Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2072/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Серебряковой О.И.

судей Подгорновой О.С, Тароян Р.В, рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области на решение Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 29 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 июля 2019 г. по гражданскому делу N 2-302/2019 по иску ПАО "Сбербанк" к Парыгиной Татьяне Геннадьевне, Межрегиональному территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области о взыскании задолженности по кредиту по обязательствам умершего Парыгина Г.И, заслушав доклад судьи Серебряковой О.И, проверив материалы дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Публичное акционерное общество "Сбербанк" (далее по тексту - ПАО "Сбербанк", Банк) обратилось в суд с иском к предполагаемому наследнику умершего заемщика Парыгина Г.И. - Кирьяновой Т.И. с требованием о взыскании задолженности по кредиту, которым просило суд взыскать с ответчика в пользу истца сумму задолженности по кредитной карте N в размере 69 245, 13 руб, в том числе: основной долг - 59 978 руб, проценты - 9 267, 13 руб, судебные расходы.

В обоснование заявленных требований, Банк указал, что Парыгину Г.И. выдана кредитная карта Visa Credit Momentum N с лимитом в 50 000 руб. под 19% годовых. По условиям договора держатель карты осуществляет погашение кредита в соответствии с условиями выпуска и обслуживания кредитной карты. Парыгин Г.И. совершал расходные операции по счету карты, однако надлежащим образом не исполнял принятые на себя обязательства по кредитному договору, в связи с чем, у него в период с 27 мая 2017 года по 20 апреля 2018 года образовалась указанная задолженность. ДД.ММ.ГГГГ заемщик Парыгин Г.И. умер, что послужило поводом к обращению истца с заявлением о взыскании образовавшейся у заемщика задолженности к его наследникам.

В ходе рассмотрения дела, судом по инициативе истца, произведена замена ненадлежащего ответчика Кирьяновой Т.И. на надлежащих - Парыгину Т.Г. и Межрегиональное территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области, дело передано по подсудности в Первомайский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики.

В процессе рассмотрения дела истец в порядке статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации уточнил, что заявленную к взысканию задолженность следует взыскать с ответчиков солидарно в пределах перешедшего к каждому из наследников наследственного имущества.

Решением Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 29 января 2019 г. исковые требования ПАО "Сбербанк" к Межрегиональному территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области о взыскании задолженности по кредиту по обязательствам умершего Парыгина Г.И. удовлетворены частично. Взыскана с Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области в пользу ПАО "Сбербанк" задолженность по кредиту по обязательствам умершего Парыгина Г.И. в размере 10731 руб. 12 коп. В удовлетворении оставшейся части исковых требований ПАО "Сбербанк" к Межрегиональному территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области, а также в удовлетворении исковых требований ПАО "Сбербанк" к Парыгиной Татьяне Геннадьевне о взыскании задолженности по кредиту по обязательствам умершего Парыгина Г.И. отказано. Взысканы с Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области в пользу ПАО "Сбербанк" расходы по оплате госпошлины в размере 352 руб. 99 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 июля 2019 г. решение Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 29 января 2019 г. оставлено без изменения.

Не согласившись с выводами судебных инстанций, Межрегиональное территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области обратилось в Шестой кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой, в которой просит решение Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 29 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 июля 2019 г. отменить и принять по делу новый судебный акт, в котором исковые требования ПАО "Сбербанк" к Межрегиональному территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области о взыскании задолженности по кредитному договору оставить без удовлетворения.

В обоснование поданной по делу кассационной жалобы, заявитель указывает на то, что у умершего имелся наследник - дочь Парыгина Г.И, которая могла принять наследство отца фактически. Истцом не предприняты должные меры по выявлению возможных наследников Парыгина Г.И. согласно очередности, установленной Гражданским кодексом Российской Федерации. Судом первой инстанции данные обстоятельства также не исследованы. Право наследования у наследника каждой последующей очереди возникает только вследствие непринятия в установленный законом срок наследства наследником предыдущей очереди. Поскольку Парыгин Г.И. умер ДД.ММ.ГГГГ, а срок для принятия наследства наследниками восьмой очереди оканчивается ДД.ММ.ГГГГ, основания для обращения с настоящим иском в суд к данному ответчику у истца отсутствовали, поскольку имущество Парыгина Г.И. по смыслу закона выморочным еще не являлось. Кроме того, указывает на то, что судом нарушен срок изготовления решения в окончательной форме, что влечет его отмену.

