Определение СК по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 16 января 2020 г. по делу N 7У-156/2019

 

Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Свиридова Д.В.

судей Вышутиной Т.Н, Гильфанова Р.Р.

при секретаре Дорофееве А.Ю.

с участием:

осужденной и гражданского ответчика ФИО1

защитника осужденной и гражданского ответчика ФИО1 - адвоката ФИО7

осужденной и гражданского ответчика ФИО2

защитника осужденной и гражданского ответчика ФИО2 - адвоката ФИО13

прокурора ФИО8

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденной ФИО1 и защитника осужденной ФИО2 - адвоката ФИО13

на приговор Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 декабря 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 21 февраля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Свиридова Д.В, выступления осужденных ФИО1, ФИО2 и их защитников, поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора ФИО8, просившей об отмене вышеуказанных судебных решений и направлении уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда, Судебная коллегия

установила:

14 декабря 2018 года приговором Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики

ФИО1 ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка "адрес" ФИО17 не судимая

осуждена по ч.4 ст.33, ч.1 ст.285 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, наказание назначено условно, с испытательным сроком 2 года, с возложением обязанностей: встать на учет в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных, куда являться на регистрацию в дни, установленные данным органом, и не менять постоянного места жительства и места работы без уведомления этого органа.

ФИО2 ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка "адрес" ФИО18, не судимая

осуждена по ч.1 ст.285 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии со ст.73 УК РФ, наказание назначено условно, с испытательным сроком 2 года, с возложением обязанностей: встать на учет в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных, куда являться на регистрацию в дни, установленные данным органом, и не менять постоянного места жительства и места работы без уведомления этого органа.

Мера пресечения в отношении ФИО1 и ФИО2 в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

С ФИО1 и ФИО2 взысканы в солидарном порядке в пользу бюджетного учреждения Чувашской Республики " ФИО19 Чувашской Республики в счет возмещения материального ущерба, причиненного преступлением, деньги в размере 8746500 рублей.

До исполнения приговора в части гражданского иска сохранен арест на принадлежащие ФИО1 и ФИО2 денежные средства, находящиеся на счетах в ФИО20

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 21 февраля 2019 года приговор в отношении ФИО1 и ФИО2 оставлен без изменения.

ФИО1 признана виновной и осуждена за то, что, занимая должность первого заместителя министра образования и молодежной политики Чувашской Республики, подстрекала ФИО2 к злоупотреблению должностными полномочиями, то есть к использованию должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов организации, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

ФИО2 признана виновной и осуждена, за то, что, работая в должности директора бюджетного учреждения Чувашской Республики "Чувашский республиканский центр новых образовательных технологий" Министерства образования и молодежной политики Чувашской Республики (БУ ЧР "ЧРЦНОТ"), злоупотребила должностными полномочиями, то есть, являясь должностным лицом, использовала свои служебные полномочия вопреки интересам службы из иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов организации, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступления совершены на территории "адрес" Республики в период с ноября 2014 года по 29 мая 2015 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденная ФИО1 выражает несогласие с приговором суда первой инстанции и апелляционным определением, считая их незаконными и необоснованными. Полагает, что представленные стороной защиты доказательства суды объективно не оценили, допустив множество искажений и нарушений.

Обращает внимание на то, что процедура приобретения блокираторов сотовой связи была начата ранее вмененного ей периода преступления, что подтверждается выпиской из перечня поручений по итогам еженедельного совещания у Главы Чувашской Республики от ДД.ММ.ГГГГ, в котором министерству финансов Чувашской Республики было поручено подготовить предложения по оборудованию пунктов проведения экзаменов в 2015 году системами подавления сигналов подвижной связи, где ответственными определены министр финансов Чувашской Республики Енилин и министр образования и молодежной политики Чувашской Республики ФИО9 Таким образом, процедура приобретения блокираторов началась задолго до ее, якобы, подстрекательства.

Указывает, что решение государственной экзаменационной комиссии (ГЭК) Чувашской Республики от 15 ноября 2014 года о необходимости установки в пунктах проведения единого государственного экзамена (ЕГЭ) системы подавления сигналов подвижной связи является коллегиальным.

