Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 02 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1172/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего - Серебряковой О.И, судей - Тароян Р.В, Якимовой О.Н, рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу Осиповой Галиябану Хайртиновны на решение Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 24 июня 2019 г, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 09 сентября 2019 г. по гражданскому делу N2-2231/2019 по иску Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан к Осиповой Галиябану Хайртиновне об обеспечении свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе.

Заслушав доклад судьи Тароян Р.В, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Исполнительный комитет Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан обратился в суд с иском к Осиповой Г.Х. об обеспечении в пределах принадлежащего ей земельного участка с кадастровым номером N по адресу: "адрес", "адрес", "адрес", "адрес", свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе, путём выноса ограждения общей длиной - 19, 3 м за пределы двадцатиметровой береговой полосы.

В обоснование заявленных требований истец указал, что специальной рабочей группой произведён осмотр береговой полосы в Зеленодольском муниципальном районе Республики Татарстан и выявлено несоблюдение Осиповой Г.Х. условий обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе в районе земельного участка с кадастровым номером N, расположенного по адресу: "адрес", "адрес". Согласно сведениям Управления Росреестра по Республике Татарстан в результате обработки получения координат и сопоставления со сведениями, имеющимися в Едином государственном реестре недвижимости, установлено, что часть ограждения (забора) длиной - 19, 3 м расположена на береговой полосе Куйбышевского водохранилища (р. Волга), что является ограничением свободного доступа граждан к водному объекту.

Решением Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 24 июня 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 09 сентября 2019 г. исковые требования Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан удовлетворены.

В кассационной жалобе, поданной 18 октября 2019 г, заявитель просит отменить принятые по настоящему делу судебные постановления, как незаконные, ссылаясь на то, что она является собственником земельного участка на основании договора дарения от 06 октября 2003 г, то есть до введения в действие Водного кодекса Российской Федерации и понятия береговой полосы шириной 20 метров, при этом закон обратной силы не имеет. Ответственность за несоблюдение условий обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования, предусмотренная положениями статьи 8.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП РФ), также была установлена после регистрации истцом права собственности на земельный участок и внесения сведений о нем в государственный реестр недвижимости. Кроме того, истцом не представлено доказательств того, что наличие установленных ответчиком ограждений препятствует кому-либо в пользовании водным объектом и береговой полосой. Кадастровым паспортом от 14 мая 2015 года подтверждается постановка на учет имеющихся в СНТ "Волгарь" земельных участков общего пользования - тропинок и аллей, обеспечивающих свободный проход к реке Волга, а также представленными в ходе рассмотрения дела фотографиями. Заявитель указывает, что сведения о береговой полосе Куйбышевского водохранилища внесены в Единый государственный реестр недвижимости только в 2016-2017 годах, и соответственно определить границы береговой полосы до внесения о них сведений в ЕГРН не представлялось возможным. Полагает, что удовлетворение исковых требований Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан направлено на принудительное отчуждение имущества для государственных нужд, что является нарушением положений Конституции Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, в том числе Осипова Г.Х, извещенные о времени и месте рассмотрения жалобы надлежащим образом, в судебное заседание не явились, представителей не направили.

Судебная коллегия, руководствуясь частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полагала возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судом установлено и из материалов дела усматривается, что Осиповой Г.Х. на праве собственности принадлежит земельный участок площадью "данные изъяты" кв. м, с кадастровым номером N, по адресу: "адрес", "адрес" что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права, выпиской из Единого государственного реестра недвижимости.

Государственным инспектором Республики Татарстан по использованию и охране земель Управления Росреестра по Республике Татарстан ФИО4 14 августа 2017 г. проведен осмотр береговой полосы в Зеленодольском районе Республики Татарстан. В ходе осмотра проводился обмер угловых поворотных точек ограждения, съемка проводилась с использованием спутникового прибора. В результате обработки получения координат и сопоставления со сведениями, имеющимися в Едином государственном реестре недвижимости, установлено, что часть ограждения (забора) длиной - 19, 3 м расположена на береговой полосе Куйбышевского водохранилища (р. Волга), что является ограничением свободного доступа граждан к водному объекту. Ограждение расположено на земельном участке с кадастровым номером N.

