Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 12 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1551/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Непопалова Г. Г, судей Плеханова А.Н, Ившиной Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу "данные изъяты" на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 20 августа 2019 г. по гражданскому делу N 2-442/2019 по иску ФИО1 к "данные изъяты" о признании неправомерным отказа в назначении досрочной страховой пенсии.

Заслушав доклад судьи Ившиной Т.В, объяснения ФИО1, его представителя Галеева А.А, возражавших против удовлетворения жалобы, судебная коллегия

установила:

ФИО1 обратился в суд с иском к "данные изъяты" ("данные изъяты" о признании неправомерным отказа в назначении досрочной страховой пенсии, указав, что он обратился 13 декабря 2018 г. к ответчику с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости в связи с тяжелыми условиями труда. "данные изъяты" от 14 марта 2019 г. N в назначении досрочной страховой пенсии по старости ему отказано.

Не согласившись с данным решением ФИО1 просил суд признать незаконным и отменить решение комиссии "данные изъяты" от 14 марта 2019 г. N об отказе в назначении досрочной страховой пенсии по старости. Обязать "данные изъяты" включить в его специальный стаж периоды работы:

с 15 мая 2001 г. по 30 октября 2001 г, с 08 мая 2002 г. по 31 октября 2002 г, с 15 мая 2003 г. по 31 октября 2003 г, с 15 июня 2004 г. по 31 октября 2004 г. машинистом автогудронатора в "данные изъяты" со 02 августа 2018 г. по 31 декабря 2018 г. машинистом автогудронатора в "данные изъяты" назначить ему досрочную страховую пенсию по старости с 01 января 2019 г.

Решением Дюртюлинского районного суда Республики Башкортостан от 06 июня 2019 г. исковые требования ФИО1 удовлетворены частично. Судом постановлено признать незаконным решение комиссии решение "данные изъяты" от 14 марта 2019 г. в части не включения в стаж ФИО1, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, период работы машинистом автогудронатора в "данные изъяты" со 02 августа 2018 г. по 31 декабря 2018 г, обязать "данные изъяты" включить в страховой стаж ФИО1, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, период работы машинистом автогудронатора в "данные изъяты" с 02 августа 2018 г. по 31 декабря 2018 г. (5 месяцев). В остальной части в удовлетворении исковых требований ФИО1 отказано.

Апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан от 20 августа 2019 г. решение Дюртюлинского районного суда Республики Башкортостан от 06 июня 2019 года отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований ФИО1 к "данные изъяты" о признании незаконным и отмене его решения от 14 марта 2019 г. N об отказе во включении в специальный стаж периодов работы в качестве машиниста автогудронатора в "данные изъяты" и назначении досрочной страховой пенсии по старости, обязании включить в специальный стаж ФИО1 периодов работы машинистом автогудронатора в "данные изъяты" с 15 мая 2001 г. по 30 октября 2001 г, с 08 мая 2002 г. по 31 октября 2002 г, с 15 мая 2003 г. по 31 октября 2003 г, с 15 нюня 2004 г. по 31 октября 2004 г, и назначении досрочной страховой пенсии по старости с 01 января 2019 г.

В отмененной части принято новое решение, которым признано незаконным решение "данные изъяты" от 14 марта 2019 года N об отказе во включении в специальный стаж ФИО1 периодов работы в качестве машиниста автогудронатора в "данные изъяты" и назначении досрочной страховой пенсии по старости с 01 января 2019 года.

На "данные изъяты" возложена обязанность включить в специальный стаж работы ФИО1, дающий право на назначение досрочной страховой пенсии по старости, периоды его работы в качестве машиниста автогудронатора в "данные изъяты" с 15 мая 2001 г. по 30 октября 2001 г, с 08 мая 2002 г. по 31 октября 2002 г, с 15 мая 2003 г. по 31 октября 2003 г, с 15 июня 2004 г. по 31 октября 2004 г, и назначить ФИО1 досрочную страховую пенсию по старости в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона Российской Федерации N 400-ФЗ от 28 декабря 2013 года "О страховых пенсиях" с 01 января 2019 г.