Ссылаясь на Закон Чувашской Республики от 1 декабря 2014 года N 75 "О республиканском бюджете Чувашской Республики на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов" (в редакции от 8 декабря 2015 года), утверждает, что финансовое обеспечение расходов по приобретению блокираторов связи было предусмотрено до объявления аукциона, и объем бюджетных ассигнований для этих целей на 2015 год составил 8746500 рублей, которые были отнесены к субсидии для бюджетного учреждения Чувашской Республики " ФИО22 Чувашской Республики.

Полагает, что заложенная в бюджет сумма и показания свидетеля ФИО10, работу которого курировала не она, а заместитель министра образования и молодежной политики Чувашской Республики ФИО11, в совокупности подтверждают, что уже на стадии проектирования бюджета прорабатывался вопрос о приобретении блокираторов связи, работающих в диапазоне частот до 3000 МГц.

Также указывает, что ее служебным контрактом и должностным регламентом определены ее полномочия, в том числе в сфере ЕГЭ (п. ДД.ММ.ГГГГ контракта), перечень которых закрытый и дополнительных обязанностей на нее не возлагалось. Считает, что при описании преступного деяния в обвинительном заключении и приговоре не указано, какими организационно-распорядительными или административно-хозяйственными функциями она обладала, и какие из них были использованы для совершения инкриминируемого ей преступления, а также каким образом она подстрекала ФИО2 Обращает внимание на то, что приказы, распоряжения и указания о приобретении блокираторов связи, а также об объявлении аукциона на их закупку она не готовила и не подписывала.

Полагает, что выводы суда первой инстанции и суда апелляционной инстанции противоречат друг другу, так как районный суд критически оценил доводы о том, что инициатива приобретения оборудования исходила от вышестоящего руководства, и то, что ФИО1 не была ответственной за приобретение блокираторов, а суд апелляционной инстанции установил, что решение о применении генераторов радиошума принималось на государственном уровне, а их приобретение финансировалось за счет средств бюджета.

Кроме того, считает, что суды вышли за пределы предъявленного ей обвинения, определив её ответственной за приобретение блокираторов сотовой связи, установив ей, таким образом, роль исполнителя преступления, а не подстрекателя.

Анализируя положения Федерального закона от 7 июля 2003 года N 126-ФЗ "О связи", Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", Постановления Правительства РФ от 12 октября 2004 года N 539 "О порядке регистрации радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств", приказа Роскомнадзора от 19 января 2011 года N 23, Решений ГКРЧ при Минкомсвязи России от 28 ноября 2005 года N 05-10-03-001 и от 20 декабря 2011 года N 11-13-01, утверждает, что выводы судов о приобретении ею и ФИО2 блокираторов сотовой связи, которые запрещено использовать, не соответствуют нормам законодательства в сфере связи.

Также полагает, что Решение ГКРЧ при Минкомсвязи России от 28 ноября 2005 года N 05-10-03-001, нарушение которого ей инкриминировано, не является нормативно-правовым актом и в настоящее время утратило силу, а судами не дана оценка ряду документов, свидетельствующих о действиях, направленных на получение разрешения для законного использования блокираторов связи и невозможности на момент объявления аукциона получить разрешение на использование частоты свыше 1000 МГц. Указывает, что из ответа ГКРЧ от 1 августа 2016 года следует, что заявка министерства образования и молодежной политики Чувашской Республики о выделении полосы радиочастот свыше 1000 МГц до настоящего времени находится на рассмотрении и решения по ней не принято.

Ссылаясь на имеющиеся в материалах дела письма Роскомнадзора, ФГУП "РЧЦ ЦФО", ООО "Спектр-СКС Урал", считает, что судами не была достоверно установлена причина несоответствия приобретенных блокираторов связи Решению ГКРЧ от 10 марта 2017 года, а также не опровергнуты доводы стороны защиты о том, что указанные блокираторы связи можно перенастроить. Обращает внимание, что 3 сентября 2019 года один из приобретенных блокираторов был зарегистрирован в установленном законом порядке и использован ДД.ММ.ГГГГ в ходе ЕГЭ.

