Определение СК по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 21 января 2020 г. по делу N 7У-1502/2019

 

Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Курунтяевой О.Д, судей Борченко Д.Ю. и Назинкиной Н.В, при секретаре Соловьевой Д.Ю, осужденного Ташходжаева Г.М.

прокурора Степановой О.П, рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Ташходжаева Г.М. на приговор "данные изъяты" районного суда Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ года и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ.

По приговору "данные изъяты" районного суда Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ года

Ташходжаев ФИО16, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец г. "данные изъяты", гражданин "данные изъяты", судимый ДД.ММ.ГГГГ года "данные изъяты" районным судом г. Москвы по п. "з" ч. 2 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы. Освободился по отбытию наказания 30 апреля 2019 года, осужден по ч. 2 ст. 321 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в виде содержания под стражей оставлена без изменения.

Срок отбытия наказания постановлено исчислять с ДД.ММ.ГГГГ года. Зачтено в срок отбытия наказания время нахождения под стражей в период с ДД.ММ.ГГГГ года до ДД.ММ.ГГГГ года.

Решена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ года приговор "данные изъяты" районного суда Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ года в отношении Ташходжаева Г.М. оставлен без изменения, апелляционная жалоба осужденного - без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Борченко Д.Ю, выступление осужденного Ташходжаева Г.М. в режиме видеоконференц-связи, поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Степановой О.П, полагавшей необходимым приговор и апелляционное постановление оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору "данные изъяты" районного суда Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ года Ташходжаев Г.М. признан виновным в применении насилия, не опасного для здоровья, и угрозе применения насилия, совершенных в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Преступление совершено ДД.ММ.ГГГГ года в ФКУ ИК - N УФСИН России по Республике Татарстан, по адресу: "адрес" при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Ташходжаев Г.М. выражает несогласие с принятыми решениями ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Считает, что показания потерпевшего ФИО17 А.С. доказывают отсутствие у него неприязненных отношений к потерпевшему, возникших ввиду несогласия с правилами внутреннего распорядка, как указано в приговоре. Высказанное в адрес ФИО18 А.С. недовольство было вызвано пренебрежительным отношением потерпевшего, наступившего во время обыска в камере на письмо к матери. Ударов он потерпевшему не наносил, а только приподнял ногу потерпевшего с письма. ФИО19 А.С. своим поведением провоцировал его, не реагировал на просьбы выйти из камеры, в связи с чем он сделал шаг вперед, желая, чтобы ФИО20 А.С. ретировался, но другие сотрудники его уронили. Обращает внимание на то, что свидетели - сотрудники ИК N ФИО21 Ф.Н. и ФИО22 А.И. не были очевидцами происходившего в камере, а лишь транслировали пересказ потерпевшего, а сотрудники ИК- N, что были очевидцами ФИО23 А.Ф. и ФИО24 А.А. дали ложные показания из корпоративной солидарности с потерпевшим. Кроме того, свидетели в судебном заседании не смогли показать каким образом он нанес удар потерпевшему, что также доказывает то, что он не наносил удар. Считает, что положенные в основу приговора, протокол осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ года и заключение судебно-медицинской экспертизы N N от ДД.ММ.ГГГГ года не могут являться прямыми доказательствами его вины, поскольку протокол осмотра места происшествия ничего не подтверждает, а давность происхождения телесного повреждения потерпевшему из заключения судебно-медицинской экспертизы установить не представляется возможным, и могло быть получено ФИО25 А.С. и при других обстоятельствах. Диск с видеозаписями также не может служить доказательством его вины в связи с несоблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Указывает, что диск упакован в чистый лист бумаги, скреплен степлером, на нем отсутствуют записи, кем, когда, где изъят, нет подписи должностного лица, а также лиц в присутствии кого изъят. Утверждает, что следователь не преследовал цели всестороннего, объективного и полного установления обстоятельств по делу. Показания потерпевшего и свидетелей идентичны, подготовлены заранее в угоду версии обвинения. Также следователь безосновательно отказал в проведении очных ставок с потерпевшим и свидетелями, чем нарушил право на защиту. Оказывал на него психологическое воздействие методом повышенного тона, оскорблений и угроз, не давал свидания с родными. Сфабрикованные доказательства следователь положил в основу обвинения, а суд приговора. Полагает, что у судьи Фасхутдинова Р.Р. имелась прямая заинтересованность в рассмотрении дела, в связи с тем, что ранее он дважды принимал в отношении него решения - по пересмотру от ДД.ММ.ГГГГ года и от ДД.ММ.ГГГГ года, которые были вынесены не в его пользу. В связи с этим он заявил отвод судье, который оставлен без удовлетворения. Обращает внимание, что судом не была предоставлена возможность исследовать материалы, которые полностью опровергают суть всего обвинения. Указывает, что при вынесении приговора допущены нарушения ч. 4 ст. 7 УПК РФ. В приговоре не получили оценку все доказательства, как подтверждающие выводы суда, так и противоречащие этим выводам. Суд указал, что доводы и доказательства стороны защиты, противоречат доказательствам обвинения, но эти противоречия не были устранены, а просто отвергнуты со ссылкой, как способ защиты. Указывает на то, что протокол судебного заседания не отвечает требованиям ст. 259 УПК РФ. В протоколе отсутствуют приводимые им доказательства, показания потерпевшего и свидетелей, в ключевых моментах искажены, что является фальсификацией. Ссылается на ст. 75 УПК РФ о недопустимости доказательств, которые не могут быть положены в основу обвинения.