Межрегиональное территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области явку представителя в суд кассационной инстанции не обеспечило, представило заявление о рассмотрении дела в отсутствие представителя. Доводы, изложенные в кассационной жалобе, поддержало в полном объеме.

Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте судебного разбирательства, представителей в судебное заседание не направили, что в силу части 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием к рассмотрению кассационной жалобы.

Проверив законность принятых по делу судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права в пределах, установленных статьей 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы поданной по делу кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции не находит правовых оснований для удовлетворения поданной по делу кассационной жалобы.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как установлено судами и следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ между кредитором ПАО "Сбербанк" и заемщиком Парыгиным Г.И. заключен кредитный договор N- N, по условиям которого, заемщику выдана кредитная карта N с лимитом в сумме 50 000 руб. под 19% годовых.

Обязательство кредитора по указанному договору, истцом исполнено в соответствии с его условиями, Банк выпустил на имя ответчика кредитную карту Visa Credit Momentum N с лимитом 50 000 руб. и выдал её заемщику.

Заемщик Парыгин Г.И. кредитную карту получил, совершал по ней расходные операции, но встречное обязательство надлежащим образом не исполнил.

В связи с ненадлежащим исполнением обязательства по возврату кредита, 20 марта 2018 года Банком в адрес ответчика направлено требование о досрочном возврате суммы кредита, процентов за пользование кредитом. Данное требование заемщиком не исполнено.

ДД.ММ.ГГГГ заемщик Парыгин Г.И. умер, что подтверждается свидетельством о смерти П-НИ N, выданным отделом записи актов гражданского состояния Администрации муниципального образования "Камбарский район" Удмуртской Республики ДД.ММ.ГГГГ.

После его смерти открылось наследство в виде денежных средств в общей сумме 10 731, 12 руб, находящихся на следующих счетах умершего в ПАО "Сбербанк": N до востребования, входящий остаток - 9 834, 35 руб, N до востребования, входящий остаток - 0 руб, N Visa Electron, входящий остаток - 0 руб, N универсальный, входящий остаток - 0 руб, N Maestro Momentum, входящий остаток - 0 руб, N, универсальный, входящий остаток - 896, 77 руб.

Другое имущество у умершего, согласно ответам филиала ФГБУ "ФКП Госрегистрации, кадастра и картографии" по УР от 21 ноября 2018 года, БУ УР "ЦКО БТИ" от 30 мая 2018 года, ФКУ "Центр ГИМС МЧС России по УР" от 20 ноября 2018 года, УГИБДД МВД по УР от 21 июня 2018 года, договору купли-продажи транспортного средства от 29 марта 2016 года, отсутствует.

После смерти Парыгина Г.И, согласно записи о рождении N от ДД.ММ.ГГГГ, составленной Бюро ЗАГС Камбарского района Удмуртской АССР, наследником умершего по закону (первой очереди) является дочь Парыгина Т.Г.

Согласно ответу нотариальной палаты Удмуртской Республики от ДД.ММ.ГГГГ, наследственное дело после смерти Парыгина Г.И, умершего ДД.ММ.ГГГГ, не заводилось.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции руководствовался статьями 418, 1111, 1112, 1142, 1151, 1152, 1153, 1157, 1158, 1159, 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в пунктах 5, 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", и установил, что имущество умершего Парыгина Г.И. в общей сумме 10 731, 12 руб. является выморочным, поскольку наследником первой очереди - дочерью не принималось, а наследники других очередей у умершего отсутствуют, взыскал с ответчика Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области задолженность по кредитному договору в пределах принятого им выморочного наследственного имущества.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился, при этом правомерно указал, наличию у Парыгина Г.И. обязательства, его содержанию и ненадлежащему исполнению перед истцом, объему имущества заемщика, составляющего его наследственную массу, судом первой инстанции дана исчерпывающая оценка, которая ответчиком не оспаривается. Спор сторон возник по поводу личности наследника, отвечающего по долгам умершего заемщика Парыгина Г.И.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции соглашается с указанными выводами судов, поскольку как следует из обжалуемых судебных актов, суды исходили из совокупности собранных по делу доказательств и установленных фактических обстоятельств.

Так, по правилам пункта 3 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. Наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323 Гражданского кодекса Российской Федерации). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (пункты 1, 2 указанной нормы).