Описание выявленных нарушений и схемы содержатся в пояснительной записке N от 14 августа 2017 г, составленной государственным инспектором Республики Татарстан по использованию и охране земель ФИО4

Указанные обстоятельства послужили основанием для возбуждения в отношении Осиповой Г.Х. административного производства по статье 8.12.1 КоАП Российской Федерации за несоблюдение условия обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе

Постановлением Мирового судьи судебного участка N 4 по Зеленодольскому судебному району Республики Татарстан от 27 августа 2018 г. по делу N дело об административном правонарушении в отношении Осиповой Г.Х. было прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Согласно ответу на запрос суда, полученному из ФКП Росреестра по Республике Татарстан, сведения о частях береговой линии Куйбышевского водохранилища в границах Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан внесены в Единый государственный реестр недвижимости 08 августа 2016 г. и 21 июня 2017 г. на основании дел по уточнению местоположения береговой линии (границы водного объекта) "Часть береговой линии Куйбышевского водохранилища", направленных сопроводительным письмом Федерального агентства водных ресурсов от 22 июля 2016 г. и 25 мая 2017 г.

Согласно схеме к пояснительной записке N от 14 августа 2017 г. ограждение земельного участка N проходит на расстоянии от 13, 50 м до 14, 64 м от береговой линии, установленной в Едином государственном реестре недвижимости, то есть часть земельного участка расположена в двадцатиметровой береговой полосе водного объекта.

Оценив в совокупности представленные доказательства суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что наличие ограждения, возведенного ответчиком на территории береговой полосы, нарушает предусмотренные частью 8 статьи 6 Водного кодекса Российской Федерации права и охраняемые законом интересы неопределенного круга лиц на пребывание и передвижение, в том числе для отдыха и туризма, любительского и спортивного рыболовства и причаливания плавучих средств, бесплатное использование водного объекта для личных и бытовых нужд.

Суд апелляционной инстанции с указанными выводами суда первой инстанции и его оценкой исследованных доказательств согласился, учитывая, что юридически значимые обстоятельства дела установлены правильно и в необходимом объёме, к возникшим правоотношениям правильно применены нормы материального права, нарушений норм процессуального права судом не допущено.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационной жалобы.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

По доводам кассационной жалобы судебная коллегия оснований для отмены вынесенных судебных постановлений не усматривает.

Разрешая спор, руководствуясь статьей 9 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части 2 статьи 5, пунктами 1, 2, 6, 8 статьи 6, пунктом 1 статьи 65 Водного кодекса Российской Федерации, частью 1 статьи 1, подпунктом 4 пункта 2 статьи 60 Земельного кодекса Российской Федерации, установив, что в соответствии с вышеприведенными положениями закона территория, примыкающая к береговой линии поверхностных водных объектов, относится к территории, предназначенной для общего пользования, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении иска.

Выводы судами сделаны с учетом обстоятельств дела, на основании представленных сторонами доказательств, которым по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дана надлежащая правовая оценка.

Выводы судов первой и апелляционной инстанции в указанной части подробно мотивированы. Оснований не соглашаться с данными выводами у судебной коллегии не имеется.

В кассационной жалобе заявитель указывает, что судами первой и апелляционной инстанции неправильно применены нормы материального права.

Указанные доводы жалобы о несогласии с выводами судов первой и апелляционной инстанций не могут быть приняты во внимание, поскольку повторяют позицию истца по делу и не являются основанием для отмены правильных судебных постановлений.

Доводы кассационной жалобы о том, что Осипова Г.Х. стала собственником земельного участка до введения в действие Водного кодекса Российской Федерации и понятия береговой полосы шириной 20 метров являются несостоятельными, поскольку ограничения, связанные с использованием береговой полосы водных объектов общего пользования, установлены законом и в силу их наличия истец должна использовать свой земельный участок таким образом, чтобы обеспечить доступ всем желающим к водному объекту общего пользования в пределах береговой полосы, что не противоречат положениям статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей, что по отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.

Ранее порядок использования земель водного фонда определялся законодательством РСФСР и республик, входящих в состав РСФСР.

