Кассационное определение СК по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 05 декабря 2019 г. по делу N 8а-1063/2019

 

Судебная коллегия по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Белова В.И, судей - Тимохина И.В. и Сказочкина В.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Пампуровой Л.А. на решение Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 10 июня 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 сентября 2019 года по административному делу N 2а-2341/2019 по административному исковому заявлению Пампуровой Л.А. к судебному приставу-исполнителю Первомайского районного отдела судебных приставов г. Ижевска Управления Федеральной службы судебных приставов России по Удмуртской Республике Балабановой Балобанова С.В, Управлению Федеральной службы судебных приставов России по Удмуртской Республике о признании бездействия незаконным.

Заслушав доклад судьи Белова В.И, изложившего обстоятельства дела, доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции, установила:

Пампурова Л.А. (далее - административный истец, Пампурова Л.А.) обратилась с административным исковым заявлением к судебному приставу-исполнителю Первомайского районного отдела судебных приставов г. Ижевска Управления Федеральной службы судебных приставов России по Удмуртской Республике Балобановой С.В. (далее - судебный пристав-исполнитель, РОСП) и к Управлению Федеральной службы судебных приставов России по Удмуртской Республике (далее - УФССП) о признании бездействия незаконным и возложении обязанности совершить исполнительные действия и применить меры принудительного исполнения, связанные с истребованием информации о наличии недвижимого имущества должника Щепина О.Н. на территории Российской Федерации, наложением ареста и производством оценки этого имущества с направлением на торги для реализации, а также выплатой истцу суммы долга Щепина О.Н.

Решением Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 10 июня 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 сентября 2019 года, в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с судебными актами, Пампурова Л.А. обратилась в Шестой кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой, в которой просит их отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Давая собственный анализ обстоятельствам дела и нормам законодательства, Пампурова Л.А. указывает, что 1 июля 2015 года на основании исполнительного листа N N от 10 апреля 2015 года Первомайским РОСП в отношении должника Щепина О.Н. было возбуждено исполнительное производство N N. 30 октября 2018 года должник умер, исполнительное производство не завершено и не прекращено.

При этом за время исполнительного производства судебный пристав не наложил арест на транспортные средства и недвижимое имущество должника, не предпринял реальных мер по розыску этого имущества, находящегося на всей территории Российской Федерации, а наложение запрета на регистрационные действия с автомобилями не имело юридического значения, поскольку пристав не произвел их арест, ограничившись направлением в ГИБДД постановления о запрете на совершение регистрационных действий, что допустимо лишь в отношении недвижимого имущества.

Кроме того, по ее мнению, Щепина О.А. в силу статей 1152 и 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации фактически приняла наследство, так как зарегистрирована, проживает в доме должника, пользуется и владеет им. По этой причине Щепина О.А. стала правопреемником вне зависимости от подачи заявления нотариусу об открытии наследства, получения соответствующего свидетельства и государственной регистрации права.

Проверив материалы административного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции приходит к следующему.

В силу частей 2 и 3 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта. Судебный акт подлежит безусловной отмене кассационным судом общей юрисдикции в случаях, указанных в части 1 статьи 310 настоящего Кодекса.

Однако таких нарушений по данному делу допущено не было, оспариваемые судебные акты сомнений в законности не вызывают.

Согласно части 1 статьи 218 и статьи 360 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, должностного лица, государственного или муниципального служащего, в том числе главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

В соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации по результатам рассмотрения административного дела судом принимается решение об удовлетворении полностью или в части заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными, если суд признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца.

Таким образом, признание незаконными действий (бездействия) и решений должностного лица возможно только при несоответствии их нормам действующего законодательства одновременно с нарушением прав и законных интересов гражданина.

В силу статьи 13 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118-ФЗ "О судебных приставах" судебный пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций.

В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) принудительное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на Федеральную службу судебных приставов и ее территориальные органы.

В соответствии со статьей 64 Закона об исполнительном производстве исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с настоящим Законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

В перечне мер, приведенном в указанной статье, законодатель предусмотрел право судебного пристава-исполнителя запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на адрес, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки; запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую информацию; рассматривать заявления и ходатайства сторон исполнительного производства и других лиц, участвующих в исполнительном производстве.

Кроме этого, перечень исполнительных действий, приведенных в указанной статье, не является исчерпывающим и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права взыскателя, должника и иных лиц.

Согласно пункту 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года N 50 "О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства" (далее-Пленум) содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в установленные частями 1 - 6 статьи 36 Закона об исполнительном производстве сроки.