Ответственность по долгам наследодателя несут все принявшие наследство наследники независимо от основания наследования и способа принятия наследства, а также Российская Федерация, города федерального значения Москва и Санкт-Петербург или муниципальные образования, в собственность которых переходит выморочное имущество в порядке наследования по закону. Наследники, совершившие действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости всего причитающегося им наследственного имущества. При отсутствии или недостаточности наследственного имущества требования кредиторов по обязательствам наследодателя не подлежат удовлетворению за счет имущества наследников и обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества (пункт 1 статьи 416 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", при рассмотрении дел о взыскании долгов наследодателя, судом могут быть разрешены вопросы признания наследников принявшими наследство, определения состава наследственного имущества и его стоимости, в пределах которой к наследникам перешли долги наследодателя, взыскания суммы задолженности с наследников в пределах стоимости перешедшего к каждому из них наследственного имущества и т.д.

Согласно статьей 1111 Гражданского кодекса Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону.

Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.

В соответствии пунктом 1 статьи 1141 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной статьями 1142 - 1145 и 1148 настоящего Кодекса.

Наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, то есть, если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (статья 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо лишены наследства (пункт 1 статьи 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства.

В силу статьи 1142 Гражданского кодекса Российской Федерации наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. Внуки наследодателя и их потомки наследуют по праву представления. Если нет наследников первой очереди, наследниками второй очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны матери.

Дети полнородных и неполнородных братьев и сестер наследодателя (племянники и племянницы наследодателя) наследуют по праву представления (статья 1143 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если нет наследников первой и второй очереди, наследниками третьей очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя (дяди и тети наследодателя) (пункт 1 статьи 1144 Гражданского кодекса Российской Федерации). Двоюродные братья и сестры наследодателя наследуют по праву представления (статья 1144 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если нет наследников первой, второй и третьей очереди (статьи 1142 - 1144 Гражданского кодекса Российской Федерации), право наследовать по закону получают родственники наследодателя третьей, четвертой и пятой степени родства, не относящиеся к наследникам предшествующих очередей. Степень родства определяется числом рождений, отделяющих родственников одного от другого. Рождение самого наследодателя в это число не входит. В соответствии с пунктом 1 настоящей статьи призываются к наследованию: в качестве наследников четвертой очереди родственники третьей степени родства - прадедушки и прабабушки наследодателя; в качестве наследников пятой очереди родственники четвертой степени родства - дети родных племянников и племянниц наследодателя (двоюродные внуки и внучки) и родные братья и сестры его дедушек и бабушек (двоюродные дедушки и бабушки); в качестве наследников шестой очереди родственники пятой степени родства - дети двоюродных внуков и внучек наследодателя (двоюродные правнуки и правнучки), дети его двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянники и племянницы) и дети его двоюродных дедушек и бабушек (двоюродные дяди и тети). Если нет наследников предшествующих очередей, к наследованию в качестве наследников седьмой очереди по закону призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя (статья 1145 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства. В случае открытия наследства в день предполагаемой гибели гражданина (пункт 1 статьи 1114 Гражданского кодекса Российской Федерации) наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. Если право наследования возникает для других лиц вследствие отказа наследника от наследства или отстранения наследника по основаниям, установленным статьей 1117 настоящего Кодекса, такие лица могут принять наследство в течение шести месяцев со дня возникновения у них права наследования. Лица, для которых право наследования возникает только вследствие непринятия наследства другим наследником, могут принять наследство в течение трех месяцев со дня окончания срока, указанного в пункте 1 настоящей статьи (статья 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На основании пункта 1 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации для приобретения наследства наследник должен его принять.

Согласно пункту 1 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности, если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

При этом судами предыдущих инстанций верно отмечено, что приведенные в статье 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации действия, свидетельствующие о принятии наследства и распоряжении наследственным имуществом, как своим собственным, единственным установленным в ходе рассмотрения дела наследником по закону (первой очереди) не совершались. Поскольку непринятием наследства является фактическое положение, при котором наследник, призванный к наследованию, никаким образом не проявил своего отношения к приобретению наследства в течение установленного для этого срока, постольку установление указанного обстоятельства судами правомерно исключена ответственность ответчика Парыгиной Т.Г. по долгам наследодателя. Иная оценка вторым ответчиком приведенных обстоятельств, об обратном не свидетельствует.

Согласно пункту 1 статьи 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (статья 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (статья 1158), имущество умершего считается выморочным.

