Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 09 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2006/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Прокаевой Е.Д, судей Никоновой О.И. и Подгорновой О.С, рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием видеоконференц-связи кассационную жалобу Пусевой Тамары Анатольевны и кассационную жалобу Герасименко Зои Михайловны на решение Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 10 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 июля 2019г. по гражданскому делу N2-1603/2019 по иску Пусевой Тамары Анатольевны, Герасименко Игоря Анатольевича к исполнительному комитету Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан о признании недействительным соглашения об изъятии недвижимого имущества, применении последствий недействительности сделки, Заслушав доклад судьи Никоновой О.И, объяснения Пусевой Т.А. и представителя истцов и третьего лица Герасименко З.М. - Сычева С.А, действующего на основании доверенности от 3 октября 2018г, объяснения представителя Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан - Мингазова Н.Н, действующего на основании доверенности от 26 сентября 2019г, с использованием системы видеоконференц-связи на базе Зеленодольского городского суда Республики Татарстан судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Пусева Т.А, Герасименко И.А. обратились в суд с иском к исполнительному комитету Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан о признании недействительным соглашения об изъятии недвижимого имущества для муниципальных нужд, применении последствий недействительности сделки.

В обоснование требований указано, что 9 декабря 2015г. между сторонами заключено соглашение об изъятии недвижимого имущества для муниципальных нужд N. Предметом соглашения являлось согласие истцов за предложенную ответчиком выкупную стоимость передать в собственность муниципального образования жилое помещение "адрес", и освобождение Пусевой Т.А, Герасименко И.А, Герасименко З.М. жилого помещения после подписания протокола выбора помещения сНО "Государственный жилищный фонд при Президенте Республики Татарстан".

Между тем Пусева Т.А. и Герасименко З.М. ведут сГерасименко И.А. отдельное хозяйство, открыты два финансовых лицевых счета. Письмом от 23 августа 2018г. исполнительный комитет Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан сообщил истцам, что их участие в программе приостановлено до проведения процедуры объединения лицевых счетов. Следовательно, истцы были введены в заблуждение относительно предмета сделки. Данное заблуждение для истцов является существенным, поскольку, зная данные ограничения, они не совершили бы сделку, либо совершили бы ее на иных условиях. В связи с чем считают соглашение недействительным. На основании изложенного истцы просили суд признать заключенное между сторонами соглашение об изъятии для муниципальных нужд N от 9 декабря 2015г. недействительным, применив последствия его недействительности.

Решением Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 10 апреля 2019г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 июля 2019г, Пусевой Т.Н, Герасименко И.А. отказано в удовлетворении требований к исполнительному комитету Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан о признании недействительным соглашения об изъятии недвижимого имущества, применении последствий недействительности сделки.

В кассационных жалобах, поданных истцом Пусевой Т.А. и третьим лицом Герасименко З.М. заявители просят отменить принятые по делу судебные постановления, принять по делу новое решение об удовлетворении иска Пусевой Т.А. и Герасименко И.А. При этом заявители указывают, что при рассмотрении данного дела судом первой и апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права. В жалобе также отмечается, что судами не приняты во внимание доводы истцов о том, что они при заключении соглашения были введены в заблуждение, поскольку предполагали, что у них имеется право выбора двух квартир, с учетом проживания в жилом помещении двух семей и наличия раздельных лицевых счетов исходя из Закона республики Татарстан от 27 декабря 2004г. N69-ЗРТ "О государственной поддержке развития жилищного строительства в Республике Татарстан".

Истец Пусева Т.А. и представитель истцов и третьего лица Герасименко З.М. - Сычёв С.А, участвующий в судебном заседании посредством видеоконференц-связи, поддержали доводы кассационных жалоб, дали пояснения аналогичные указанным в жалобе.

Представитель Исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан - Мингазов Н.Н. также участвующий в судебном заседании посредством видеоконференц-связи возражал против удовлетворения кассационных жалобы истца и третьего лица, просил оставить судебные постановления без изменения.

Истец Герасименко И.А, третье лицо Герасименко З.М, представители третьих лиц НО "Государственный жилищный фонд при президенте Республики Татарстан", Министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан, в судебное заседание кассационного суда общей юрисдикции не явились, извещались надлежащим образом и своевременно.

