и здоровья населения путем комплексного благоустройства городских и сельских поселений и реализации иных мер по предупреждению и устранению вредного воздействия на человека факторов среды обитания. При разработке нормативов градостроительного проектирования, схем территориального планирования, генеральных планов городских и сельских поселений, решении вопросов размещения объектов гражданского, промышленного и сельскохозяйственного назначения и установления их санитарно-защитных зон должны соблюдаться санитарные правила.

Требования к размеру санитарно-защитных зон, основания для пересмотра этих размеров, методы и порядок их установления для отдельных промышленных объектов и производств и (или) их комплексов, ограничения на использование территории санитарно-защитной зоны, требования к их организации и благоустройству определены постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 25 сентября 2007 года N 74, которым введены в действие СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 "Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов" (далее - СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03).

Согласно разделу VII СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 для промышленных объектов и производств, сооружений, являющихся источниками воздействия на среду обитания и здоровье человека, в зависимости от мощности, условий эксплуатации, характера и количества выделяемых в окружающую среду загрязняющих веществ, создаваемого шума, вибрации и других вредных физических факторов, а также с учетом предусматриваемых мер по уменьшению неблагоприятного влияния их на среду обитания и здоровье человека в соответствии с санитарной классификацией промышленных объектов и производств устанавливаются ориентировочные размеры санитарно-защитных зон: промышленные объекты и производства первого класса - 1000 м, промышленные объекты и производства второго класса - 500 м.

Вместе с тем конкретные размеры и границы санитарно-защитной зоны определяются в проекте санитарно-защитной зоны. Разработка проекта санитарно-защитной зоны для объектов I - III класса опасности является обязательной (пункты 3.1, 3.10 СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03). Установление, изменение размеров санитарно-защитных зон для промышленных объектов и производств I и II класса опасности осуществляется постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации (пункт 4.2 СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03).

Санитарно-защитные зоны, устанавливаемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, относятся к зонам с особыми условиями использования территорий (пункт 4 статьи 1 ГрК РФ) и отображаются на картах генерального плана муниципального образования в составе материалов по его обоснованию (подпункт 7 части 8 статьи 23 ГрК РФ). Характеристики зон с особыми условиями использования территорий включаются в положение о территориальном планировании генерального плана, в случае, если установление таких зон требуется в связи с размещением объектов местного значения (пункт 1 части 4 статьи 23 ГрК РФ), а также в материалы по обоснованию генерального плана в текстовой форме, если установление таких зон требуется в связи с размещением объектов федерального, регионального или местного значения (пункты 4 и 5 части 7 статьи 23 ГрК РФ).

Границы зон с особыми условиями использования территорий в обязательном порядке отображаются на карте градостроительного зонирования, входящей в состав правил землепользования и застройки, а также могут отображаться на отдельных картах (часть 5 статьи 30 ГрК РФ).

Обращаясь в суд с требованиями о признании недействующими Генерального плана и Правил землепользования и застройки в части установления санитарно-защитной зоны для предприятия ООО "НОВОГОР-Прикамье", промышленный объект (комплекс биологических очистных сооружений), которого расположен на территории Култаевского сельского поселения, административный истец исходил из того, что в нарушение указанных требований постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации в отношении данного промышленного объекта на момент принятия оспариваемых нормативных правовых актов отсутствовало, что размеры и границы его санитарно-защитной зоны были утверждены в установленном порядке уже после их принятия.

Разрешая спор, суд первой инстанции проанализировал приведенные нормы ГрК РФ, Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ, Федерального закона от 30 марта 1999 года N 52-ФЗ, СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03, исследовал материалы дела и пришел к выводу о том, что оспариваемые положения Генерального плана и Правил землепользования и застройки нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу и регулирующим спорные правоотношения, не противоречат, права, свободы и законные интересы административного истца не нарушают.

Оснований не согласиться с таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия не усматривает.

Как следует из материалов дела, ООО "НОВОГОР-Прикамье" на основании концессионного соглашения в отношении муниципального имущества, представляющего собой технологически связанные объекты системы коммунальной инфраструктуры водоснабжения, водоотведения и очистке сточных вод города Перми, заключённого 26 апреля 2013 года с муниципальным образованием "Город Пермь" и муниципальным предприятием "Пермводоканал", имеет во владении и пользовании технологический комплекс "Биологические очистные сооружения" (далее - БОС), который расположен на территории двух поселений: Култаевское сельское поселение (илонакопитель, II класс опасности), Савинское сельское поселение (основная площадка БОС, I класс опасности).

