Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 02 декабря 2019 г. по делу N 8Г-1606/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего - Серебряковой О.И, судей - Тароян Р.В, Якимовой О.Н, рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы Хуснутдинова Ильсура Асгатовича и Муниципального казенного учреждения "Комитет земельных и имущественных отношений Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани" на решение Советского районного суда г. Казани от 30 января 2019 г, дополнительное решение того же суда от 19 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 29 апреля 2019 г. по гражданскому делу N2-4/2019 по объединенным в одно производство искам Хуснутдинова И.А. к Хасановой А.Н, Хасанову Р.Ф. об устранении препятствий в пользовании земельным участком и гаражом путем сноса жилого дома, демонтажа колодцев; Хасановой А.Н. к Хуснутдинову И.А. о признании недействительными результатов межевания, перераспределения земельных участков, внесении в ЕГРН сведений, имевших место до проведения межевания.

Заслушав доклад судьи Тароян Р.В, объяснения Хуснутдинова Ильсура Асгатовича и его представителя Файзурахманова Сергея Рафаильевича, действующего по доверенности от 19 октября 2017 г. N 16 АА 4303340, Хасанова Рустама Фаритовича и его представителя Манасипова Амира Миратовича, также представляющего интересы Хасановой Анны Николаевны по доверенности от 17 апреля 2018 г. N 16 АА 4206773, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Хуснутдинов И.А. обратился в суд с иском к Хасановой А.Н, Хасанову Р.Ф. об устранении препятствий в пользовании земельным участком и гаражом путем сноса жилого дома, демонтажа колодцев.

В обоснование заявленных требований истец указал, что он на основании договора купли-продажи от 10 июля 2014 г. является собственником земельного участка, расположенного по адресу: "адрес", с кадастровым номером N. На земельном участке размещены жилой дом, гараж. Ответчики Хасанова А.Н. и Хасанов Р.Ф. являются собственниками смежного земельного участка, расположенного по адресу: "адрес", с кадастровым номером N. Ответчиками в нарушение строительных и градостроительных норм возведены жилой дом, 3 канализационных колодца. Так, жилой дом расположен на расстоянии от 1, 92 м до 2, 83 м от границы земельного участка истца, тогда как нормативное минимальное расстояние жилого дома от границы соседнего земельного участка составляет 3 м. Первый колодец размещен на расстоянии 1, 06 м от границы земельного участка истца, второй колодец - на расстоянии 0, 99 м, третий колодец располагается в границах земельного участка истца. Указанные нарушения создают препятствия истцу в пользовании земельным участком. В добровольном порядке ответчики устранить допущенные нарушения отказываются.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец Хуснутдинов И.А. просил обязать ответчиков устранить препятствия в пользовании земельным участком и расположенным на нем гаражом путем сноса жилого дома, демонтажа колодцев.

Хасанова А.Н. обратилась в суд с иском к Хуснутдинову И.А. о признании недействительными результатов межевания, перераспределения земельных участков, внесении в ЕГРП сведений, имевших место до проведения межевания. В обоснование своего заявленного иска указала, что ей на праве долевой собственности принадлежит земельный участок, расположенный по адресу: "адрес", с кадастровым номером N. Ответчик является собственником смежного земельного участка, расположенного по адресу: "адрес", с кадастровым номером N. В декабре 2016 года ответчик произвел уточнение местоположения границ своего земельного участка, в результате чего площадь его земельного участка увеличилась. Кроме того, как указал впоследствии ответчик, в результате уточнения с нарушением градостроительных норм оказались размещены колодцы, первоначально два из которых возведены истцом на территории своего земельного участка, а третий колодец, первоначально размещенный на землях общего пользования, оказался включен в границы земельного участка ответчика. Также, как посчитал ответчик, с нарушением градостроительных норм оказался размещен и жилой дом истца. Данные обстоятельства послужили основанием для обращения ответчика в суд с требованием о сносе строений. Истица указывает, что межевание земельного участка ответчика произведено с нарушением земельного законодательства, поскольку согласование новых границ с истцом, как правообладателем смежного земельного участка, не проводилось, а границы земельного участка, сведения о которых внесены в ЕГРН, уточнены не по их фактическому положению.

