Постановление Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 16 января 2020 г. по делу N 16-59/2020-

 

Судья Шестого кассационного суда общей юрисдикции Р.Г. Габдуллин, рассмотрев жалобу Мусиной Л.А. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 2 по Уфимскому району Республики Башкортостан от 30 мая 2019 года, решение судьи Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 2 августа 2019 года, вынесенные в отношении Мусиной Л.А. делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 2 по Уфимскому району Республики Башкортостан от 30 мая 2019 года, оставленным без изменения решением судьи Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 2 августа 2019 года, Мусина Л.А. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

В жалобе, поданной в Шестой кассационный суд общей юрисдикции, Мусина Л.А. ставит вопрос об отмене вынесенных в отношении нее судебных актов по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, считая их незаконными и необоснованными, просит производство по делу прекратить.

Изучив материалы истребованного дела об административном правонарушении и доводы жалобы, прихожу к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, - влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно примечанию к данной норме употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная настоящей статьей и частью 3 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0, 16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или наличием абсолютного этилового спирта в концентрации 0, 3 и более грамма на один литр крови, либо в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Как следует из материалов дела, 14 апреля 2019 года в 02 часов 30 минут "адрес" водитель Мусина Л.А. в нарушение пункта 2.7 Правил дорожного движения управляла транспортным средством "данные изъяты", государственный регистрационный знак N, находясь в состоянии алкогольного опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждены собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении от

14 апреля 2019 года (л.д. 5), протоколом об отстранении от управления транспортным средством от 14 апреля 2019 года (л.д. 6); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 14 апреля 2019 года и приложенным к нему бумажным носителем технического средства измерения, на котором зафиксирован результат исследования Мусиной Л.А. (0, 68 мг/л), проведенного с помощью прибора "Alcotest 6810", заводской номер прибора ARCF-0072, дата последней поверки 20 июля 2018 года

(л.д. 7, 8, 13) и иными материалами дела, которым дана оценка на предмет допустимости, достоверности, достаточности по правилам статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, надлежит учитывать, что доказательством наличия у водителя состояния опьянения является составленный уполномоченным должностным лицом в установленном законом порядке акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 года N 20 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").

Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее - Правила).

В соответствии с пунктом 3 указанных Правил достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.

Основанием полагать, что водитель Мусина Л.А. находилась в состоянии опьянения, послужило наличие выявленных у нее сотрудником ДПС ОБДПС ГИБДД МВД России по Республике Башкортостан Бабиковым В.О. признаков опьянения - запах алкоголя изо рта, нарушение речи, неустойчивость позы, указанных в пункте 3 Правил.

В отношении Мусиной Л.А. было проведено освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, по результатам которого на основании положительных результатов определения алкоголя в выдыхаемом воздухе (концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе составила 0, 68 мг/л) у названного лица было установлено состояние алкогольного опьянения.

Вопреки доводам жалобы освидетельствование Мусиной Л.А. на состояние алкогольного опьянения проведено в порядке, установленном указанными выше Правилами. Каких-либо замечаний в ходе данного процессуального действия она не представила, о нарушении порядка его проведения не заявляла, с результатами освидетельствования согласна, что зафиксировано в соответствующей графе акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и удостоверено ее подписью (л.д. 8).

Меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении применены к Мусиной Л.А. в соответствии с требованиями статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и названных выше Правил, с участием понятых.

Факт нахождения Мусиной Л.А. в состоянии опьянения объективно подтвержден совокупностью собранных по делу доказательств и сомнений не вызывает.

Вопреки доводам жалобы в ходе рассмотрения данного дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях были всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснены обстоятельства совершенного административного правонарушения. Так, в силу требований статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлены: наличие события административного правонарушения, водитель, управлявший транспортным средством в состоянии опьянения, виновность указанного водителя в совершении административного правонарушения, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Доводы жалобы об отсутствии оснований для привлечения

Мусиной Л.А. к административной ответственности судами правильно признаны несостоятельными, так как ее действия образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Ссылка в жалобе на отсутствие достоверных доказательств совершения Мусиной Л.А. административного правонарушения признана несостоятельной, так как материалами дела подтвержден факт управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, о чем свидетельствует протокол об административном правонарушении подписанный Мусиной Л.А, протокол об отстранении от управления транспортным средством, акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, указанные материалы дела не подлежат сомнению и не содержат возражений со стороны Мусиной Л.А. Как следует из протокола об административном правонарушении, не подлежит оспариванию факт управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, так как в графе объяснений лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении Мусина Л.А. указала, что выпила бокал вина и поехала домой.