Полагает, что его вина в совершении инкриминируемого преступления не доказана. Просит отменить приговор, уголовное дело прекратить, а его оправдать.

Выслушав мнения участвующих в судебном заседании лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы в приговоре о виновности Ташходжаева Г.М. в применении насилия, не опасного для здоровья, и угрозе применения насилия, совершенных в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности, а также квалификация его действий по ч. 2 ст. 321 УК РФ, являются верными и подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывают: рапортом и показаниями потерпевшего ФИО26 А.С, являющегося сотрудником ФКУ ИК- N УФСИН России по Республике Татарстан, об обстоятельствах, при которых ДД.ММ.ГГГГ года во время проверки помещения камеры ШИЗО на наличие запрещенных предметов он встал на стенку санузла, чтобы проверить вентиляционное отверстие над туалетом, а содержащийся в местах лишения свободы и находящий в камере ШИЗО Ташходжаев Г.М. заявил, что он встал на листок, при этом высказывал недовольство в грубой нецензурной форме, а потом нанес ему один удар рукой по правой ноге.

После окончания досмотра камеры, Ташходжаев Г.М. продолжал выражаться грубой нецензурной бранью, высказывал намерение причинить ему телесные повреждения, после чего бросился в его сторону. В результате чего к Ташходжаеву Г.М. была применена физическая сила; показаниями сотрудников того же исправительного учреждения ФИО27 А.А. и ФИО28 А.Ф, являющихся очевидцами происшествия и подтвердивших показания потерпевшего об обстоятельствах, при которых осужденный Ташходжаев Г.М. умышленно нанес удар рукой по правой ноге ФИО29 А.С, выражался в его адрес грубой нецензурной бранью и высказывал угрозы нанесения побоев; показаниями ФИО30 Ф.Н. и ФИО31 А.И, также подтвердивших показания потерпевшего о том, что осужденный Ташхождаевым Г.М. кричал и нецензурно выражался в адрес сотрудника, а со слов ФИО32 А.С. им известно, что при осмотре вентиляционной шахты Ташходжаев Г.М. высказывал недовольство и ударил его рукой по ноге; протоколом выемки от ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ года в ФКУ ИК- N УФСИН России по Республике Татарстан СD-R диска с видеозаписями; протоколом осмотра документов от ДД.ММ.ГГГГ года, согласно которому осмотрены три файла с видеозаписями, на которых зафиксировано производство обыска в камере, действия сотрудников ИК- N и Ташходжаева Г.М, который выражается грубой нецензурной бранью в отношении ФИО33 А.С, наносит удар рукой по правой ноге, при этом иные сотрудники требуют прекратить противоправное поведение, но Ташходжаев Г.М. продолжает высказывать слова угрозы в отношении ФИО34 А.С. и делает резкое движение в сторону последнего, после чего действия Ташходжаева Г.М. пресекаются; заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому в результате действий Ташходжаева Г.М. потерпевший получил телесное повреждение - гематому средней трети правой голени, которое не причинило вреда здоровью, образовалось от действия тупого твердого предмета, механизм - удар, сдавление, имеется 1 место приложения травмирующей силы; протоколом осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ

года, вещественными и иными доказательствами, приведенными в приговоре.

Все обстоятельства, имеющие значение для дела, были судом всесторонне исследованы и проанализированы. Собранным доказательствам, представленным как стороной обвинения, так и стороной защиты о невиновности Ташходжаева Г.М, о том, что потерпевший ФИО35 А.С. и свидетели - сотрудники колонии его оговаривают, которые своего объективного подтверждения не нашли, в приговоре дана надлежащая оценка с указанием мотивов, по которым суд принял одни доказательства в качестве допустимых и достоверных, а к другим отнесся критически.

Суд обоснованно признал положенные в основу приговора показания потерпевшего ФИО36 А.С. и свидетелей обвинения достоверными, указав, что в целом они последовательны, согласуются друг с другом, а также с письменными материалами дела и вещественными доказательствами. Из представленных материалов следует, что показания названных лиц были надлежаще проверены судом, в том числе путем сопоставления их друг с другом, а также с иными материалами дела, оснований для оговора Ташходжаева Г.М. с их стороны предыдущими судебными инстанциями установлено не было и по имеющимся материалам дела не усматривается.

Судебными инстанциями тщательно проверялись доводы осужденного, аналогичные изложенным в кассационной жалобе, о том, что высказанное в адрес ФИО37 А.С. недовольство было вызвано пренебрежительным отношением потерпевшего, наступившего на письмо к матери, а также о том, что он не ударял потерпевшего, а только приподнял его ногу с письма, а также иные доводы осужденного и защиты, в том числе и о фальсификации доказательств обвинения. Эти доводы своего объективного подтверждения по материалам дела не нашли, и обоснованно получили критическую оценку в приговоре, который в этой части детально, со ссылкой на соответствующие обстоятельства и доказательства, опровергающие версию защиты, мотивирован.