Определением суда от 08 мая 2018 г. к участию в деле по иску Хасановой А.Н. в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных исковых требований относительно предмета спора, привлечены - Хасанов Р.Ф, Управление Росреестра по Республике Татарстан, Исполнительный комитет муниципального образования г. Казани.

Определением суда от 05 июня 2018 года вышеуказанные дела объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

В последующем Хасанова А.Н. исковые требования дополнила требованием об отмене постановления руководителя Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани от 06 декабря 2017 года N 5075 об утверждении схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории, в связи с чем определением суда от 03 июля 2018 года Исполнительный комитета муниципального образования г. Казани привлечен к участию в деле в качестве соответчика, подготовивший схему кадастровый инженер Мышливец Е.Э. - в качестве третьего лица.

Решением Советского районного суда г. Казани от 30 января 2019 г. и дополнительным решением того же суда от 19 февраля 2019 г. иск Хуснутдинова И.А. удовлетворен частично, иск Хасановой А.Н. удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 29 апреля 2019 г. вышеуказанные судебные акты оставлены без изменения.

В кассационной жалобе Муниципального казенного учреждения "Комитет земельных и имущественных отношений Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани", поданной по электронной почте 23 октября 2019 г, заявитель просит отменить решение Советского районного суда г.Казани от 30 января 2019г, дополнительное решение того же суда от 19 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 29 апреля 2019 г, как незаконные, принять по делу новый судебный акт об отказе в иске Хасановой А.Н, ссылаясь на то, что оснований для отказа в перераспределении земельного участка с кадастровым номером N, предусмотренных пунктом 9 статьи 39.29 Земельного кодекса Российской Федерации, у Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани не имелось.

В кассационной жалобе Хуснутдинова Ильсура Асгатовича, поданной 29 октября 2019 г, заявитель просит отменить решение Советского районного суда г. Казани от 30 января 2019г, дополнительное решение того же суда от 19 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 29 апреля 2019 г, как незаконные, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что суд незаконно признал недействительными результаты межевания, проведенного на основании межевого плана от 13 декабря 2016 года, в связи с уточнением местоположения границ земельного участка с кадастровым номером N, так как согласование границ данного участка с ответчиками не требовалось, до распределения принадлежащего истцу на праве собственности земельного участка N и до перераспределения земельного участка с кадастровым номером N эти участки не являлись смежными и не имели общей границы. Право собственности ответчиков на образованный в результате перераспределения земельного участка N земельный участок с кадастровым номером N возникло только 29 ноября 2016 года, после согласования границ принадлежащего истцу земельного участка. Выводы суда о том, что межевание принадлежащего истцу земельного участка было произведено произвольно, без учета правоустанавливающих документов является необоснованным и противоречит представленным истцом документам на земельный участок с кадастровым номером N. В результате межевания ни площадь, ни конфигурация земельного участка по сравнению с правоустанавливающими документами не изменилась. Заявитель полагает, что права Хасановой А.Н, Хасанова Р.Ф. в результате перераспределения и образования земельного участка с кадастровым номером N не нарушаются.

Заявитель Хуснутдинов И.А. и его представитель Файзурахманов С.Р, поддержали доводы кассационных жалоб, дали пояснения аналогичные жалобе.

Хасанов Р.Ф. и его представитель Манасипов А.М, также представляющий интересы Хасановой А.Н. возражали против доводов кассационных жалоб, дали пояснения аналогичные письменным возражениям.

Иные лица, извещенные о времени и месте рассмотрения жалобы надлежащим образом, в судебное заседание не явились, представителей не направили.

Судебная коллегия, руководствуясь частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полагала возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, выслушав объяснения Хуснутдинова И.А. и его представителя Файзурахманова С.Р, поддержавших доводы кассационных жалоб, Хасанова Р.Ф. и его представителя Манасипова А.М, также представляющего интересы Хасановой А.Н, возражавших против доводов кассационных жалоб, судебная коллегия находит кассационные жалобы не подлежащими удовлетворению.

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судом установлено и из материалов дела усматривается, что Хуснутдинов И.А. является правообладателем земельного участка с кадастровым номером N, расположенного по адресу: "адрес".

