Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 25 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1305/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Пискуновой М.В, судей Назейкиной Н.А, Якушевой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Мухина Александра Сергеевича к АО "Россельхозбанк" о признании соглашения ничтожным и взыскании денежных средств

по кассационной жалобе истца Мухина А.С. на решение Ставропольского районного суда Самарской области от 16 января 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 25 апреля 2019 года.

Заслушав доклад судьи Назейкиной Н.А, объяснения истца Мухина А.С. и его представителя Никитина А.В, действующего на основании доверенности N63 АА 4809460 от 15 мая 2018 года и диплома - серия ТВ N от ДД.ММ.ГГГГ, в поддержание доводов жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Мухин А.С. обратился в суд с иском к АО "Россельхозбанк", АО СК "РСХБ-Страхование" о признании соглашения ничтожным и взыскании денежных средств.

В обоснование заявленных исковых требований истец указал, что ДД.ММ.ГГГГ между истцом Мухиным А.С. и ответчиком АО "Россельхозбанк" заключено соглашение N о предоставлении кредита в сумме "данные изъяты" рублей. В соответствии с пунктом 15 соглашения истец дал согласие быть застрахованным в ЗАО "Страховая компания "РСХБ-Страхование" по договору коллективного страхования и на предоставление ему возмездных услуг по сбору, обработке и технической передаче информации о нем, связанной с распространением на него условий Программы коллективного страхования, по цене "данные изъяты" рублей.

ДД.ММ.ГГГГ на основании заявления истца на разовое перечисление денежных средств от ДД.ММ.ГГГГ ответчик АО "Россельхозбанк" со счета истца перечислил на свой счет денежную сумму в размере "данные изъяты" рублей.

Пунктом 17 Соглашения N от ДД.ММ.ГГГГ предусмотрено открытие кредитором банковского счета заемщику N, операции по которому в соответствии с пунктом 17 статьи 5 ФЗ "О потребительском кредите (займе)" должны осуществляться кредитором бесплатно.

Пункт 15 вышеназванного соглашения содержит элементы договора возмездного оказания услуг (ст.779 ГК РФ).

С учетом пунктов 4.1, 4.2, 15 соглашения, пунктов 3.2.2, 3.3, 5.6, 5.6.1, 5.6.2 Правил предоставления физическим лицам потребительских кредитов без обеспечения, операции по указанному в пункте 17 соглашения счету истца связаны с исполнением обязательств по всему договору потребительского кредита, включая обязательства по распространению на истца страхования: со счета истца ответчиком в свою пользу перечислено "данные изъяты" рублей страховой платы.

По утверждению истца, ему неизвестно об оказанных услугах ответчиком, изложенных в пункте 15 соглашения N от ДД.ММ.ГГГГ, по сбору, обработке, технической передаче информации о заемщике. Указанная деятельность ответчиком АО "Россельхозбанк" не осуществлялась, а наоборот, сбор информации и ее предоставление ответчику произвел сам истец, а именно персональные данные и информация, существенная для страхования, изложены истцом в его заявлении от ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно Программе коллективного страхования заемщиков/созаемщиков кредита от несчастных случаев и болезней (Программа страхования N 1) получателем страховой выплаты - выгодоприобретателем - является ответчик. Истец выразил на это согласие в соответствии с пунктом 3.2.2 Правил предоставления физическим лицам потребительских кредитов без обеспечения.

По мнению истца, оказывая возмездные услуги, связанные с распространением на истца страхования жизни по сбору, обработке и технической передаче информации о заемщике и изложенные в пункте 15 спорного соглашения, ответчик действует исключительно в собственных интересах.

Направленная ответчику АО "Россельхозбанк" претензия от ДД.ММ.ГГГГ с требованием о возврате "данные изъяты" рублей до ДД.ММ.ГГГГ на счет истца оставлена без внимания.

В разделе "Страховые случаи/риски" Программы страхования N1, которая является согласно пункту 10.10 договора коллективного страхования N от ДД.ММ.ГГГГ его неотъемлемой частью, указано, что страховым случаем является смерть в результате несчастного случая и болезни, наступившая в период распространения на застрахованное лицо действия договора страхования, т.е. осуществляет деятельность по страхованию жизни. Однако, страховщик АО СК "РСХБ-Страхование" не имеет лицензии на страхование жизни и не имело ее на момент заключения вышеуказанного договора коллективного страхования, в связи с чем, договор коллективного страхования должен быть признан ничтожным.