В материалах по обоснованию Генерального плана содержится указание на то, что илонакопитель находится около деревни Федотово (70 метров от Объекта КРП) и имеет санитарно-защитную зону 500 метров (II класс опасности).

Указанная санитарно-защитная зона отображена на картах Генерального плана и Правил землепользования и застройки.

Крое того на картах Генерального плана и Правил землепользования и застройки частично отображена санитарно-защитная зона основной площадки БОС. При этом из текстовых материалов по обоснованию Генерального плана Савинского сельского поселения Пермского муниципального района Пермского края следует, что площадка БОС относится к I классу опасности и имеет ориентировочный размер санитарно-защитной зоны от 740 до 1000 метров.

Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 4 августа 2016 года N 117 "Об установлении размера санитарно-защитной зоны для имущественного комплекса биологических очистных сооружений г. Перми ООО "Новая городская инфраструктура Прикамья", расположенного на территории г. Перми" (далее - Постановление N 117) установлена санитарно-защитная зона от границы земельного участка с кадастровым номером N для имущественного комплекса биологических очистных сооружений г. Перми ООО "Новая городская инфраструктура Прикамья", расположенного на территории г. Перми, следующего размера:

для основной площадки БОС: 1000 метров в северном, восточном, юго-восточном, юго-западном, западном, северо-западном направлениях; 950 метров в северо-восточном направлении; 740 метров в южном направлении;

для илонакопителя - 500 метров во всех направлениях.

Сведения о зоне с особыми условиями использования территории "Санитарно-защитная зона имущественного комплекса БОС г. Перми" внесены в ЕГРН.

При этом судом первой инстанции установлено, что принадлежащие административному истцу земельные участки с кадастровыми номерами N, N, N N находятся в границах вышеназванной санитарно-защитной зоны как в соответствии с оспариваемыми нормативными правовыми актами, так и в соответствии с Постановлением N 117.

Учитывая изложенное, является верным вывод суда первой инстанции о том, что поскольку отображенная на прилагаемых к Генеральному плану и Правилам землепользования и застройки картах санитарно-защитная зона для илонакопителя и часть санитарно-защитной зоны для основной площадки БОС соответствует Постановлению N 117, а также сведениям, содержащимся в ЕГРН, основания для признания оспариваемых нормативных правовых актов недействующими отсутствуют.

По этим же основаниям суд первой инстанции правомерно не принял во внимание доводы административного истца о том, что Постановление N 117 принято после утверждения Генерального плана и Правил землепользования и застройки.

Отклоняя аналогичные доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает необходимым отметить, что КАС РФ, регулируя производство по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов, предусматривает проверку оспариваемого нормативного правового акта ли его части на предмет соответствия действующим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Поскольку на момент разрешения настоящего спора размеры и границы санитарно-защитной зоны утверждены в установленном порядке Постановлением N 117, при этом ее границы, отображенные на картах Генерального плана и Правил землепользования и застройки, соответствуют указанному постановлению, оснований считать оспариваемые административным истцом положения несоответствующими действующим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, не имеется, что исключает возможность удовлетворения заявленных им требований.

Доводы апелляционной жалобы о том, что границы санитарно-защитной зоны, установленные Постановлением N 117, не налагаются на принадлежащие административному истцу земельные участки и не совпадают с границами, отображенными на картах Генерального плана и Правил землепользования и застройки, подлежат отклонению, поскольку опровергаются представленными в материалы дела доказательствами.

Вопреки доводам апелляционной жалобы выводы суда первой инстанции о законности оспариваемых нормативных правовых актов соответствуют обстоятельствам дела, подтверждаются доказательствами, проверенными и оцененными судом по правилам статьи 84 КАС РФ, и согласуются с нормами материального права, регулирующими спорные правоотношения.

Указанные в апелляционной жалобе доводы аналогичны доводам, заявлявшимся административным истцом в суде первой инстанции, которым в решении суда первой инстанции дана надлежащая правовая оценка, оснований не согласиться с которой судебная коллегия не усматривает.

С учётом изложенного принятое по делу решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены, предусмотренных статьей 310 КАС РФ, не имеется.

Судебная коллегия по административным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции, руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, определила:

решение Пермского краевого суда от 9 октября 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Алейникова Сергея Юрьевича - без удовлетворения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Седьмой кассационный суд общей юрисдикции (г. Челябинск) в соответствии с главой 35 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации через Пермский краевой суд.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.