Земельный участок с кадастровым номером N образован в результате перераспределения земельного участка с кадастровым номером N и земельного участка, находящегося в муниципальной собственности.

Права Хуснутдинова И.А. на земельный участок с кадастровым номером N возникли на основании договора купли-продажи от 10 июля 2014 г. и зарегистрированы 21 июля 2014 г.

Хасановой А.Н. и Хасанову Р.Ф. на праве общей долевой собственности, по ? доле каждому, принадлежит земельный участок с кадастровым номером N, расположенный по адресу: "адрес".

Земельный участок с кадастровым номером N образован в результате перераспределения земельного участка с кадастровым номером N и земельного участка, находящегося в муниципальной собственности.

Права Хасановой А.Н. и Хасанова Р.Ф. на земельный участок с кадастровым номером N возникли на основании договора купли- продажи от 18 февраля 2016 г. и зарегистрированы 20 февраля 2016 г.

В свою очередь земельный участок с кадастровым номером N образован в результате раздела земельного участка с кадастровым номером N с уточненной площадью 1 397 кв. м на 3 земельных участка; сведения об образованных в результате раздела участках внесены в государственный кадастр недвижимости 04 июля 2014 г, площадь земельного участка с кадастровым номером N составила 400 кв. м.

В последующем, на основании заявления Хасановой А.Н. и Хасанова Р.Ф. постановлением руководителя Исполнительного комитета муниципального образования г.Казани от 23 августа 2016 г. N утверждена схема расположения земельного участка площадью 535 кв. м, образуемого путем перераспределения земельного участка с кадастровым номером N и земельного участка, находящегося в муниципальной собственности, площадью 135 кв. м. Государственный кадастровый учет образуемого земельного участка осуществлен 05 сентября 2016 г. с присвоением участку кадастрового номера N; соглашение о перераспределении земельных участков подписано Хасановой А.Н, Хасановым Р.Ф, с одной стороны, и Исполнительным комитетом муниципального образования г. Казани, с другой стороны, 12 октября 2016 г. Регистрация права долевой собственности на образованный земельный участок площадью 535 кв. м произведена 29 ноября 2016 г.

Государственный кадастровый учет земельного участка с кадастровым номером N осуществлен 21 декабря 2010 г. на основание заявления прежнего правообладателя земельного участка ФИО9 с представлением государственного акта на землю, то есть первоначально кадастровый учет земельного участка произведен без внесения в кадастр недвижимости сведений о местоположении границ (графической части) земельного участка.

Уточнение местоположения границ земельного участка с кадастровым номером N проведено на основании межевого плана от ДД.ММ.ГГГГ, сведения об уточненных границах участках внесены в кадастр недвижимости ДД.ММ.ГГГГ

На основании заявления Хуснутдинова И.А. постановлением руководителя Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани от 06 декабря 2017 г. N 5075 утверждена схема расположения земельного участка площадью 1 144 кв. м, образуемого путем перераспределения земельного участка с кадастровым номером N и земельного участка, находящегося в муниципальной собственности, площадью 56 кв. м. Государственный кадастровый учет образуемого земельного участка осуществлен 26 декабря 2017 г. с присвоением участку кадастрового номера N; соглашение о перераспределении земельных участков подписано Хуснутдиновым И.А. и Исполнительным комитетом муниципального образования г. Казани 12 марта 2018 года.

Разрешая спор суд пришел к выводу о том, что содержание материалов дела свидетельствует о том, что местоположение границ земельного участка Хуснутдинова И.А. при его межевании было определено неверно. При этом суд исходил из следующего.

В государственном акте на землю от 09 декабря 1993 г, выданном прежнему правообладателю участка с кадастровым номером N, имеются сведения о том, что площадь земельного участка равна 800 кв. м, его линейные размеры составляют 32 м * 25 м.

По результатам инвентаризации земель декларированная площадь земельного участка составила 1 088 кв. м, что отражено в декларации о факте использования земельного участка от 20 февраля 1999 г. В результате межевания земельного участка с кадастровым номером N в 2016 году его уточненная площадь также составила 1 088 кв. м.