В силу статей 3, 4 Водного кодекса РСФСР реки, озёра, водохранилища, другие поверхностные водоёмы и водные источники, воды каналов, прудов и др. составляют Единый государственный водный фонд. В соответствии с Конституцией СССР и Конституцией РСФСР воды являются государственной собственностью - общим достоянием всего советского народа.

Воды состоят в исключительной собственности государства и предоставляются только в пользование. Действия, в прямой или скрытой форме нарушающие право государственной собственности на воды, запрещаются.

Аналогичные положения закреплялись в статьях 3, 4 Основ водного законодательства СССР.

Одновременно с Водным кодексом РСФСР и Основами водного законодательства СССР действовал Земельный кодекс РСФСР, устанавливающий исключительную собственность государства на землю и отнесение набережных к землям общего пользования.

Согласно статьи 20 Водного кодекса Российской Федерации от 16 ноября 1995 г. полоса суши вдоль берегов водных объектов общего пользования (бечевник) предназначается для общего пользования. Каждый вправе (без использования транспорта) пользоваться бечевником для передвижения и пребывания у водного объекта общего пользования, в том числе рыболовства и причаливания плавательных средств. Ширина бечевника не может превышать 20 метров.

При таких обстоятельствах водные объекты и их береговые полосы принадлежали на праве собственности государству.

Аналогичные положения содержатся в действующих нормативных правовых актах.

В соответствии со статями 102 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений), к землям водного фонда относятся земли, занятые водными объектами, земли водоохранных зон водных объектов, а также земли, выделяемые для установления полос отвода и зон охраны водозаборов, гидротехнических сооружений и иных водохозяйственных сооружений, объектов.

Занятые находящимися в государственной или муниципальной собственности водными объектами в составе водного фонда земельные участки отнесены к землям, ограниченным в обороте, которые не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами (пп. 3 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса Российской Федерации).

В силу статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации осуществление защиты гражданских прав возможно путём восстановления положения, существовавшего до нарушения права и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Частью 2 статьи 102 Земельного кодекса РФ предусмотрено, что на землях покрытых поверхностными водными объектами не осуществляется образование земельных участков.

Согласно части 6 статьи 6 Водного кодекса РФ полоса земли вдоль береговой линии водного объекта общего пользования (береговая полоса) предназначается для общего пользования. Ширина береговой полосы водных объектов общего пользования составляет 20 м.

В силу пункта 8 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации запрещается приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, установленной в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации.

Таким образом, анализируя в совокупности положения статей 34, 35, 36, 40 Водного кодекса Российской Федерации от 16 ноября 1995 г, части 5 статьи 7 Федерального закона от 3 июня 2006 г. N 73-ФЗ "О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации", статьи 102, подпункт 3 пункта 5 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации, судом первой и апелляционной инстанций обоснованно отклонены доводы заявителя жалобы в той части, что наличие установленных ответчиком ограждений не препятствует кому-либо в пользовании водным объектом и береговой полосой, что граждане имеют свободный доступ к водному объекту в других местах, поскольку это противоречит требованиям действующего законодательства, в частности положениям Водного кодекса Российской Федерации, и не освобождают ответчика от обязанности соблюдения закона и устранения препятствий в доступе граждан к водному объекту

Каких-либо иных обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, кассационная жалоба не содержит.

В целом доводы кассационной жалобы не опровергают выводы судов первой и апелляционной инстанций, по существу сводятся лишь к несогласию с ними, что не может рассматриваться в качестве оснований для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

Иных доводов, которые имели бы существенное значение для рассмотрения дела, влияли бы на обоснованность и законность судебных постановлений, либо опровергали изложенные в них выводы, в кассационной жалобе не содержится.

При вынесении решения всем имеющимся доказательствам судами дана оценка в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Право оценки доказательств суду кассационной инстанции законом не предоставлено.

При таких обстоятельствах, доводы кассационной жалобы не подтверждают нарушений норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

Оснований, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для отмены обжалуемых судебных постановлений не имеется.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 24 июня 2019 г, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 09 сентября 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Осиповой Галиябану Хайртиновны - без удовлетворения.

 

Председательствующий О.И. Серебрякова

 

Судьи: Р.В. Тароян

О.Н. Якимова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.