Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 28 ноября 2019 г. по делу N 8Г-306/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Ившиной Т.В, судей Бросовой Н.В, Семенцева С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу ФИО1 на решение Промышленного районного суда г. Самары от 20 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2019 г. по гражданскому делу N 2-2473/2019 по иску ФИО1 к "данные изъяты" о назначении и выплате страховой пенсии по случаю потери кормильца

Заслушав доклад судьи Ившиной Т.В, объяснения ФИО1 поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

ФИО1 обратилась с вышеназванным иском к ответчику, в обоснование своих требований ссылаясь на то, что она является неработающим пенсионером и получателем страховой пенсии по старости.

ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умерший ДД.ММ.ГГГГ, являлся ей отцом и кормильцем.

Факт нахождения её на иждивении отца подтверждается тем, что умерший кормилец оплачивал коммунальные услуги, покупал вещи. Пенсия умершего отца составляла более 20 000 руб. Её пенсия составляет всего 10 200 руб, что, примерно, на уровне прожиточного минимума, и этих денег ей не хватало для поддержания нормальных условий проживания.

Она обратилась в "данные изъяты" с заявлением о переходе на пенсию кормильца. Ответом N от 15 апреля 2019 г. ей отказано в назначении страховой пенсии по потере кормильца. Считает данный отказ незаконным.

ФИО1 просила суд признать факт нахождения её состоявшей на иждивении умершего кормильца ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, обязать "данные изъяты" перевести её на страховую пенсию по потере кормильца с 15 апреля 2019 г, взыскать с ответчика "данные изъяты" в её пользу расходы по уплате госпошлины в размере 300 руб.

Решением Промышленного районного суда г. Самары от 20 мая 2019г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2019 г, в удовлетворении иска ФИО1 отказано.

В кассационной жалобе ФИО1 ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

"данные изъяты" извещалось надлежащим образом о времени и месте рассмотрения жалобы, в судебное заседание суда кассационной инстанции представитель ответчика не явился, об отложении не ходатайствовал, в связи с чем дело рассмотрено в отсутствие не явившегося лица.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что 02 апреля 2019 г. ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, обратилась в "данные изъяты" с заявлением о назначении страховой пенсии по случаю потери кормильца в соответствии со статьёй 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях".

Решением "данные изъяты" от 15 апреля 2019 г. N (N), истцу отказано в назначении страховой пенсии по случаю потери кормильца в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 28 декабря 2013г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", поскольку ФИО1 не относится к кругу лиц, перечисленных в указанной статье.

По представленным документам ФИО2 (умер ДД.ММ.ГГГГ) приходится отцом истцу ФИО1.

Согласно документам пенсионного дела, ФИО1 была первично установлена и назначена страховая пенсия по старости в соответствии со ст. 8 Федерального закона "О страховых пенсиях" от 28 декабря 2013 г. N 400- ФЗ (ранее трудовой пенсии по старости по ст. 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" с даты достижения пенсионного возраста, то есть с 09 октября 2012 г.

Отказывая истцу в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ рождения не является инвалидом с детства и не относится к кругу лиц, предусмотренных пунктом 1 части 2 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях".

С выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены вынесенных судебных постановлений по доводам кассационной жалобы.

Согласно части 1 статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", право на страховую пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умершего кормильца, состоявшие на его иждивении (за исключением лиц, совершивших уголовно наказуемое деяние, повлекшее за собой смерть кормильца и установленное в судебном порядке). Одному из родителей, супругу или другим членам семьи, указанным в пункте 2 части 2 настоящей статьи, указанная пенсия назначается независимо от того, состояли они или нет на иждивении умершего кормильца. Семья безвестно отсутствующего кормильца приравнивается к семье умершего кормильца, если безвестное отсутствие кормильца удостоверено в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

В соответствии с частью 2 указанной статьи нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца признаются:

1) дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, не достигшие возраста 18 лет, а также дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, обучающиеся по очной форме обучения по основным образовательным программам в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, в том числе в иностранных организациях, расположенных за пределами территории Российской Федерации, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет или дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца старше этого возраста, если они до достижения возраста 18 лет стали инвалидами. При этом братья, сестры и внуки умершего кормильца признаются нетрудоспособными членами семьи при условии, что они не имеют трудоспособных родителей;

2) один из родителей или супруг либо дедушка, бабушка умершего кормильца независимо от возраста и трудоспособности, а также брат, сестра либо ребенок умершего кормильца, достигшие возраста 18 лет, если они заняты уходом за детьми, братьями, сестрами или внуками умершего кормильца, не достигшими 14 лет и имеющими право на страховую пенсию по случаю потери кормильца в соответствии с пунктом 1 настоящей части, и не работают;

3) родители и супруг умершего кормильца, если они достигли возраста 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины) (с учетом положений, предусмотренных приложением 6 к настоящему Федеральному закону) либо являются инвалидами;

4) дедушка и бабушка умершего кормильца, если они достигли возраста 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины) (с учетом положений, предусмотренных приложением 6 к настоящему

Федеральному закону) либо являются инвалидами, при отсутствии лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации обязаны их содержать.

Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

Иждивение детей умерших родителей предполагается и не требует доказательств, за исключением указанных детей, объявленных в соответствии с законодательством Российской Федерации полностью дееспособными или достигших возраста 18 лет.

Нетрудоспособные родители и супруг умершего кормильца, не состоявшие на его иждивении, имеют право на страховую пенсию по случаю потери кормильца, если они, независимо от времени, прошедшего после его смерти, утратили источник средств к существованию.

Нетрудоспособные члены семьи умершего кормильца, для которых его помощь была постоянным и основным источником средств к существованию, но которые сами получали какую-либо пенсию, имеют право перейти на страховую пенсию по случаю потери кормильца.

Таким образом выводы суда основаны на положениях статьи 10 Федерального закона от 28 декабря 2013г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" и соответствуют установленным по делу обстоятельствам, так как истец не относится к числу лиц, которые с учётом данной нормы признаются нетрудоспособными, имеющими право на назначение пенсии пор потере кормильца.

Доводы заявителя кассационной жалобы не подтверждают нарушений норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому они не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

При таких данных судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы ФИО1

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Промышленного районного суда г. Самары от 20 мая 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ФИО1 - без удовлетворения.

 

Председательствующий Т.В. Ившина

 

Судьи Н.В. Бросова

С.А. Семенцев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.