В остальной части решение Дюртюлинского районного суда Республики Башкортостан от 06 июня 2019 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе "данные изъяты" ставит вопрос об отмене апелляционного определения Верховного суда Республики Башкортостан от 20 августа 2019 г. как вынесенного с существенным нарушением норм материального права и оставлении в силе решения Дюртюлинского районного суда от 06 июня 2019 г.

"данные изъяты" извещалось о времени и месте рассмотрения жалобы надлежащим образом. Представитель ответчика в судебное заседание не явился.

В соответствии с частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие не явившихся лиц.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения представителя ответчика относительно кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность обжалуемого апелляционного определения, судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, 13 декабря 2018 г. ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, обратился в "данные изъяты" с заявлением о досрочном назначении ему страховой пенсии по старости в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях".

Решением "данные изъяты" от 14 марта 2019 г. N ФИО1 было отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", в связи с отсутствием у него требуемого специального стажа (7 лет 6 месяцев). При этом не включены в страховой стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, следующие периоды работы истца в качестве машиниста автогудронатора в "данные изъяты" с 15 мая 2001 г. по 30 октября 2001 г, с 05 мая 2002 г. по 31 октября 2002 г, с 15 мая 2003 г. по 31 октября 2003 г, с 15 июня 2004 г. по 31 октября 2004 г, а также машинистом автогудронатора в "данные изъяты" со 02 августа 2018 г. по 31 декабря 2018 г.

В оспариваемом решении пенсионного органа указано, что периоды работы, включаемые в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение, подтвержденные: документально - это работа в "данные изъяты" в качестве машиниста автогудронатора: с 27 апреля 1995г. по 31 октября 1995 г, с 12 мая 1996 г. по 01 октября 1996 г, с 15 мая 1997 г. по 30 сентября 1997 г, с 04 мая 1998 г. по 08 октября 1998 г, с 04 мая 1999 г. по 30 сентября 1999 г, с 17 апреля 2000 г. по 31 октября 2000 г.; а также в "данные изъяты" с 01 апреля 2016 г. по 01 декабря 2016 г, с 24 апреля 2017 г. по 01 августа 2018 г.

Согласно данному решению на момент обращения с заявлением о досрочном назначении страховой пенсии по старости специальный стаж ФИО1 с учетом включенных пенсионным органом периодов составил 4 года 03 месяца 8 дней, страховой стаж 40 лет 6 месяцев 8 дней.

В системе государственного пенсионного страхования ФИО1 зарегистрирован 17 июля 1998 г.

По сведениям трудовой книжки ФИО1, с 01 ноября 1995 г. он переведён водителем автомобиля в "данные изъяты"", 01 января 2003 г. он переведён в "данные изъяты" в цех -дорожно - ремонтно-строительных работ водителем автомобиля, уволен 31 декабря 2004 г, с 01 января 2005 г. по 31 мая 2006 г. работал водителем автомобиля в колонне дорожно - строительных машин и механизмов "данные изъяты", с 01 июня 2006 г. по 31 декабря 2006 г. работал водителем автомобиля в "данные изъяты" с 01 января 2007 г. по 31 марта 2011 г. работал водителем автомобиля в "данные изъяты"", 01 апреля 2011 г. истец принят в "данные изъяты" водителем автомобиля в Дюртюлинской колонне цеха дорожно - строительных машин и транспорта, 18 апреля 2016г. переведён машинистом автогудронатора, 01 декабря 2016 г. переведён водителем автомобиля, 24 апреля 2017 г. переведён машинистом автогудронатора. Работает по настоящее время.

Согласно справке, выданной "данные изъяты" от 12 декабря 2018 г, ФИО1 с 24 апреля 2017 г. по настоящее время работает полный рабочий день машинистом автогудронатора, что предусмотрено Списком N 2 разделом ХХVII позицией 2290000а-13511.