Утверждение в жалобе о том, что процедура освидетельствования в отношении Мусиной Л.А. производилась с помощью нестерильного мундштука алкотестера является необоснованным и не подтверждается какими-либо доказательствами в материалах дела.

В силу части 2 статьи 25.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в случаях, предусмотренных, в частности, главой 27 названного Кодекса, в которой расположены статьи 27.12 и 27.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, обязательно присутствие понятых или применение видеозаписи. Понятой удостоверяет в протоколе своей подписью факт совершения в его присутствии процессуальных действий, их содержание и результаты.

Учитывая изложенное, довод жалобы о том, что на предоставленной видеозаписи сотрудником ГИБДД отсутствовали фрагменты задержания Мусиной Л.А. признан несостоятельным, так как ведение видеозаписи при составлении протокола об административном правонарушении не является обязательным при наличии двух понятых. Все процессуальные действия в отношении Мусиной Л.А. были проведены в присутствии понятых Тарзимина и Хазиева, которые подтвердили, что 14 апреля 2019 года Мусина Л.А. управляла транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, прошла процедуру освидетельствования, произвела отбор пробы выдыхаемого воздуха через измерительный прибор, который показал результат (0, 68 мг/л). Мусина Л.А. согласилась с результатом освидетельствования и пояснила, что выпила бокал вина перед началом управления транспортным средством.

Довод жалобы о неразъяснении водителю инспектором ГИБДД прав и обязанностей перед составлением административного материала и проставлением подписей в процессуальных документах признан несостоятельным, так как из протокола об административном правонарушении следует, что Мусиной Л.А. разъяснены права, предусмотренные статьей 51 Конституции Российской Федерации, статьей 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, что подтверждается ее подписью в процессуальных документах и показаниями инспектора ДПС Бабикова В.О. (л.д.5).

В соответствии с вышеуказанными Правилами направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит: при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

На основании вышеизложенного, суждения в жалобе о допущенных процессуальных нарушениях при прохождении освидетельствования на состояния алкогольного опьянения в связи с неразъяснением права на прохождение медицинского освидетельствования правильно признаны судами несостоятельными, так как Мусина Л.А. добровольно прошла освидетельствование на месте, замечаний при составлении протокола и порядка проведения освидетельствования не высказывала, что находит свое подтверждение в процессуальных документах, подписанных Мусиной Л.А.

Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии оснований у инспектора ГИБДД о направлении Мусиной Л.А. на прохождение процедуры медицинского освидетельствования.

Вопреки доводам жалобы Мусиной Л.А. процессуальных нарушений при производстве освидетельствования судебными инстанциями не установлено. Освидетельствование и иные процессуальные действия проведены уполномоченным лицом, протокол составлен в отношении надлежащего субъекта административного правонарушения.

Таким образом, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении Мусиной Л.А. административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Доводы жалобы не опровергают наличие в действиях Мусиной Л.А. объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и не ставят под сомнение законность и обоснованность состоявшихся по делу решений.

Все доводы, поданной в Шестой кассационный суд общей юрисдикции жалобы были предметом проверки предыдущих судебных инстанций, не нашли своего подтверждения в материалах настоящего дела об административном правонарушении, противоречат совокупности собранных по делу доказательств, обоснованно отвергнуты по основаниям, изложенным в соответствующих судебных актах, и не ставят под сомнение наличие в действиях Мусиной Л.А. объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Несогласие заявителя в жалобе с оценкой установленных судебными инстанциями обстоятельств и собранных по делу доказательств правовым основанием к отмене принятых по делу актов не является.

Вопреки доводам жалобы нарушений норм процессуального закона в ходе производства по делу не допущено, нормы материального права применены правильно.

Административное наказание назначено Мусиной Л.А. в пределах санкции части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановление о привлечении Мусиной Л.А. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вынесено с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения состоявшихся по делу судебных постановлений не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья

постановил:

постановление мирового судьи судебного участка N 2 по Уфимскому району Республики Башкортостан от 30 мая 2019 года, решение судьи Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 2 августа 2019 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вынесенные в отношении Мусиной Л.А, оставить без изменения, жалобу Мусиной Л.А. - без удовлетворения.

 

Судья Р.Г. Габдуллин

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.