С учетом уточнения исковых требований истец просил признать ничтожным соглашение N от ДД.ММ.ГГГГ, заключенное между АО "Россельхозбанк" и Мухиным А.С. в части пункта 15; применить последствия недействительности ничтожной сделки - взыскать с АО "Россельхозбанк" денежную сумму в размере "данные изъяты" рублей, штраф в размере "данные изъяты" рублей; признать ничтожным договор коллективного страхования N от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между АО "Россельхозбанк" и АО СК "РСХБ-Страхование" в части слов: "а также его смертью в результате несчастного случая или болезни" пункта 1.4.1, в части слов "смерть в результате несчастного случая и болезни" пунктов 1.6.1.1, 3.6.1, 3.9.5, 3.11.1, 3.11.2, в части пунктов: 2.3.5.1, 3.1.1.1, 3.9.1, в части абзаца 2 и слов "или вызвало его смерть" абзаца 7 раздела "Страховые случаи/риски" Программы страхования N1, в части слов: "его смерти или", "об обстоятельствах события, приведшего к смерти застрахованного лица", "в случае смерти застрахованного лица" раздела "Документы, предоставляемые при наступлении события, имеющего признаки страхового случая: независимо от события, явившегося поводом для подачи заявления" Программы страхования N 1, в части подраздела: "В связи со смертью застрахованного лица" раздела "Документы, предоставляемые при наступлении события, имеющего признаки страхового случая" Программы страхования N 1, в части слов: "смерть в результате несчастного случая и болезни" пункта 2 заявления на присоединение к Программе коллективного страхования заемщиков/созаемщиков кредита от несчастных случаев и болезней (Программа страхования N1); применить последствия недействительности ничтожной сделки - взыскать с АО СК "РСХБ-Страхование" денежные средства в размере "данные изъяты" рублей, штраф в размере "данные изъяты" рублей.

Решением Ставропольского районного суда Самарской области от 16 января 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегией по гражданским делам Самарского областного суда от 25 апреля 2019 года, Мухину А.С. отказано в удовлетворении исковых требований к АО "Россельхозбанк".

В кассационной жалобе истец Мухин А.С. просит отменить указанные судебные постановления, ссылаясь на нарушение судами норм материального права.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между Мухиным А.С. и ОАО "Российский сельскохозяйственный банк" заключен кредитный договор, по условиям которого банк обязался предоставить заемщику денежные средства в сумме "данные изъяты" рублей на срок по ДД.ММ.ГГГГ под 17, 5% годовых. В рамках кредитного договора истцом подписано заявление от ДД.ММ.ГГГГ о присоединении к Программе коллективного страхования заемщиков кредита от несчастных случаев и болезней в страховой компании ЗАО СК "РСХБ-Страхование" (л.д.5).

В пункте 3 заявления указано, что за сбор, обработку и техническую передачу информации, связанной с распространением условий договора страхования, Мухин А.С. обязан уплатить вознаграждение банку в соответствии с утвержденными тарифами, кроме этого, им осуществляется компенсация расходов банка на оплату страховой премии страховщику. Совокупность указанных сумм составляет величину платы, которую Мухин А.С. обязан единовременно уплатить банку в размере "данные изъяты" рублей (л.д.5-6).

В соответствии с положениями Программы страхования в период страхования застрахованного лица размер его страховой суммы изменяется в соответствии с изменением его фактической задолженности по Кредитному договору. Размер страховой суммы на день наступления страхового случая с застрахованным лицом составляет фактическую сумму непогашенного им на день страхового случая кредита по Кредитному договору (включая проценты за его использование, штрафы, пени) (л.д.17 оборот).

При полном досрочном погашении застрахованным лицом задолженности по кредитному договору датой окончания в отношении него действия договора страхования является дата полного погашения задолженности по кредиту. При этом страховая премия (либо ее часть), уплаченная страхователем страховщику на дату полного погашения задолженности по кредитному договору, возврату не подлежит (л.д.18).

Банк свои обязательства по договору исполнил, предоставив истцу кредит в указанном размере.

Сумма платы за присоединение к программе коллективного страхования составила "данные изъяты" рублей за весь срок кредитования и удержана АО "Россельхозбанк" из кредитных средств, страховая премия в размере "данные изъяты" рублей перечислена страховщику ЗАО СК "РСХБ-Страхование" в период с 01 по ДД.ММ.ГГГГ.

Кредит досрочно погашен истцом ДД.ММ.ГГГГ, что подтверждается справкой банка (л.д.72). С целью возврата уплаченной страховой премии в адрес АО "Россельхозбанк" направлена претензия, в удовлетворении которой истцу отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Мухина А.С, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что условия договора страхования, с которыми истец добровольно согласился, не предусматривают возможность возвращения страховой премии в случае отказа страхователя от договора. Договор страхования, заключенный в обеспечение обязательств истца по кредитному договору, является самостоятельным договором и не прекращается в связи с исполнением страхователем обязательств по кредитному договору. Подключение истца к Программе страхования для него носило добровольный характер. За присоединение к программе коллективного страхования ответчик выполнил принятые на себя обязательства по данному соглашению, перечислил ЗАО СК "РСХБ-Страхование" страховую премию и оказал заёмщику услуги по сбору, хранению и передаче страховщику информации о застрахованном лице, что подтверждается фактом заключения договора страхования.

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции находит, что судебные постановления судов первой и апелляционной инстанции приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Согласно статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора (п.1). Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422) (п.4).

