Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 12 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1440/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Непопалова Г.Г, судей Плеханова А.Н, Ившиной Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу ФИО1 на решение Благовещенского районного суда Республики Башкортостан от 29 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 07 мая 2019 г. по гражданскому делу N 2- 55/2019 по иску ФИО1 к "данные изъяты" о включении спорных периодов в трудовой стаж, возложении обязанности произвести перерасчёт размера пенсии

Заслушав доклад судьи Ившиной Т.В, судебная коллегия

установила:

ФИО1 обратился в суд с вышеназванным иском, ссылаясь на то, что ему с 25 июня 2012 г. назначена досрочная пенсия по старости в размере 8 592 руб. 65 коп.

Согласно записям в трудовой книжке его трудовой стаж составляет более 41 года, из которых более 8 лет (8 л. 9 мес. 25 дн.) составляет стаж во вредных и опасных условиях труда и более 6 лет (6 л. 4мес. 15 дн.) стажа работы в районе Крайнего Севера на "данные изъяты".

Кроме того, с ноября 1973 г. по сентябрь 1975 г. он проходил военную службу.

Также, с 1972 г. по 1977 г. он обучался в "данные изъяты".

Период обучения сотрудниками Пенсионного фонда не был засчитан в его трудовой стаж.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами, он обратился в "данные изъяты". Однако ответчик в ответе от 08 августа 2018 г. N отказал ему в перерасчете пенсии, со ссылкой на то, что пенсионные выплаты осуществляются в размере, исчисленном в соответствии с настоящим Федеральным законом, с чем он категорически не согласен.

Более того, сотрудники "данные изъяты" исчислили продолжительность его общего трудового и страхового стажа по состоянию на 1 января 2002 г, учтенного в календарном порядке в соответствии с пунктом 3 статьи 30 Закона в размере 25 лет 8 мес. 14 дн. Однако, согласно записям в трудовой книжке, с учетом периода обучения, а также периода службы в армии, продолжительность общего трудового и страхового стажа истца по состоянию на 1 января 2002 г. составляет 28 лет 9 мес. 8 дн.

Кроме того, периоды работы в Районах Крайнего Севера с учетом суммирования периодов работы в качестве рабочих локомотивных бригад и работников отдельных категорий, непосредственно осуществляющих организацию перевозок и обеспечивающих безопасность движения на железнодорожном транспорте и метрополитене работниками Пенсионного Фонда России были исчислены в размере 8 лет 04 мес. 24 дня, с чем он не согласен, так как к "северному" стажу суммируются Списки N1 и N2 и практически все "малые списки" дающие снижение по возрасту на 5 лет.

Таким образом полагает, что с учетом суммирования периодов работы на Крайнем Севере к периодам работы по Списку N 2, что подтверждается соответствующей справкой (не была принята во внимание сотрудниками Пенсионного Фонда России) и периодов работы в качестве рабочих локомотивных бригад и работников отдельных категорий, непосредственно осуществляющих организацию перевозок и обеспечивающих безопасность движения на железнодорожном транспорте и метрополитене, стаж работы в Районе Крайнего Севера составил 8 лет 9 мес. 25 дней.

Считает, что размер выплачиваемой ему пенсии является крайне низким, учитывая его стаж работы в районах Крайнего Севера и стаж работы во вредных и опасных условиях труда. При расчете пенсии не был учтен его трудовой стаж, размер заработной платы, а также не учтены коэффициенты, установленные для районов Крайнего Севера, коэффициенты за период осуществления иной деятельности, приравненной к трудовой.

Истец просил суд возложить обязанность на ответчика произвести перерасчет трудового стажа, с учетом суммирования периодов работы в районах Крайнего Севера и по Списку N 2, а также включить в его трудовой стаж период учебы с 1972 г. по 1977 г. и прохождения практики с 16 апреля 1976 г. по 06 октября 1976 г. Возложить обязанность на ответчика произвести перерасчет размера выплачиваемой пенсии по старости и выплачивать пенсию по старости с учетом произведенного перерасчета и суммы пенсии, своевременно не полученной за прошедшее время без ограничения каким-либо сроком. Обязать ответчика выплатить в пользу истца денежные средства в размере 13 300 руб. в счет компенсации расходов на юридические услуги.

Решением Благовещенского районного суда Республики Башкортостан от 29 января 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 07 мая 2019 г. исковые требования ФИО1 оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе ФИО1 ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

Стороны, извещенные о времени и месте рассмотрения жалобы, в судебное заседание не явились. В соответствии с частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации жалоба рассмотрена в их отсутствие.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, судебная коллегия находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, ФИО1 является получателем трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 28 Федерального Закона Российской Федерации от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" с 25 июня 2012 г.

Период работы в Районах Крайнего Севера с учетом суммирования периодов работы в качестве рабочих локомотивных бригад и работников отдельных категорий, непосредственно осуществляющих организацию перевозок и обеспечивающих безопасность движения на железнодорожном транспорте и метрополитене) (пункт 5 части 1 статьи 27 Закона N173-Ф3) составил 8 лет 04 месяца 24 дня (при требуемом не менее 15 лет).