В ходе рассмотрения дела суду были представлены приказы по "данные изъяты" за оспариваемый период, в том числе приказ N от 14 мая 2001 г. за N "О режиме работы", из содержания которого следует, что с наступлением сезона основных дорожно - ремонтно-строительных работ в целях своевременного исполнения запланированных объемов строительства и ремонта межпромысловых и внутри промысловых дорог, объемом работ по договорам со сторонними организациями вне системы "данные изъяты" приказано в соответствии со статьей 152 КЗоТ РФ с 15 мая по 30 октября 2001 г. завершить организацию работы по шестидневной рабочей неделе с продолжительностью работы до 10 часов, работников ЦДРСР, непосредственно занятых дорожно-ремонтно-строительных работами; начальнику ЦДРСР ФИО2 при организации работ с шестидневной рабочей неделей с продленным рабочим днем: составить графики выхода работников в соответствии с утвержденным режимом работы и с учетом погодных условий; организовать выдачу еженедельных наряд-заданий, ежедневный учет объема выполняемых работ, суммированный учет фактически отработанного времени по каждому работнику с соблюдением годового баланса рабочего времени.

Во исполнение приведенного приказа за подписью начальника ЦДРСР ФИО2 оформлена докладная записка "О режиме работы за 2001 год", в соответствии с которой в целях обеспечения выполнения намеченного объема работ с учетом благоприятных погодных условий работы цеха согласно пункту 4.2 Коллективного договора организуется с продленной рабочей сменой продолжительностью до 10 часов включая субботние дни. Исходя из изложенного, организовывается работа в отношении работников (приводятся данные работников по конкретным бригадам с указанием занимаемой должности), где в бригаде по укладке асфальтобетонной смеси указан ФИО1 - водитель автогрудронатора.

Представлены аналогичные приказы по "данные изъяты" N от 10 июня 2002 г. с приложением соответствующей докладной записки "О режиме работы за 2002 год", в соответствии с которой на период строительного сезона по выполнению дорожных работ определен с 08 мая по 31 октября 2002 г. и в бригаде по укладке асфальтобетонной смеси указан ФИО1 - водитель автогрудронатора; N от 08 августа 2003 г. с приложением соответствующей докладной записки "О режиме работы за 2003 год", в соответствии с которой на период строительного сезона по выполнению дорожных работ определен с 15 мая по 31 октября 2003 г. и в бригаде по укладке асфальтобетонной смеси указан ФИО1 - водитель автогрудронатора; N от 11 июня 2004 г. с приложением соответствующей докладной записки "О режиме работы за 2004 год", в соответствии с которым на период строительного сезона по выполнению дорожных работ определен с 15 июня по 31 октября 2004 г. и в бригаде по укладке асфальтобетонной смеси указан ФИО1 - водитель автогрудронатора.

Для установления по делу юридически значимых обстоятельств суд апелляционной инстанции принял новые доказательства, а именно, Устав "данные изъяты" Положение о цехе дорожно-ремонтно-строительных работ "данные изъяты", должностные инструкции машиниста автогудронатора 5-го разряда.

Из Устава "данные изъяты" видно, что одним из основных видов его деятельности является - ремонт, содержание и строительство автодорог (пункт 3.2.12 Устава).

Согласно Положению о цехе дорожно-ремонтно-строительных работ "данные изъяты" утвержденному директором "данные изъяты" 25 марта 2003 г. - предметом деятельности цеха дорожно-ремонтно-строительных работ "данные изъяты" является, в том числе, эксплуатация, содержание, строительство и ремонт автодорог, мостов и дорожных сооружений.

Из должностной инструкции машиниста автогудронатора 5-го разряда, утвержденного 18 ноября 2002 г. начальником "данные изъяты" следует, что на должность машиниста автогудронатора 5-го разряда назначается лицо, имеющее полное или базовое общее среднее образование, профессиональное техническое образование, повышение квалификации, должен иметь удостоверение водителя, стаж работы водителем автомобиля не менее 1 года. С указанной должностной инструкции машиниста автогудронатора 5-го разряда ФИО1 ознакомлен.

Удовлетворяя требование истца о включении в его специальный стаж, дающий право на досрочную страховую пенсию по старости периода работы со 02 августа 2018 г. по 31 декабря 2018 г. в "данные изъяты", суд первой инстанции исходил из того, что согласно выписке из лицевого счёта застрахованного лица, в указанные периоды реквизит "код об особых условиях труда" заполнен.

Решение в данной части не обжалуется.