Неисполнение требований исполнительного документа в срок, предусмотренный названным Законом, само по себе не может служить основанием для вывода о допущенном судебным приставом-исполнителем незаконном бездействии.

Бездействие судебного пристава-исполнителя может быть признано незаконным, если он имел возможность совершить необходимые исполнительные действия и применить необходимые меры принудительного исполнения, направленные на полное, правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа в установленный законом срок, однако не сделал этого, чем нарушил права и законные интересы стороны исполнительного производства.

Из пункта 42 Пленума следует, что к числу иных исполнительных действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий). Запрет на распоряжение имуществом налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, из владения должника в случаях, когда судебный пристав-исполнитель обладает достоверными сведениями о наличии у должника индивидуально-определенного имущества, но при этом обнаружить и/или произвести опись такого имущества по тем или иным причинам затруднительно (например, когда принадлежащее должнику транспортное средство скрывается им от взыскания).

Постановление о наложении запрета на распоряжение имуществом судебный пристав-исполнитель обязан направить в соответствующие регистрирующие органы.

После обнаружения фактического местонахождения имущества и возникновения возможности его осмотра и описи в целях обращения взыскания на него судебный пристав-исполнитель обязан совершить все необходимые действия по наложению ареста на указанное имущество должника по правилам, предусмотренным статьей 80 Закона об исполнительном производстве.

При рассмотрении настоящего административного дела установлено, что решением Ленинского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 26 февраля 2015 года по делу N 2-656/2015 с Щепина О.Н. в пользу Пампуровой Л.А. взыскана сумма долга в размере "данные изъяты" руб, а также проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами по ставке 8, 25 процентов годовых ежемесячно, начисляемых на сумму основного долга в размере "данные изъяты" рублей, начиная с 4 ноября 2013 года по день фактического исполнения денежного обязательства по возврату суммы долга по договору займа. Наложен арест на имущество, принадлежащее ответчику Щепину О.Н, в пределах суммы исковых требований "данные изъяты" руб.

10 апреля 2015 года выдан исполнительный лист серии ВС N (л.д. 39-40).

1 июля 2015 года судебным приставом-исполнителем Первомайского РОСП г. Ижевска вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства N-ИП, которым установлен пятидневный срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

С целью выявления имущества, принадлежащего должнику на праве собственности, в том числе и денежных средств, направлены запросы в органы государственной регистрации имущественных прав физических лиц, юридических лиц, банковские учреждения, а также с целью установления доходов, получаемых должником, направлены запросы в налоговые органы и органы пенсионного фонда.

При этом осуществлялись выходы по месту жительства должника.

Из поступивших ответов банков и иных кредитных учреждений установлено, что на имя должника открыты расчетные счета в ПАО "Сбербанк", ПАО "Быстробанк", ПАО АКБ "Ижкомбанк", ООО "ХКФ Банк", в связи с чем в первую очередь вынесены постановления об обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на счетах должника с направлением их для исполнения в данные кредитные организации, что предусмотрено статьей 70 Закона об исполнительном производстве.

По данным Пенсионного фонда установлено, что должник официально не трудоустроен, на учете в центре занятости не состоит.

Согласно информации, поступившей из Управления Росреестра по Удмуртской Республике, за должником зарегистрировано недвижимое имущество: земельный участок и жилой дом (общая долевая собственность, доля в праве 1/2), расположенные по адресу: г. Ижевск, "адрес" (л.д. 62-64), а по сведениям УГИБДД МВД России по Удмуртской Республике за должником зарегистрированы 2 транспортных средства, в связи с чем судебным приставом-исполнителем вынесены постановления о запрете на регистрационные действия в отношении движимого и недвижимого имущества, принадлежащего должнику.

Постановлением судебного пристава-исполнителя Первомайского РОСП г. Ижевска от 27 октября 2018 года (л.д. 54) три исполнительные производства в отношении должника - Щепина О.Н, находящиеся на исполнении, (возбужденные: в 2011 году - взыскатель Розанельская М.В. на сумму "данные изъяты" руб.; в 2015 году - взыскатель Пампурова Л.А.; в 2018 году - взыскатель НПК "Касса взаимного кредита" на сумму 505848 руб.) объединены в сводное исполнительное производство, которому присвоен номер N.

В ходе исполнения решения суда также установлено, что должник умер 30 октября 2018 года, в связи с чем исполнительные производства, возбужденные в отношении должника, приостановлены в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 40 Закона об исполнительном производстве.