По смыслу части 9 статьи 38 Федерального закона "О кадастровой деятельности" границы земельного участка, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, могут быть учтены при уточнении границ участка только в случае, если местоположение границ земельного участка невозможно определить исходя из сведений, содержащихся в правоустанавливающем документе на земельный участок.

С учетом изложенного судом сделан вывод о том, что при уточнении местоположения границ земельного участка кадастровый инженер должен был учитывать площадь участка, равную 800 кв. м, однако площадь земельного участка по результатам межевания была увеличена с 800 кв. м до 1 088 кв. м без учета этих сведений, то есть произвольно.

Заключением эксперта АО "БТИ РТ" также подтверждается, что фактически используемая Хуснутдиновым И.А. площадь земельного участка составляет 1 143 кв. м, то есть также существенно превышает площадь земельного участка по сравнению с площадью, указанной в первичном правоустанавливающем документе на земельный участок.

Из содержания кадастрового дела в отношении земельного участка с кадастровым номером N видно, что спорная уточняемая граница земельного участка, в акте согласования обозначенная точками 4-н2, согласована с Исполнительным комитетом муниципального образования г. Казани, а не с Хасановой А.Н. и Хасановым Р.Ф. Несогласование этой границы с последними Хуснутдинов И.А. мотивирует тем, что в действительности между земельными участками с кадастровыми номерами N и N располагаются муниципальные земли, однако данное обстоятельство действительности не соответствует.

Из государственных актов на земельные участки с кадастровыми номерами N и N следует, что земельные участки являются смежными относительно друг друга, при этом земельный участок с кадастровым номером N является смежным относительно земельного участка с кадастровым номером N по всей протяженности своей нижней границы; для земельного участка с кадастровым номером N указанная смежность является частичным по верхней границе, поскольку линейный размер указанного земельного участка больше. Указанная смежность участков фактически имелось и на момент инвентаризации земель, то есть по состоянию на 1999 год. Таким образом, местоположение границ земельного участка с кадастровым номером N при его уточнении должно было быть согласовано с Хасановой А.Н. и Хасановым Р.Ф, а не с Исполнительным комитетом муниципального образования г.Казани.

Кроме того, в результате уточнения Хуснутдиновым И.А. границ своего участка конфигурация земельного участка изменилась таким образом, что участок стал фактически смежным относительно земельного участка с кадастровым номером N не только своей нижней границей, но и за счет увеличения линейных размеров - относительно содержащихся в государственном акте на землю сведений частично стал смежным относительно боковой границы земельного участка Хасановой А.Н. и Хасанова Р.Ф, эта сторона участка является по факту фасадной границей участка последних.

С учетом изложенных выше обстоятельств суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в рассматриваемом случае права и законные интересы Хасановой А.Н. и Хасанова Р.Ф. уточнением границ земельного участка с кадастровым номером N затронуты, поскольку в результате межевания и изменения смежности сузилась одна из границ земельного участка с кадастровым номером N, которая по государственному акту на землю должна граничить только с дорогой.

Из схемы расположения земельного участка площадью 1144 кв. м, образуемого в результате перераспределения земельного участка с кадастровым номером N площадью 1088 кв. м, и муниципального земельного участка площадью 56 кв. м, утвержденной постановлением руководителя Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани от 06 декабря 2017 г. N 5075. следует, что граница земельного участка с кадастровым номером N, которая по государственному акту на землю граничит с дорогой, сузилась еще на 2, 77 м.

При этом судом в ходе выездного судебного заседания установлено, что по сведениям Единого государственного реестра прав недвижимости после перераспределения земельных участков по заявлению Хуснутдинова И.А. в 2018 году ширина фасадной части земельного участка с кадастровым номером N, используемой в качестве заезда на земельный участок, составляет 4, 3 м.

В соответствии с частью 6 статьи 11.9 Земельного кодекса Российской Федерации образование земельных участков не должно приводить к вклиниванию, вкрапливанию, изломанности границ, чересполосице, невозможности размещения объектов недвижимости и другим препятствующим рациональному использованию и охране земель недостаткам, а также нарушать требования, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами.