Досрочная пенсия по старости исчислена ответчиком с учетом общего трудового стажа в размере 25 лет 8 месяцев 14 дней (при требуемом для мужчин не менее 25 лет) по состоянию на 01 января 2002 г, в соответствии пунктом 3 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"

Стаж для валоризации - 15 лет (статья 30.1 Федерального закона "О трудовых пенсиях"), отработанный по 31 декабря 1990 г, процент валоризации - 25 % (10% величины расчетного пенсионного капитала исчисленного в соответствии со статьи настоящего Закона, и сверх этого 1% величины расчетного пенсионного капитала за каждый полный год общего трудового стажа, приобретенного до 01 января 1991 г. - 15%).

Среднемесячный заработок истца учтен по сведениям индивидуального лицевого счета за период с 01 января 2000 г. по 31 декабря 2001 г. и составил 2 573, 94 руб.

Среднемесячная заработная плата в Российской Федерации за тот же период составил 1 494, 50 руб.

Отношение среднемесячного заработка истца к среднемесячной заработной плате по Российской Федерации, составило 1, 7.

В силу закона соотношение среднемесячных заработков при оценке пенсионных прав истца ограниченно коэффициентом 1, 2.

Страховая пенсия по старости истца на 12 июля 2018 г. (с учетом увеличения с 01 января 2015 г. стоимости одного пенсионного коэффициента до 71, 41 руб. и фиксированной выплаты до 3 935 руб, с 01 февраля 2016 г. стоимости одного пенсионного коэффициента до 74, 27 руб. и фиксированной выплаты на 1, 04; с 01 февраля 2017 г. стоимости одного пенсионного коэффициента до 78, 28 и фиксированной выплаты на 1, 054 и с 01 апреля 2017 г. стоимости одного пенсионного коэффициента до 78, 58 руб. и с 01 января 2018 г. стоимости одного пенсионного коэффициента до 81, 49 и фиксированной выплаты на 1, 037, а так же ежегодных корректировок страховых взносов с 01 августа), ФИО1 установлена в сумме 14193, 84 руб. в том числе: фиксированная выплата 6 643, 87руб, страховая пенсия - 7 549, 70 руб. Размер пенсии, подлежащий выплате ФИО1 (без учета индексации) составил 12 460, 86 руб.

Поскольку стаж работы в районе Крайнего Севера на "данные изъяты" с 26 октября 1983 г. по 10 марта 1990 г. ФИО1 составил менее 15 лет, и на 01 января 2002 г. истец проживал и осуществлял трудовую деятельность на территории Башкортостан, повышенное отношение заработков ему не было установлено.

Разрешая спор, и отказывая в удовлетворении требования истца о возложении на ответчика обязанности произвести перерасчёт пенсии с учётом стажа работы в Районах Крайнего Севера, суммированного с периодами работы по Списку N 2, суд указал, что поскольку досрочная страховая пенсия по старости назначена ФИО1 с 25 июня 2012 г. в соответствии с пунктом 6 части 1 статьи 28 Федерального закона от 17 декабря 2001г. N173-Ф3 с учетом периода его работы в Районах Крайнего Севера исчисленного путем суммирования с периодами работы в качестве рабочих локомотивных бригад и работников отдельных категорий, непосредственно осуществляющих организацию перевозок и обеспечивающих безопасность движения на железнодорожном транспорте и метрополитене, требование ФИО1 о суммировании периодов его работы в районах Крайнего Севера и по Списку N2 необоснованно.

Суд отказал истцу в удовлетворении требования о включении в его стаж для оценки пенсионных прав периода обучения, поскольку оценка пенсионных прав истцу произведена по пункту 3 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", не предусматривающему возможности включения в стаж данного периода.

При этом суд обоснованно указал, что пункт 4 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" позволяет зачесть для определения расчётного размера трудовой пенсии период обучения с 1972 г. по 1977 г, однако оценка пенсионных прав по указанному пункту истцу не выгодна.

Также суд установил, что в страховой стаж ФИО1 ответчиком включен период его службы в рядах Советской Армии с 18 ноября 1973 г. по 26 сентября 1975 г, который пересекается с оспариваемым периодом учебы.

По сведениям трудовой книжки ФИО1 производственная практика проходила на "данные изъяты" с 16 апреля 1976 г. по 06 октября 1976 г, при этом, согласно архивной справке N выданной архивным отделом службы "данные изъяты" заработная плата ФИО1 начислялась с мая по октябрь 1976 г, в связи с чем период производственной практики был включен ответчиком в страховой стаж истца, а также в специальный стаж, дающий ФИО1 право на досрочное пенсионное обеспечение, именно с 04 мая 1976 г. по 06 октября 1976 г.

Установив данные обстоятельства, суд отказал истцу во включении периода производственной практики с 16 апреля 1976 г. по 06 октября 1976 г.

С этими выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены вынесенных судебных постановлений по доводам кассационной жалобы.