По сведениям Федеральной нотариальной палаты открытые наследственные дела, наследодателем по которым является должник, отсутствуют, в связи с чем судебным приставом-исполнителем в суд направлено заявление о прекращении исполнительного производства.

Согласно сообщению УФССП России по Удмуртской Республике от 29 апреля 2019 года N Пампурова Л.А. уведомлена, что судебным приставом-исполнителем применены меры принудительного исполнения, совершены исполнительные действия, предусмотренные статьями 64 и 68 Закона об исполнительном производстве. В силу положений статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на недвижимое имущество должника взыскание обращено быть не могло, так как оно являлось у него единственным пригодным для постоянного проживания помещением (л.д. 23-25).

Указанные обстоятельства установлены на основании представленных в дело доказательств и сторонами по делу не оспаривались.

Отказывая в удовлетворении административного искового заявления, суды первой и апелляционной инстанций правильно исходи из того, что судебным приставом-исполнителем были приняты необходимые и достаточные меры к отысканию должника и его имущества, которые соответствовали, в том числе части 3 статьи 69 Закона об исполнительном производстве о порядке и очередности обращения взыскания на имущество должника, а также учли, что одновременное обращение взыскания на денежные средства и объекты недвижимого имущества не соответствует принципу соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, предусмотренному статьей 4 того же Закона.

При этом, несмотря на то, что эти меры остались безрезультатными, оспариваемое бездействие судебного пристава-исполнителя нельзя считать незаконным, о чем к верному выводу пришли суды обеих инстанций.

Утверждение административного истца о непринятии необходимых мер по наложению ареста на имущество должника опровергается исследованными судом указанными выше запретами регистрационных действий как на транспортные средства, так и часть жилого дома и земельного участка и являются соответствующими мерами, ограничивающими права должника на имущество, предусмотренными статьей 80 Закона об исполнительном производстве, поэтому доводы о бездействии судебного-пристава исполнителя и не принятии мер по своевременному исполнению судебного решения также несостоятельны.

Принимая во внимание способ защиты прав, избранный административным истцом, нет оснований не согласиться с выводами судов о том, что обращение взыскания на долю в праве на недвижимое имущество, находящееся в собственности должника, в силу статьи 255 Гражданского кодекса Российской Федерации и части 6 статьи 69 Закона об исполнительном производстве, возможно только после реализации выделенной в натуре доли недвижимого имущества, с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга, при условии, что против выдела не возражают остальные участники долевой собственности.

Запросы о наличии в собственности должника движимого и недвижимого имущества в соответствующие государственные органы и иные организации судебным приставом направлены своевременно, в связи с чем указание в иске на не направление этих запросов является ошибочным.

Таким образом, установленные по административному делу обстоятельства свидетельствуют о соответствии действий судебного пристава целям и задачам, преследуемым Законом об исполнительном производстве, как направленным на получение взыскателем средств в рамках принудительного исполнения судебного акта.

Судебное разбирательство по делу, вопреки доводам жалобы, проведено всесторонне, полно и объективно, на основе принципа состязательности сторон.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для переоценки выводов судов первой и апелляционной инстанций, поскольку они сделаны на основе всестороннего, полного и объективного исследования доказательств и соответствуют обстоятельствам дела.

Доводы, приведенные в кассационной жалобе, лишены правовых аргументов, не опровергают установленные по делу обстоятельства и не могут повлиять на правильность применения судами норм материального и процессуального права. При этом эти же доводы были тщательно проверены на стадии апелляционного рассмотрения дела, обоснованно отвергнуты как несостоятельные с приведением убедительных мотивов в апелляционном определении.

Суды обеих инстанций правильно определили юридически значимые обстоятельства дела, применили закон, подлежащий применению.

Каких-либо новых доводов, способных поставить под сомнение законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных постановлений и повлечь их отмену либо изменение, в кассационной жалобе не приведено.

Суд апелляционной инстанции правомерно не дал юридическую оценку представленному в судебное заседание постановлению судебного пристава-исполнителя Балобановой С.В. от 15 августа 2019 года, которым, по утверждению Пампурова Л.А, ей неправомерно отказано в расчете задолженности, поскольку это постановление вынесено после решения суда первой инстанции и не относилось к предмету судебного разбирательства.

Руководствуясь статьями 329 и 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции, определила:

решение Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 10 июня 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 сентября 2019 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Пампурова Л.А. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.