Отказывая в удовлетворении требований ФИО1 о возложении на ответчика обязанности включить в его страховой стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение периодов работы водителем автогудронатора в "данные изъяты" с 15 мая 2001 г. по 30 октября 2001 г, с 05 мая 2002 г. по 31 октября 2002 г, с 15 мая 2003 г. по 31 октября 2003 г, с 15 июня 2004 г. по 31 октября 2004 г. и назначить досрочную страховую пенсию по старости, суд исходил из того, что указанные периоды не могут быть включены в специальный стаж истца в связи с отсутствием документального подтверждения постоянной занятости в течение полного рабочего дня на работах, предусмотренных ЕТКС для машинистов автогудронатора, а так же ввиду отсутствия за указанные периоды в данных выписки из лицевого счета истца реквизита "код особых условий труда". При этом с учётом размера имеющегося у ФИО1 специального стажа право на досрочную страховую пенсию по старости у него не возникло.

Суд апелляционной инстанции, не согласившись с данными выводами суда первой инстанции, отменяя решение в указанной части и принимая решение о возложении на ответчика обязанности зачесть спорные периоды в специальный стаж ФИО1, дающий право на досрочную страховую пенсию по старости в связи с занятостью на тяжелых работах, указал, что собранными по делу доказательствами, в том числе трудовой книжкой истца, приказами "данные изъяты" "данные изъяты" от 14 мая 2001 г, 10 июня 2002 г, 08 августа 2003 г, 10 июня 2004 г, докладными записками о режиме работы на 2001 г, 2002 г, 2003 г, 2004 г, Уставом "данные изъяты" Положением о цехе дорожно-ремонтно-строительных работ "данные изъяты", должностной инструкцией машиниста автогудронатора подтверждаются доводы ФИО1 о его полной занятости в спорные периоды на тяжелых работах, дающих право на досрочную страховую пенсию по старости по пункту 2 части 1 статьи 30 Федерального закона "О страховых пенсиях", которые ответчиком не опровергнуты.

Так как при включении в специальный стаж ФИО1 периодов работы: с 15 мая 2001 г. по 30 октября 2001 г, с 05 мая 2002 г. по 31 октября 2002 г, с 15 мая 2003 г. по 31 октября 2003 г, с 15 июня 2004 г. по 31 октября 2004 г. продолжительность специального стажа истца достаточна для назначения досрочной страховой пенсии по старости в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях в Российской Федерации", суд апелляционной инстанции удовлетворил заявленные исковые требования ФИО1 о назначении такой пенсии с момента возникновения права на данную пенсию, с то есть с даты достижения истцом возраста 56 лет, с 01 января 2019 г.

Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены апелляционного определения по доводам кассационной жалобы на основании следующего.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", право на досрочное назначение пенсии по старости имеют мужчины по достижении возраста 55 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и имеют страховой стаж не менее 25 лет. В случае если указанные лица проработали на перечисленных работах не менее половины установленного срока и имеют требуемую продолжительность страхового стажа, трудовая пенсия им назначается с уменьшением возраста, предусмотренного статьей 8 Закона, на один год за каждые 2 года 6 месяцев такой работы мужчинам.

В силу части 2 этой же статьи Списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается страховая пенсия по старости в соответствии с частью 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

В целях реализации статей 30 и 31 Федерального закона "О страховых пенсиях" Правительство Российской Федерации издало постановление от 16 июля 2014 г. N 665 " О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учётом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение".

В соответствии с данным постановлением при определении стажа на соответствующих видах работ в целях досрочного пенсионного обеспечения в соответствии со статьей 30 Федерального закона "О страховых пенсиях" при досрочном назначении страховой пенсии по старости лицам, работавшим на работах с тяжелыми условиями труда применяется Список N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденный постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10 "Об утверждении списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение";

В разделе XXVII "Строительство, реконструкция, техническое перевооружение, реставрация и ремонт зданий, сооружений и других объектов" СпискаN 2 утвержденного постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 N 10, поименованы "машинисты автогудронаторов" (позиция 2290000а-13511).

Согласно абзацу первому пункта 4 "Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. N 516, в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено настоящими Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Под полным рабочим днём понимается выполнение работы в условиях труда, предусмотренных списками, не менее 80 процентов рабочего времени. При этом в указанное время включается время выполнения подготовительных и вспомогательных работ, а у работников, выполняющих работу при помощи машин и механизмов, также время выполнения ремонтных работ текущего характера и работ по технической эксплуатации оборудования. В указанное время может включаться время выполнения работ, производимых вне рабочего места с целью обеспечения основных трудовых функций.