Судебная коллегия, руководствуясь частью 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации полагала возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судами первой и апелляционной инстанции не допущено.

В соответствии с частью 6 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации возмещение за жилое помещение, сроки и другие условия изъятия определяются соглашением с собственником жилого помещения. Принудительное изъятие жилого помещения на основании решения суда возможно только при условии предварительного и равноценного возмещения. При этом по заявлению прежнего собственника жилого помещения за ним сохраняется право пользования жилым помещением, если у прежнего собственника не имеется в собственности иных жилых помещений, не более чем на шесть месяцев после предоставления возмещения прежнему собственнику жилого помещения, если соглашением с прежним собственником жилого помещения не установлено иное.

Выкупная цена изымаемого жилого помещения определяется по правилам, установленным частью 7 статьи 32 ЖК РФ, и включает в себя рыночную стоимость жилого помещения, убытки, причиненные собственнику его изъятием, в том числе упущенную выгоду, а также сумму компенсации за непроизведенный капитальный ремонт.

Другое жилое помещение взамен изымаемого в таком случае может быть предоставлено собственнику только при наличии соответствующего соглашения, достигнутого с органом местного самоуправления, и только с зачетом его стоимости в выкупную цену (ч. 8 ст. 32 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Судом установлено и следует из материалов дела, что Герасименко И.А. и Пусева Т.А. являлись собственниками жилого помещения (по "данные изъяты" доли) по адресу: по адресу: "адрес". В 2011 году многоквартирный дом, в котором расположена спорная квартира признан аварийным и подлежащим сносу.

9 декабря 2015г. между муниципальным образованием Зеленодольский муниципальный район Республики Татарстан и Пусевой Т.А, Герасименко И.А. заключено соглашение об изъятии недвижимого имущества для муниципальных нужд N, в соответствии с которым у истцов изъято жилое помещение "адрес". Стороны пришли к соглашению о возмещении за изымаемое для муниципальных нужд имущество в размере "данные изъяты"

Согласно пункту 8 Соглашения все зарегистрированные в указанном жилом помещении лица обязаны сняться с регистрационного учета и освободить жилое помещение в течение 30 дней с момента подписания протокола выбора с НО "Государственный жилищный фонд при Президенте Республики Татарстан" на жилое помещение пригодное для проживания.

Вступившим в законную силу решением Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 2 марта 2018г. удовлетворены исковые требования исполнительного комитета Зеленодольского муниципального района Республики Татарстан о регистрации соглашения об изъятии недвижимого имущества для муниципальных нужд N от 9 декабря 2015г, заключенного между муниципальным образованием Зеленодольского Муниципального района Республики Татарстан и Пусевой Т.А, Герасименко И.А. и о прекращении права собственности Пусевой Т.А. и Герасименко И.А. на жилое помещение по адресу: "адрес", признании права собственности Зеленодольского муниципального района на вышеуказанное жилое помещение.

Возмещение за изымаемое для муниципальных нужд имущество в размере "данные изъяты". перечислено истцам на депозит нотариуса, что подтверждается платежными поручениями от 19 ноября 2018 года и 29 ноября 2018 года.

Рассматривая настоящее гражданское дело, суды, на основании оценки собранных по делу доказательств в их совокупности, пришли к выводу об отказе в удовлетворении иска в полном объеме. При этом, судами применены к спорным правоотношениям положения Федеральным законом "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" от 21 июля 2007 года N 185-ФЗ, нормы статьи32 Жилищного кодекса Российской Федерации и положения статей 167, 178 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отказывая истцам в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что собственники аварийного жилого помещения Пусева Т.А. и Герасименко И.А. реализовали принадлежащие им право путем выкупа аварийного жилья муниципальным образованием, на основании добровольно заключенного соглашения и получили денежные средства за выкупленное жилье. Достоверных доказательств заключения соглашения о выкупе жилого помещения под влиянием заблуждения относительно природы сделки в ходе судебного разбирательства истцами представлено не было.