Обращает внимание, что, в соответствии с п.4 решения государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ), Роскомнадзором с участием Рособрнадзора сформирован перечень разрешенных типов активных блокираторов. Как следует из письма руководителя Роскомнадзора ФИО12 от ДД.ММ.ГГГГ N 07ИО-34976, блокиратор SPK-1207 "Мульти" соответствует решению ГКРЧ от ДД.ММ.ГГГГ N 17-40-10дсп и включен в раздел 42 Единого технического справочника радиоэлектронных средств и высокочастотных устройств.

Управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информатизации и массовых коммуникаций по Чувашской Республике-Чувашии ДД.ММ.ГГГГ блокиратор SPK-1207 "Мульти" инвентарный номер N был зарегистрирован под номером N для установки по адресу: Чувашская Республика, "адрес" МБОУ "СОШ N". Данный блокиратор использован ДД.ММ.ГГГГ в ходе ЕГЭ.

Помимо прочего утверждает, что допущенные судом нарушения закона влияют на возможность применения п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального собрания РФ от 24 апреля 2015 года N 6576-6 ГД "Об объявление амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", согласно которому она могла бы быть освобождена от назначенного наказания со снятием с нее судимости.

На основании изложенного просит отменить приговор и апелляционное определение, а производство по уголовному делу прекратить в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления и признать право на реабилитацию.

Адвокат ФИО13 в защиту интересов осужденной ФИО2 в кассационной жалобе также выражает несогласие с состоявшимися по делу судебными решениями, считая их незаконными, необоснованными и несправедливыми. Полагает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций о приобретении ФИО1 и ФИО2 блокираторов сотовой связи, работающих в полосе радиочастот свыше 1000 МГц, которые запрещено использовать, являются ошибочными, так как Решение ГКРЧ от 28 ноября 2005 года утратило силу в связи с принятием Решения ГКРЧ от ДД.ММ.ГГГГ, которым разрешено для проведения государственных экзаменов использование блокираторов сотовой связи, работающих в полосе радиочастот свыше 1000 МГц. По данному уголовному делу экспертиза данных приборов в установленном законом порядке не назначалась и не проводилась, поэтому выводы суда о несоответствии данных приборов требованиям закона ошибочны. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Обращает внимание на то, что в настоящее время один из приобретенных блокираторов сотовой связи зарегистрирован в установленном законом порядке и использовался при проведении ЕГЭ.

Таким образом, защитник указывает на абсолютно парадоксальную ситуацию, при которой приборы - блокираторы сотовой связи, которые, согласно выводам судов, не пригодны к использованию, вопреки решениям судов продолжают использоваться в установленном законом порядке. Причем государственные органы (Роскомнадзор и ГКРЧ), на которые в обжалуемых судебных актах ссылаются суды, зарегистрировали данные блокираторы сотовой связи, работающие в диапазоне частот свыше 1000 МГц, и разрешили их использование.

Считает, что обвинительное заключение составлено с нарушением закона, так как обвинение построено на недействующем Решении ГКРЧ от 28 ноября 2005 года, а из показаний всех допрошенных свидетелей и материалов дела следует, что инкриминируемое осужденным приобретение блокираторов сотовой связи не запрещено. Обвинение изначально было построено на недействующих нормах права.

Доводы суда о том, что действующее законодательство, регулирующее выделение полосы радиочастот для генераторов радиошума, используемых в качестве защиты информации, не улучшает положение подсудимых ошибочно. Поскольку Решение Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ) от 10 марта 2017 года N 17-40-10дсп, которым разрешено использование блокираторов сотовой связи, работающих в диапазоне свыше 1000 МГц, не только улучшает положение подсудимых, а полностью исключает привлечение их к уголовной ответственности.

Также полагает необоснованным приговор суда в части взыскания с ФИО2 и ФИО1 стоимости приобретенных блокираторов сотовой связи, поскольку данное оборудование является исправным и находится в собственности ФИО23 Чувашской Республики.