При определении возможности образования земельного участка с кадастровым номером N принимаются во внимание следующие нормативные требования, предъявляемые к ширине проездов. Так, согласно Приложению к Правилам классификации автомобильных дорог в РФ и их отнесения к категориям автомобильных дорог, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 28 сентября 2009 г. N 767, ширина полосы движения, состоящая из одной полосы, должна составлять от 3, 5 до 4, 5 м. В соответствии с пунктом 7.5 Методических рекомендаций по проведению землеустройства при образовании новых и упорядочении существующих объектов землеустройства, утвержденных Росземкадастром 17 февраля 2003 г, в проекте территориального землеустройства по результатам подготовительных работ и в соответствии с заданием на выполнение работ (на проектирование), решаются вопросы размещения земельных участков (участка), изменения или восстановления границ земельных участков, перераспределения земель. В процессе проектирования рассматриваются возможные варианты проектных решений, проводится их обоснование и делается выбор наилучшего варианта. При этом учитывается, что в зависимости от целевого назначения и разрешенного использования земельный участок в обязательном порядке обеспечивается доступом - в виде прохода (шириной не менее 1 м) или проезда (шириной не менее 3, 5 м). Кроме того, согласно пункту 8.6 Свода правил СП 4.13130.2013 "Системы противопожарной защиты. Ограничение распространения пожара на объектах защиты. Требования к объемнопланировочным и конструктивным решениям", утвержденным Приказом МЧС России от 24 апреля 2013 года N 288, ширина проездов для пожарной техники в зависимости от высоты здании или сооружении должна составлять не менее 3, 5 метров - при высоте зданий или сооружения до 13, 0 метров включительно.

Несмотря на то обстоятельство, что в данном случае ширина заезда на земельный участок превышает 3, 5 м, суд пришел к выводу о том, что перераспределение земельного участка с кадастровым номером N с муниципальным земельным участком проведено при предыдущем неверном определения границ исходного земельного участка с кадастровым номером N, и привело к невозможности рационального использования земельного участка с кадастровым номером N.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что соглашение о перераспределении земельных участков от 12 марта 2018 г. является недействительным.

Разрешая спор, руководствуясь пунктом 1 статьи 209, статьями 301, 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 3 статьи 6 Земельного кодекса Российской Федерации, частями 7, 9 статьи 38 Федерального закона "О кадастровой деятельности" ("О государственном кадастре недвижимости), в редакции, действовавшей до 01 января 2017 г, частями 1, 3 статьи 39, частями 1 и 2 статьи 40 Федерального закона "О кадастровой деятельности", частью 1 статьи 26 Земельного кодекса Российской Федерации, частью 2 статьи 14 Федерального закона "О государственной регистрации недвижимости", статьей 31 Земельного кодекса РСФСР, утвержденного Верховным Советом РСФСР 25 апреля 1991 г..N1103-1 в редакции, действовавшей до издания Указа Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 г..N 2287, пунктом 3 Указа Президента Российской Федерации от 27 октября 1993 г..N1767 "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России", пунктом 3 Указа Президента РФ от 25 января 1999 г..N112 "О признании утратившими силу и об изменении некоторых актов Президента РФ", Постановлением Правительства РСФСР от 17 сентября 1991 г..N493, Инструкцией о порядке выдачи (замены) государственных актов на право собственности на землю, пожизненного наследуемого владения, бессрочного (постоянного) пользования землей, утвержденной Комитетом по земельной реформе и земельным ресурсам при Правительстве РФ от 09 марта 1992 г..(далее Инструкция), в том числе пунктами 2.7, 2.8, 2.9 Инструкции, частей 1 и 2 статьи 11, части 1 статьи 11.2, части 1 статьи 11.10, частями 1, 3 статьи 39.28, Земельного кодекса Российской Федерации, суд пришел к выводу о том, что совокупность установленных обстоятельств позволяет сделать вывод о том, что местоположение границ земельного участка Хуснутдинова И.А. при его межевании было определено произвольно, без учета требований действовавшего на момент межевания требований Федерального закона "О кадастровой деятельности" ("О государственном кадастре недвижимости), в связи с

чем имеются основания для удовлетворения иска Хасановой А.Н.