Согласно подпункту 6 пункта 1 статьи 28 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях" Трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.

Гражданам, работавшим как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, трудовая пенсия устанавливается за 15 календарных лет работы на Крайнем Севере. При этом каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера.

Гражданам, проработавшим в районах Крайнего Севера не менее 7 лет 6 месяцев, трудовая пенсия назначается с уменьшением возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, на четыре месяца за каждый полный календарный год работы в этих районах. При работе в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, а также в этих местностях и районах Крайнего Севера применяется положение абзаца второго настоящего подпункта.

Аналогичные положения предусмотрены в Федеральном законе от 28 декабря 2013г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", вступившем в законную силу с 01 января 2015 г.

Согласно части 10 статьи 15 Федерального закона от 28 декабря 2013г. N 400- ФЗ "О страховых пенсиях" при определении размер страховой пенсии по старости участвующий в расчете пенсии при определении величины индивидуального пенсионного коэффициента (ИПКс) за периоды, имевшие место до 01 января 2015 г, размер страховой части трудовой пенсии по старости (П) (без учета фиксированного базового размера страховой части трудовой пенсии по старости и накопительной части трудовой пенсии) исчисляется по состоянию на 31 декабря 2014 г. по нормам Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

В силу пункта 1 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", вступившего в силу 1 января 2002 г, оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на указанную дату производилась путем их конвертации (преобразования в расчетный пенсионный капитал.

Расчетный размер трудовой пенсии, используемый для определения расчётного пенсионного капитала, при оценке пенсионных застрахованного лица мог определяться по выбору застрахованного либо в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи, либо в по установленном пунктом 4 настоящей статьи.

В целях определения расчетного размера трудовой пенсии застрахованных лиц в соответствии с указанными пунктами под трудовым стажем понимается суммарная продолжительность труде иной общественно полезной деятельности до ДД.ММ.ГГГГ, в которую включаются определенные в данных пунктах периоды.

При этом пунктом 9 статьи 30 данного Федерального закона установлено, что конвертация (преобразование) пенсионных прав в расчетный пенсионный капитал застрахованных лиц, указанных в пункте 1 статьи 27 настоящего Федерального закона, может осуществляться по их выбору в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи, с применением вместо общего трудового стажа (имеющегося и полного) стажа на соответствующих видах работ (имеющегося и полного).

Таким образом, законодатель в пункте 3 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" определилформулу исчисления расчетного размера трудовой пенсии при оценке пенсионных прав застрахованного лица, а пункт 9 данной статьи предоставил гражданам, которые были заняты на работах с особыми условиями труда, право выбора трудового стажа, с учетом которого осуществляется конвертация пенсионных прав в целях исчисления размера страховой части трудовой пенсии.

Совокупность данных положений Федерального закона допускает определение расчетного размера трудовой пенсии с учетом того вида стажа, который позволяет исчислить пенсию в более высоком размере (по выбору застрахованного лица) и направлена на реализацию права граждан на пенсионное обеспечение.

При рассмотрении дела суды предыдущих инстанций проверили правильность расчёта назначенной истцу пенсии, установив, что размер назначенной пенсии определён ФИО1 по пункту 3 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и пенсия истцу была рассчитана исходя из его общего страхового стажа, что является более выгодным вариантом, чем исчисление размера пенсии из специального стажа.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

Выводы суда об отсутствии оснований для суммирования к работе в районах Крайнего Севера работу с тяжелыми условиями труда соответствуют нормам пенсионного законодательства, так как размер специального стажа на размер назначенной истцу пенсии не влияет, поскольку оценка пенсионных прав истца произведена исходя не из стажа на соответствующих видах работ, а исходя из общего трудового стажа.

Необоснованными являются доводы подателя жалобы о том, что в суде первой инстанции выяснено, что в страховой стаж не был включён период работы с 01 августа 2007 г. по 15 февраля 2008 г. слесарем механосборочных работ в "данные изъяты" ввиду неуплаты работодателем страховых взносов в Пенсионный фонд, суд должен был включить в его страховой стаж данный период работы. Из материалов дела не усматривается о том, что истец заявлял при разбирательстве дела в суде такие требования. В силу части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Доводы жалобы о том, что период обучения и 1972 г. по 1977 г. и прохождения практики с 16 апреля 1976 г. по 06 октября 1976 г. подлежали включению в трудовой стаж были предметом оценки судов предыдущих инстанции и обоснованно отвергнуты.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Доводы заявителя кассационной жалобы не подтверждают нарушений норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому они не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

Разрешая спор, суд правильно применили нормы материального права, нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебных актов, судами предыдущих инстанций не допущено.

При таких данных судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы ФИО1

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Благовещенского районного суда Республики Башкортостан от 29 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 07 мая 2019 г. оставить без изменения, кассационную ФИО1 - без удовлетворения.

 

Председательствующий Г.Г. Непопалов

 

Судьи А.Н. Плеханов

Т.В. Ившина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.