Утверждает, что оспариваемые судебные решения не содержат оценки всех доказательств деяний, совершенных каждой из осужденной, конкретных доводов стороны защиты о допущенных по делу нарушениях уголовно-процессуального закона и о недопустимости ряда доказательств, а также мотивированных ответов на данные доводы. Считает, что государственный обвинитель на протяжении длительного времени поддерживал заведомо ошибочное и необоснованное обвинение, нарушая право на защиту ФИО2 и ФИО1, поскольку в судебных прениях попросил суд о переквалификации обвинения с ч.3 ст.160 УК РФ на ч.1 ст.285 УК РФ. Указывает, что фактически уголовное преследование ФИО1 осуществлялось до возбуждения в отношении нее уголовного дела.

Обращает внимание на то, что в материалах уголовного дела отсутствуют постановления о проведении оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), однако оперативные сотрудники без законных оснований осуществляли оперативно-розыскную деятельность в отношении осужденных во время рассмотрения дела в суде.

Полагает, что судами допущены существенные противоречия в оценке доказательств, так как положенные в основу приговора акты инструментальной проверки и протокол измерений блокираторов сотовой связи, а так же отвергнутые судом письма из Роскомнадзора, ГКРЧ, ООО "Спектр-СКС Урал" и ФГУП "РЧЦ ЦФО" не являются заключениями специалистов, поскольку не отвечают требованиям УПК РФ. Считает, что акт инструментальной проверки 1 прибора и протокол измерений 14 приборов являются недопустимыми доказательствами, т.к. измерения выполнило не то лицо, которому оно было поручено следователем, а изменение выводов по результатам этих измерений внесло лицо, не участвовавшее в измерениях. Указывает, что ни органом предварительного следствия, ни судом не проводилась экспертиза по делу в отношении всех 105 блокираторов сотовой связи на предмет их соответствия требованиям законодательства.

Утверждает, что осужденные не являлись инициаторами приобретения блокираторов связи, поскольку данный вопрос был разрешен на уровне Правительства Чувашской Республики и поручение на проведение аукциона ФИО2 давал министр ФИО24, а ФИО14 было поручено получить разрешение на использование приобретенных приборов.

На основании изложенного просит отменить приговор и апелляционное определение, а ФИО2 оправдать в связи с отсутствием события преступления.

Проверив материалы судебного производства, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия приходит к выводу, что приговор Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 декабря 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 21 февраля 2019 года подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По данному делу допущены такие нарушения уголовного закона.

Согласно ч.1 ст.297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

В соответствии с ч.2 ст.297 УПК РФ, приговор признается законным обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении закона.

Однако данным требованиям закона обжалуемый приговор не соответствует.

По смыслу закона приговор не должен содержать какие-либо противоречия в тексте данного судебного документа.

В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора при описании обстоятельств преступления суд первой инстанции, ссылаясь на пункты 2 и 3 решения Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ) при Мининформсвязи РФ от 28 ноября 2005 года N 05-10-03-001 "О выделении полосы радиочастот 0, 1-1000 МГц для генераторов радиошума, используемых в качестве средств защиты информации", указывает, что "для применения на территории Российской Федерации генераторов радиошума гражданами Российской Федерации и российским юридическими лицами без оформления отдельных решений ГКРЧ выделена полоса радиочастот 0, 1-1000 МГц" (том 14, л.д.2).

Вместе с тем на этом же листе приговора суд указывает, что " ФИО1, достоверно зная о законодательном запрете на использование на территории Российской Федерации являющихся РЭС блокираторов сотовой связи и сигналов, работающих в полосе радиочастот до 1000 МГц... " (том 14, л.д.2).

При этом суд не мотивирует в приговоре, в чем заключается законодательный запрет на использование на территории Российской Федерации блокираторов сотовой связи и сигналов, работающих в полосе радиочастот до 1000 МГц.

Суд апелляционной инстанции данное существенное противоречие в приговоре не устранил.

Также усматривается существенное нарушение права подсудимых на защиту.

Согласно ст.252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Настоящее уголовное дело поступило в суд для рассмотрения по существу по обвинению ФИО1 в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.33, ч.4 ст.160 УК РФ, и по обвинению ФИО2 в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.160 УК РФ.