Регулируя отношения по поводу наследования выморочного имущества, пункт 2 статьи 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что оно переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальных образований; в собственность городского или сельского поселения, муниципального района (в части межселенных территорий) либо городского округа переходит следующее выморочное имущество, находящееся на соответствующей территории: жилое помещение, земельный участок, а также расположенные на нем здания, сооружения, иные объекты недвижимого имущества, доля в праве общей долевой собственности на них; если перечисленные объекты расположены в городах федерального значения Москве, Санкт-Петербурге или Севастополе, они переходят в собственность такого субъекта Российской Федерации; при этом жилое помещение включается в соответствующий жилищный фонд социального использования; иное выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации.

Порядок наследования и учета выморочного имущества, переходящего в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации, а также порядок передачи его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований определяются законом (пункт 3 цитируемой нормы).

Как наследники выморочного имущества публично-правовые образования наделяются Гражданским кодексом Российской Федерации особым статусом, отличающимся от положения других наследников по закону: поскольку для приобретения выморочного имущества принятие наследства не требуется (абзац второй пункта 1 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации), на них не распространяются правила о сроке принятия наследства (статья 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также нормы, предусматривающие принятие наследства по истечении установленного срока (пункты 1 и 3 статьи 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации); при наследовании выморочного имущества отказ от наследства не допускается (абзац второй пункта 1 статьи 1157 Гражданского кодекса Российской Федерации); при этом свидетельство о праве на наследство в отношении выморочного имущества выдается в общем порядке (абзац третий пункта 1 статьи 1162 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу того, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации (пункт 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации), выморочное имущество признается принадлежащим публично-правовому образованию со дня открытия наследства при наступлении указанных в пункте 1 статьи 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации обстоятельств независимо от осведомленности об этом публично-правового образования и совершения им действий, направленных на учет такого имущества и оформление своего права.

Учитывая то обстоятельство, что наследник по закону (первой очереди) Парыгина Т.Г, наследство Парыгина Г.И. не приняла, иные наследники, как по закону, так и по завещанию у Парыгина Г.И. отсутствуют, является правильным и выводы судов о том, что имущество заемщика являлось на момент обращения истца с настоящим иском в суд выморочным и отвечать по долгам наследодателя должен ответчик Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области.

Доводы жалобы, основанные на ином порядке исчисления срока принятия наследства, судебная коллегия отклоняет, как необоснованные.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что судом первой инстанции было допущено нарушение процессуальной нормы права, устанавливающей срок изготовления мотивировочной части решения, идентичны доводам апелляционной инстанции, были предметом рассмотрения, получили надлежащую правовую оценку и мотивированно отклонены.

Таким образом, выводы судебных инстанций являются правильными, соответствующими материалам дела и действующему законодательству, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены состоявшихся по делу судебных актов кассационная инстанция не находит.

В то же время, Шестой кассационный суд общей юрисдикции приходит к выводу о наличии оснований к изменению судебных актов в части определения источника взыскания.

В резолютивной части решения суда первой инстанции суд указал на взыскание денежных средств с Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.05.2019 N 13 "О некоторых вопросах применения судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации, связанных с исполнением судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации" исполнение судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц (статьи 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации), в том числе в результате издания государственными органами Российской Федерации актов, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту, осуществляется за счет казны Российской Федерации. При удовлетворении иска о возмещении вреда в порядке, предусмотренном статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, в резолютивной части решения суд указывает на взыскание вреда с Российской Федерации в лице главного распорядителя бюджетных средств за счет казны Российской Федерации.

При изложенных обстоятельствах, в целях избежания неисполнимости судебного акта, Шестой кассационный суд общей юрисдикции считает необходимым изменить резолютивную часть решения суда первой инстанции с указанием на взыскание денежных средств с Российской Федерации в лице Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области за счет казны Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Первомайского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 29 января 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 15 июля 2019 г, изменить, изложив абзац 2 и 4 резолютивной части решения суда первой инстанции в следующей редакции:

"Взыскать с Российской Федерации в лице Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области за счет казны Российской Федерации в пределах стоимости перешедшего после смерти Парыгина Г.И, умершего 11 апреля 2017 г, наследственного имущества, в пользу ПАО "Сбербанк" задолженность по кредиту в размере 10731 руб. 12 коп.

Взыскать с Российской Федерации в лице Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области за счет казны Российской Федерации в пользу ПАО "Сбербанк" расходы по оплате госпошлины в размере 352 руб. 99 коп.".

В остальной части принятые по делу судебные акты составить без изменения.

В удовлетворения кассационной жалобы Межрегионального территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Удмуртской Республике и Кировской области - отказать.

 

Председательствующий О.И. Серебрякова

 

Судьи О.С. Подгорнова

Р.В. Тароян

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.