Согласно пункту 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая). Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Статьей 958 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, относятся: гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая; прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью (пункт 1).

При досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное (п.3).

Положения абзаца 1 пункта 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации о досрочном прекращении договора страхования в случае отпадения возможности наступления страхового случая, а также о праве страховщика в этом случае на часть страховой премии указывают на неразрывную связь между наличием страхового интереса и действием договора страхования, являются императивными, подлежат применению к спорным правоотношениям непосредственно и не могут быть изменены соглашением сторон.

В силу буквального толкования приведенных выше положений Программы страхования страховая сумма для застрахованного лица равна фактической сумме непогашенной задолженности по кредитному договору, определенной на дату наступления страхового случая.

Следовательно, в связи с полным досрочным погашением задолженности по кредитному договору действие договора страхования в отношении застрахованного лица прекращается, поскольку после возврата кредита страховая сумма в соответствии с условиями страхования будет равна нулю. Отсутствие у застрахованного задолженности по кредитному договору вследствие ее погашения исключает обязанность страховщика производить выплату страховой суммы при наступлении событий, указанных в разделе "Страховые случаи/риски" Программы коллективного страхования, т.е. исключает саму возможность наступления страхового случая, который статьей 9 Закона РФ от 27 ноября 1992 года N4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" определяет как совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату (пункт 2).

При указанных обстоятельствах в силу пункта 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации истец имеет право на возврат части страховой премии пропорционально времени, истекшего с даты досрочного прекращения срока страхования до даты окончания срока страхования.

Ссылка судебных инстанций на то, что при присоединении к Программе страхования истец уведомлен о том, что в соответствии со статьей 958 Гражданского кодекса Российской Федерации и согласно условиям договора не предусмотрен возврат страховой премии или ее части при досрочном прекращении договора не основана на императивном предписании, содержащемуся в пункте 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Признавая необоснованными требования истца в части неоказания услуг по сбору, обработке, технической передаче информации о заемщике, суды первой и апелляционной инстанций не определили характер оказываемой заёмщику услуги по присоединению к программе коллективного страхования, нормы закона, регулирующие правоотношения, сложившиеся между банком и заёмщиком, а также не установилюридически значимые обстоятельства по делу.

Согласно пункту 1 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п, либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Пунктом 2 указанной выше статьи предусмотрено, что обязательства возникают из договоров и других сделок вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения, а также из иных оснований, указанных в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Факт надлежащего исполнения обязательств, равно как и отсутствие вины в неисполнении либо ненадлежащем исполнении обязательства, по общему правилу доказывается обязанным лицом (пункт 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Исходя из изложенного и в соответствии с приведенными выше нормами материального права по настоящему делу судам в качестве имеющего значение для дела обстоятельства следовало установить объём принятых на себя банком обязательств, их стоимость и степень выполнения ответчиком до момента отказа истца от исполнения заключенного между сторонами договора.

Данные требования закона судом апелляционной инстанции не выполнены.

Согласно пункту 3 заявления на присоединение к программе коллективного страхования Мухин А.С. обязался уплатить вознаграждение Банку за сбор, обработку и техническую передачу информации о заёмщике, связанные с распространением на заёмщика условий договора страхования, и компенсировать расходы Банка на оплату страховой премии страховщику. Совокупность указанных сумм составляет величину страховой платы, которая подлежит единовременной уплате Банку в соответствии с утверждёнными тарифами в размере "данные изъяты" рублей за весь срок страхования.

В заявлении на разовое перечисление денежных средств от 15 сентября 2017 года Мухин А.С. просил Банк перечислить плату по оказанию услуги коллективного банковского страхования в размере "данные изъяты" рублей.

При этом в пункте 15 кредитного договора указано, что плата за сбор, обработку и техническую передачу информации о заёмщике, связанной с распространением на заёмщика условий Программы страхования, составляет "данные изъяты" рублей.

Таким образом, условия кредитного договора и заявление на присоединение к программе коллективного страхования не содержат достоверной и полной информации о составных частях платы за присоединение к программе коллективного страхования, фактическом размере страховой премии и вознаграждения банка, об оказанных за взимаемую сумму услугах, тарифах, определяющих размер платы, условиях ее формирования.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что истец согласился с размером уплаченного Банку вознаграждения, не освобождал суды от установления указанных выше обстоятельств и их оценки, поскольку в силу положений пункта 1 статьи 10 и статьи 32 Закона о защите прав потребителей вопросы доведения до потребителя полной и достоверной информации об оказываемых услугах и размере оплаты исполнителю фактически понесённых им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору, имеют значение для правильного разрешения настоящего спора.

С учетом изложенного судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции находит, что судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, вследствие чего апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 25 апреля 2019 года подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции

определила:

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от "25" апреля 2019 года отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Председательствующий (подпись) М.В.Пискунова

 

Судьи (подпись) Н.А.Назейкина

(подпись) Е.В.Якушева

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.