Вопреки доводам осужденного, судебные инстанции обоснованно признали достоверным доказательством протокол осмотра СD-R диска с содержащимися на нем видеозаписями произошедшего, приведя убедительную аргументацию, с которой нельзя не согласится.

Оценка доказательств по делу соответствует требованиям ст. ст. 87, 88 УПК РФ. Доказательства, на которые суд сослался в приговоре в обоснование виновности осужденного, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, существенных противоречий по значимым обстоятельствам дела, подлежащим доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, не содержат, в связи с чем обоснованно признаны судом достоверными, допустимыми и относимыми, а в совокупности достаточными для постановления в отношении Ташходжаева Г.М. обвинительного приговора.

В соответствии с требованиями закона суд раскрыл в приговоре содержание доказательств, изложил существо показаний осужденного, потерпевшего, свидетелей, сведения, содержащиеся в письменных доказательствах. Мотивы и основания о том, почему принимаются одни доказательства и отвергаются другие, приведены, дана надлежащая оценка показаниям подсудимого, потерпевшего, свидетелей и исследованным материалам.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями ст. ст. 302 - 309 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть которого, согласно требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотива, цели и последствий преступления.

Судебное разбирательство по делу проведено в установленном законом порядке при соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон. Не представляя какой-либо из сторон преимущества, суд создал необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления прав. Нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Приведенные осужденным Ташходжаевым Г.М. в кассационной жалобе доводы фактически направлены на переоценку доказательств, при этом несогласие с данной судом оценкой доказательствам, а также выводами суда, изложенными в приговоре, на правильность этих выводов и, прежде всего, о виновности Ташходжаева Г.М. в содеянном, не влияет.

Вопреки доводам жалобы осужденного, каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона на стадии предварительного расследования, препятствующих рассмотрению уголовного дела по существу с вынесением по нему соответствующего итогового решения, в том числе данных, указывающих на фальсификацию доказательств обвинения, предыдущими судебными инстанциями выявлено не было и по представленным материалам не обнаруживается.

Довод осужденного и о том, что на него в ходе предварительного следствия следователем оказывалось психологическое воздействие суд считает несостоятельным, поскольку, как следует из протокола допроса в качестве подозреваемого от ДД.ММ.ГГГГ года и протокола допроса в качестве обвиняемого от ДД.ММ.ГГГГ года Ташходжаев Г.М. давал показания в присутствии защитника. Замечаний о нарушении процедуры допроса, в том числе оказания какого-либо психологического воздействия, протоколы не содержат.

Вопреки изложенным в кассационной жалобе доводам, представленный протокол судебного заседания в полном объеме соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. В протоколе судебного заседания подробно отражены действия судьи в том порядке, в каком они имели место в ходе судебного заседания, в том числе разъяснение сторонам их права на отвод судье, порядок рассмотрения отвода судье, также отражено содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего слова подсудимого, сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него, сведения о разъяснении осужденному порядка и срока обжалования приговора. Оснований сомневаться в объективности и правильности изложенных в нем сведений не имеется. Поданные на протокол замечания были рассмотрены в соответствии со ст. 260 УПК РФ председательствующим по уголовному делу и были обоснованно частично удовлетворены, а в остальной части отклонены мотивированным постановлением суда.

При назначении наказания осужденному Ташходжаеву Г.М. суд в соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ в полной мере учел все обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности, влияние назначенного наказание на его исправление, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

В приговоре суд убедительно мотивировал необходимость назначения Ташходжаеву Г.М. наказания, связанного с изоляцией от общества.

Назначенное наказание осужденному Ташходжаеву Г.М. соответствует целям восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, указанным в ч. 2 ст. 43 УК РФ. Оснований для снижения срока назначенного осужденному наказания не имеется, поскольку все сведения, известные суду на момент принятия решения, были учтены при решении вопроса о виде и размере наказания, которое является справедливым, соразмерным содеянному и не может быть признано чрезмерно суровым.

Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, дающих право при назначении осужденному наказания на применение положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, судом не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается. Выводы суда по данным вопросам, а также об отсутствии оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ в приговоре мотивированы, поводов считать их неверными не имеется.

Вид исправительного учреждения определен судом верно.

При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке судебная коллегия по уголовным делам в полном объеме проверила доводы апелляционного представления, апелляционной жалобы, по результатам рассмотрения было принято обоснованное решение, не согласиться с которым оснований не имеется. Апелляционное постановление соответствует требованиям ст.389.28 УПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Фундаментальных нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов, безусловно влекущих отмену или изменение состоявшихся в отношении Ташходжаева Г.М. судебных решений, не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 401.14, ст.401.16 УПК РФ, судебная коллегия

постановила:

приговор "данные изъяты" районного суда Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ года и апелляционное постановление Верховного Суда Республики Татарстан от ДД.ММ.ГГГГ года оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Ташходжаева ФИО38 - без удовлетворения.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.