С этими выводами суда первой инстанции по существу согласился суд апелляционной инстанции, который по мотивам, изложенным в апелляционном определении, оставил решение суда первой инстанции без изменения. Проверяя доводы апелляционной жалобы истцов и третьего лица, суд апелляционной инстанции установил, что согласно действующему законодательству, если аварийный многоквартирный дом, в котором находится жилое помещение собственника, включен в адресную программу, то собственник жилого помещения в силу статьи 16, пункт 3 статья 2 Федерального закона от 21 июля 2007 года N 185-ФЗ"О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" имеет право на предоставление другого жилого помещения либо его выкуп (статья 32 Жилищного кодекса Российской Федерации). При этом собственник имеет право выбора любого из названных способов обеспечения его жилищных прав.

Отклоняя доводы апелляционной жалобы о том, что истцы при заключении соглашения были введены в заблуждение, а именно, что им не было известно о предоставлении им взамен изымаемого жилого помещения одной квартиры вместо двух, с учтём проживания в жилом помещении двух семей и разделения лицевых счетов (семья собственника Пусевой Т.А. и члена ее семьи Герасименко З.М. и семья собственника Герасименко И.А.), судебная коллегия исходила из того, что волеизъявление сторон сделки выражено в условиях согласованного и подписанного истицами и ответчиком договора об изъятии путем выкупа квартиры. Доказательств того, что при совершении сделки об изъятии путем выкупа квартиры в собственность муниципального образования воля собственников аварийного жилья была направлена на совершение какой-либо другой сделки, связанной с предоставление двух жилых помещений в ходе судебного разбирательства представлено не было. Данное соглашение было направлено на согласование между сторонами способа изъятия жилого помещения с определением размера выкупной стоимости, без условий согласования предоставления жилого помещения.

Оснований не согласиться с указанным выводом судебная коллегия кассационного суда общей юрисдикции не находит, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судами по делу и нормам материального и процессуального права.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.; 2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные; 3) сторона заблуждается в отношении природы сделки; 4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой; 5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 167 настоящего Кодекса

Приведенные в кассационных жалобах доводы по существу свидетельствуют о несогласии с выводами судов, основанными на оценке представленных в материалы дела доказательств и фактических обстоятельств спора, при этом существенных нарушений норм материального и процессуального права, не подтверждают, в связи с чем оснований для отмены судебных постановлений судов первой и апелляционной инстанции судебная коллегия не усматривает.

Ссылка в кассационных жалобах на существенное заблуждение истцов при заключении оспариваемого соглашения относительно полномочий ответчика, обстоятельств, о которых истцы упоминают в своем волеизъявлении, связанном с участием в программе предоставления двух квартир по программе социальной ипотеки не могут являться основанием для отмены по существу правильных судебных постановлений, поскольку основаны на неверном толковании норм материального права.

Ссылка истца и третьего лица об обеспечении семьи Пусевой Т.А, Герасименко З.М. и Герасименко И.А. двумя отдельными жилыми помещениями взамен аварийного жилья противоречит закону, поскольку в данном случае как предоставление жилого помещения, так и выплата выкупной стоимости за изымаемое помещение носит компенсационный характер и не связано с улучшением жилищных условий граждан. В связи с чем оснований полагать, что заключенное между истцами и ответчиком соглашение об изъятии недвижимого имущества для муниципальных нужд от 9 декабря 2015г. не соответствует закону у судов не имелось.

Доводы заявителей кассационных жалоб направлены на переоценку доказательств, что в силу положений статьи 379.6 и части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что нарушений норм материального и процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанций при вынесении обжалуемых судебных актов и влекущих их отмену, судебной коллегией не установлено, а обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, являлись предметом исследования и оценки судов, оснований для удовлетворения кассационной жалобы Пусевой Т.А. и кассационной жалобы Герасименко З.М. не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерация, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 10 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 июля 2019г. оставить без изменения, кассационную жалобу Пусевой Тамары Анатольевны и кассационную жалобу Герасименко Зои Михайловны - без удовлетворения.

 

Председательствующий Е.Д. Прокаева

 

Судьи О.С. Подгорнова

О.И. Никонова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.