Государственный обвинитель в ходе судебных прений, в соответствии с п.3 ч.8 ст.246 УПК РФ, переквалифицировал действия ФИО1 с ч.4 ст.33, ч.4 ст.160 УК РФ на ч.4 ст.33, ч.1 ст.285 УК РФ, а действия ФИО2 с ч.4 ст.160 УК РФ на ч.1 ст.285 УК РФ.

Суд согласился с мнением государственного обвинителя, поскольку полагал, что обвинение изменено в сторону смягчения и улучшения положения ФИО1 и ФИО2

Вместе с тем при переквалификации действий ФИО1 и ФИО2 суд не учел, что составы преступлений, предусмотренные ч.4 ст.160 УК РФ и ч.1 ст.285 УК РФ, характеризуются различными признаками объекта, субъекта, объективной и субъективной сторон преступления.

Данные преступления отнесены законодателем к разным главам Уголовного кодекса РФ, различаются объектом преступного посягательства, мотивом и целями совершения преступления. Действия, составляющие объективную сторону каждого из преступлений, имеют разный характер.

Таким образом, в связи с изменением государственным обвинителем обвинения на менее тяжкое, но существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного, суду в данном случае следовало предоставить стороне защиты возможность защищаться от нового обвинения, выразить свое отношение к нему. А именно суду следовало предоставить время и выяснить, понятно ли ФИО1 и ФИО2 измененное обвинение, признают ли они себя виновными, заслушать доводы сторон, в том числе стороны защиты по измененному обвинению, однако данные обстоятельства судом не выяснялись. Таким образом, усматривается существенное нарушение права подсудимых на защиту.

Кроме того, в соответствии с диспозицией ст.285 УК РФ, обязательным признаком субъективной стороны указанного преступления является мотив - корыстная или иная личная заинтересованность.

Согласно п.16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 года N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий", при решении вопроса о наличии в действиях (бездействиях) подсудимого состава преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ, под признаком субъективной стороны данного преступления, кроме умысла, следует понимать иную личную заинтересованность - стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п.

Между тем суд при переквалификации действий ФИО1 признал ее виновной в том, что она совершила подстрекательство к злоупотреблению должностными полномочиями из иной личной заинтересованности, но в приговоре не установили не указал, в чем выражалась иная личная заинтересованность.

Перечисленные выше нарушения закона при рассмотрении настоящего уголовного дела судом апелляционной инстанции оставлены без внимания.

При таких обстоятельствах допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, и, в силу ч.1 ст.401.15 УПК РФ, являются основанием для отмены приговора Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 декабря 2018 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 21 февраля 2019 года и направления уголовного дела в Ленинский районный суд г. Чебоксары на новое рассмотрение в ином составе суда.

Поскольку судебное решение отменяется в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, то остальные доводы кассационных жалоб, в том числе доводы о том, что вышеуказанные приобретенные приборы изначально имели техническую возможность настройки для работы в полосе радиочастот до 1000 МГц, а также возможность перепрограммирования и использования в установленном законом порядке; доводы об изменениях в законодательстве РФ, улучшающих положение подсудимых; доводы о том, что один из приобретенных блокираторов сотовой связи был зарегистрирован в установленном законом порядке и использовался при проведении ЕГЭ; доводы о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; о недопустимости доказательств стороны обвинения; о необоснованном удовлетворении гражданского иска, подлежат проверке в суде первой инстанции, и им будет дана оценка при новом рассмотрении уголовного дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.13- 401.16 УПК РФ, определила:

Кассационные жалобы осужденной ФИО1 и защитника осужденной ФИО2 - адвоката ФИО13 на приговор Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 декабря 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 21 февраля 2019 года - удовлетворить частично.

Приговор Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 14 декабря 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 21 февраля 2019 года в отношении ФИО1 и ФИО2 - отменить.

Уголовное дело передать в Ленинский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики на новое рассмотрение в ином составе суда.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.

 

Председательствующий: Д.В. Свиридов

 

Судьи: Т.Н. Вышутина

Р.Р. Гильфанов

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.