На основании пункта 2 Порядка подтверждения периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, утверждённого приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 31 марта 2011 г. N 258н подтверждению подлежат периоды работ с тяжелыми условиями труда.

Согласно пункту 3 указанного Порядка периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, подтверждаются после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 г. N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования" (далее - после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица) - на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

Периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица подтверждаются выпиской из индивидуального лицевого счёта застрахованного лица, сформированной на основании сведений (индивидуального) персонифицированного учёта (пункт 13 Порядка).

В соответствии с Перечнем документов, необходимых для установления страховой пенсии, утвержденным приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 28 ноября 2014 г. N 958н, для назначения страховой пенсии по старости в соответствии со статьями 30 - 32 Федерального закона "О страховых пенсиях" в дополнение к документам, предусмотренным пунктами 6 и 7 настоящего перечня, необходимы документы: а) подтверждающие периоды работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости (часть 1 статьи 30, часть 1 статьи 31, пункт 7 части 1 статьи 32, статьи 33 Федерального закона "О страховых пенсиях") (пункт 12).

Таким образом, по общему правилу, периоды работы после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица подтверждаются выпиской из индивидуального лицевого счёта застрахованного лица, сформированного на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учёта.

В случае оспаривания таких сведений стороной по делу должны быть представлены письменные доказательства, отвечающие требованиям статей 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, подтверждающие недостоверность таких сведений.

В силу положений статей 67, 71, 195-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, I также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможности оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа во включении указанных периодов в специальный стаж ФИО1, обоснованно исходил из того, что суд первой инстанции, в нарушение приведенных норм процессуального права, разрешая настоящий спор, не дал оценку всем собранным по делу доказательствам.

При этом, с учётом собранных по делу доказательств, оценённых судом апелляционной инстанции с учётом требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено то обстоятельство, что истец в спорные периоды фактически выполнял обязанности "машиниста автогудронаторов" постоянно в течение полного рабочего дня.

В связи с чем, у суда не имелось оснований для отказа в удовлетворении требований истца о возложении на ответчика обязанности включить периоды работы: с 15 мая 2001 г. по 30 октября 2001 г, с 05 мая 2002 г. по 31 октября 2002 г, с 15 мая 2003 г. по 31 октября 2003 г, с 15 июня 2004 г. по 31 октября 2004 г. в специальный стаж истца и назначить ему досрочную страховую пенсию по старости.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд не принял во внимание, что представленная работодателем отчетность в Пенсионный Фонд России на истца не содержит коды особых условий труда и не подтверждает его занятость на работах с тяжелыми условиями труда, подтверждая отсутствие занятости на таких работах в течение полного рабочего дня, направлены на переоценку собранных по делу доказательств. Между тем глава 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не наделяет суд кассационной инстанции полномочиями по переоценке доказательств по делу.

Доводы жалобы о том, что согласно трудовой книжке, архивным справкам, приказам, должность ФИО1 именовалась как "водитель автомобиля автогудронатора", в то время как в Списке N 2, утверждённом постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 г. N 10 поименованы "машинисты автогудронаторов" не состоятельны, так Единым тарифно-квалификационным справочником работ и профессий рабочих, утвержденным постановлением Госкомтруда СССР, Госстроя СССР и Секретариата ВЦСПС от 17 июля 1985 г. N 226/125/15-88, а также Единым тарифно-квалификационным справочником работ и профессий рабочих, утвержденным приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 06 апреля 2007 г. N 243, должность "водитель автогудронатора" не предусмотрена, ЕТКС содержат лишь наименование должности "машинист автогудронатора" в разделе "Строительные, монтажные и ремонтно-строительные работы".

То есть имело место неправильное наименование должности истца.

При этом суд апелляционной инстанции установил, что фактически истец выполнял обязанности "машиниста автогудронатора".

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Доводы заявителя кассационной жалобы не подтверждают нарушений норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому они не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

При таких данных судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы "данные изъяты".

Руководствуясь статьями 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 20 августа 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу "данные изъяты" - без удовлетворения.

 

Председательствующий Г. Г. Непопалов

 

Судьи А. Н. Плеханов

Т. В. Ившина

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.