Также судом установлено, что доказательств, бесспорно свидетельствующих о существенном нарушении Хасановой А.Н, Хасановым Р.Ф. градостроительных норм при строительстве жилого дома, возведении колодцев не имеется. Требование о сносе жилого дома и колодцев основано на формальном несоответствии их размещения согласно строительным и градостроительным нормам, при этом отклонение от этих норм является незначительным.

Заключением эксперта АО "БТИ РТ" подтверждается, что 1 из канализационных колодцев действительно располагается на земельном участке с кадастровым номером N. Вместе с тем, этот канализационный колодец уже был возведен (обустроен) на момент перераспределения земельного участка с кадастровым номером N из муниципального земельного участка (2016 год). Следовательно, Хасанова А.Н, Хасанов Р.Ф, обращаясь в Исполнительный комитет муниципального образования г.Казани об утверждении схемы расположения земельного участка, выразили согласие на то, что канализационный колодец не подлежит включению в границы их земельного участка.

Учитывая данные обстоятельства, в соответствии со статьей 206 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, на Хасанову А.Н, Хасанова Р.Ф, судом возложена обязанность по демонтажу колодца в течение двух месяцев с момента вступления решения в законную силу.

Суд апелляционной инстанции с указанными выводами суда первой инстанции и его оценкой исследованных доказательств согласился, учитывая, что юридически значимые обстоятельства дела установлены правильно и в необходимом объёме, к возникшим правоотношениям правильно применены нормы материального права, нарушений норм процессуального права судом не допущено.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационной жалобы.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

По доводам кассационных жалоб судебная коллегия оснований для отмены вынесенных судебных постановлений не усматривает.

Выводы судами сделаны с учетом обстоятельств дела, на основании представленных сторонами доказательств, которым по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дана надлежащая правовая оценка.

Доводы жалобы представителя Хуснутдинова И.А. о том, что согласование границ принадлежащего ему участка с ответчиками не требовалось, так как до перераспределения земельного участка с кадастровым номером N и до перераспределения земельного участка с кадастровым номером N эти участки не являлись смежными и не имели общей границы, судебной коллегией отклоняются, поскольку они опровергаются вышеприведенными материалами дела.

По изложенным основаниям доводы кассационной жалобы Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани и МКУ "Комитет земельных и имущественных отношений ПК МО г. Казани" об отсутствии оснований для отказа в перераспределении земельного участка истца также являются необоснованными. По смыслу вышеприведенных положений закона согласование местоположения границ земельного участка является обязательной стадией кадастровых работ, производимых в целях осуществления кадастрового учета. В данном случае проведенное 13 декабря 2016 г. в отношении земельного участка с кадастровым номером N межевание в связи с уточнением местоположения его границ, схема расположения земельного участка на кадастровом плане территории, утвержденная постановлением руководителя Исполнительного комитета МО г. Казани от 06 декабря 2017 г. N 5075, результаты проведенного в связи с образованием земельного участка с кадастровым номером N межевания и соглашение о перераспределении земельных участков от 12 марта 2018 г. признаны недействительными на том основании, что осуществленные действия нарушают требования Федерального закона "О кадастровой деятельности", и соответственно права Хасановых А.Н, Р.Ф.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций в указанной части подробно мотивированы. Оснований не соглашаться с данными выводами у судебной коллегии не имеется.

Иные доводы, изложенные в кассационных жалобах Хуснутдинова И.А. и Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани и МКУ "Комитет земельных и имущественных отношений ИК МО г. Казани", не опровергают правильных выводов суда, направлены на переоценку выводов суда первой и апелляционной инстанций, оснований для которой судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, судебная коллегия считает верным вывод судов об обоснованности заявленных Хасановой А.Н. требований о признании недействительными результатов межевания, проведенного на основании межевого плана от 13 декабря 2016 года в связи с уточнением местоположения границ земельного участка, расположенного по адресу: "адрес", с кадастровым номером N, схемы расположения земельного участка на кадастровом плане территории, утвержденной постановлением Руководителя Исполнительного комитета МО г. Казани от 06 декабря 2017 года N 5075, результатов межевания в связи с образованием земельного участка с кадастровым номером N, соглашения о перераспределении земельных участков от 12 марта 2018 года.

Удовлетворяя частично требования Хуснутдинова И.А. и возлагая на Хасановых А.Н, Р.Ф. обязанность демонтировать колодец, находящийся в пределах границ земельного участка с кадастровым номером N, и обозначенный в являющейся приложением к заключению судебной экспертизы схеме под номером 3, суд первой инстанции исходил из того, что заключением эксперта АО "БТИ РТ" подтверждается, что данный колодец действительно располагается в пределах земельного участка с кадастровым номером N. Этот канализационный колодец уже был возведен (обустроен) на момент перераспределения земельного участка с кадастровым номером N и муниципального земельного участка (2016 год), следовательно, Хасановы А.Н, Р.Ф, обращаясь в Исполнительный комитет муниципального образования г. Казани с заявлением об утверждении схемы расположения земельного участка выразили свое согласие на то, что канализационный колодец не подлежит включению в границы их земельного участка.

Отказывая в удовлетворении требований Хуснутдинова И.А. в части демонтажа остальных двух канализационных колодцев, обозначенных в схеме под номерами 1 и 2, суд учел то, что данные колодцы находятся на расстоянии 0, 99 м и 1, 06 м от границы земельного участка Хуснутдинова И.А, следовательно, его права расположением этих колодцев не затрагиваются.

Вышеизложенные выводы согласуются с представленными сторонами доказательствами, результатами судебной экспертизы, поэтому судебная коллегия находит их правильными.

Судебная коллегия также соглашается с выводами суда об отказе в удовлетворении требований Хуснутдинова И. А. о сносе жилого дома Хасановых А.Н, Р.Ф. по следующим основаниям.

Согласно подготовленному по заданию Хуснутдинова И.А. заключению специалиста ООО "Центр экспертизы и кадастра" от 31 июля 2017 года жилой дом Хасановой А.Н, Хасанова Р.Ф. располагается на расстоянии 2, 83 м от границы с земельным участком с кадастровым номером N, что, по его мнению, нарушает требования строительных и градостроительных норм и правил в части размещения строения не менее трех метров от границы соседнего участка.

Согласно статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент возведения жилого дома, разъяснениям, содержащимся в пунктах 22, 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", возможность удовлетворения иска об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, путем возведения строений, законом связана с установлением факта нарушения прав и интересов истца.

Между тем, как правильно указали суды в оспариваемом решении, доказательств, бесспорно свидетельствующих о существенном нарушении Хасановыми А.Н, Р.Ф. градостроительных норм при строительстве жилого дома, в материалах дела не имеется. Требование о сносе жилого дома основано на формальном несоответствии их размещения согласно строительным градостроительным нормам, при этом отклонение от этих норм является незначительным.

Указанные доводы жалобы о несогласии с выводами судов первой и апелляционной инстанций не могут быть приняты во внимание, поскольку повторяют позицию заявителей жалоб по делу, не свидетельствуют о нарушении судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, не опровергают выводы судов и не являются основанием для отмены правильных судебных постановлений.

Каких-либо иных обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, кассационные жалобы не содержит.

В целом доводы кассационных жалоб не опровергают выводы судов первой и апелляционной инстанций, по существу сводятся лишь к несогласию с ними, что не может рассматриваться в качестве оснований для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

Иных доводов, которые имели бы существенное значение для рассмотрения дела, влияли бы на обоснованность и законность судебных постановлений, либо опровергали изложенные в них выводы, в кассационной жалобе не содержится.

При вынесении решения всем имеющимся доказательствам судами дана оценка в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Право оценки доказательств суду кассационной инстанции законом не предоставлено.

При таких обстоятельствах, доводы кассационной жалобы не подтверждают нарушений норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

Оснований, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации для отмены обжалуемых судебных постановлений не имеется.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Советского районного суда г. Казани от 30 января 2019 г, дополнительное решение Советского районного суда г. Казани от 19 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 29 апреля 2019 г. оставить без изменения, кассационные жалобы Хуснутдинова Ильсура Асгатовича и Муниципального казенного учреждения "Комитет земельных и имущественных отношений Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани" - без удовлетворения.

 

Председательствующий О.И. Серебрякова

 

Судьи: Р.В. Тароян

О.Н. Якимова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.