Определение СК по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 04 декабря 2019 г. по делу N 8Г-369/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

Председательствующего Пискуновой М.В, судей Костюниной Н.В, Никоновой О.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Болдыревой П.К. на решение Советского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 27 февраля 2019 г, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 16 мая 2019 г. по гражданскому делу N 2-11/2019 по иску Болдыревой П.К. к Заглядину Е.Р. об установлении смежной границы между земельными участками, по встречному иску Заглядина Е.Р. к Болдыревой П.К. об исключении из Единого государственного реестра недвижимости сведений о земельном участке, по иску Заглядина Е.Р. к Болдыревой П.К. об устранении препятствий в пользовании недвижимым имуществом путем обязания снести самовольную постройку.

Заслушав доклад судьи Пискуновой М.В, объяснения Болдыревой П.К, её представителей - Гаврилова Артема Михайловича и Болдырева Дмитрия Александровича, действующих по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ в поддержание доводов кассационной жалобы, полученные посредством использования систем видеоконференц-связи, обеспеченной Ново-Савиновском районным судом г. Казани Республики Татарстан, проверив материалы дела, судебная коллегия, УСТАНОВИЛА:

Решением Советского районного суда г. Казани от 27 февраля 2019 г. иск Болдыревой П.К. к Заглядину Е.Р. об установлении смежной границы земельного участка удовлетворен частично.

Установлено местоположение смежной границы земельного участка с кадастровым номером N и земельного участка с кадастровым номером N по координатам характерных точек земельного участка с кадастровым номером N, внесенных в Единый государственный реестр недвижимости.

В удовлетворении встречного иска Заглядина Е.Р. об исключении сведений о земельном участке с кадастровым номером N отказано.

Иск Заглядина Е.Р. к Болдыревой П.К. об устранении препятствий в пользовании земельным участком путем обязания снести самовольную постройку удовлетворен.

Болдырева П.К. обязана в течение трех месяцев с даты вступления решения суда в законную силу за свой счет демонтировать хозяйственную постройку, возведенную на смежной границе земельного участка с кадастровым номером N и земельного участка с кадастровым номером N.

В случае неисполнения Болдыревой П.К. решения суда в установленный судом срок предоставить Заглядину Е.Р. право демонтировать хозяйственную постройку с взысканием расходов с Болдыревой П.К.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 16 мая 2019 г. решение Советского районного суда г. Казани от 27 февраля 2019 г. оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Болдырева П.К. просит отменить принятые по делу судебные акты, постановить новое решение, которым иск удовлетворить, в удовлетворении встречного иска Заглядина Е.Р. отказать.

В судебное заседание, проведенное с использованием систем ВКС, не явились Заглядин Е.Р, представители третьих лиц - Управление Росреестра по Республике Татарстан, Комитета земельных и имущественных отношений ИКМО г. Казани, извещены о времени и месте рассмотрения дела по указанным в материалах дела адресам проживания и нахождения.

В силу положений статьи 167, части 5 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого апелляционного определения.

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при вынесении обжалуемых судебных актов судом первой и апелляционной инстанций не допущено.

Из материалов дела следует, что Болдырева П.К. обратилась в суд с иском к Заглядину Е.Р, указав, что при проведении кадастровых работ с целью уточнения местоположения границ принадлежащего ей земельного участка с кадастровым номером N, площадью "данные изъяты" кв.м, расположенного по адресу: "адрес", выявлена реестровая ошибка - координаты поворотных точек принадлежащего Заглядину Е.Р. смежного земельного участка с кадастровым номером N, расположенного по адресу: "адрес", по их фактическому расположению отличаются от координат, имеющихся в Едином государственном реестре недвижимости.

Ссылаясь на то, что Заглядин Е.Р. отказался согласовать местоположение смежной границы по координатам, указанным в межевом плане от ДД.ММ.ГГГГ, что является препятствием для уточнения местоположения границ земельного участка с кадастровым номером N, Болдырева П.К, с учетом уточнения, просила суд об установлении смежной границы между земельным участком, расположенным по адресу: "адрес", с кадастровым номером N, и земельным участком, расположенным по адресу: "адрес", с кадастровым номером N, по варианту, указанному в приложениях N, N к заключению эксперта акционерного общества "Бюро технической инвентаризации Республики Татарстан".

Не согласившись с исковыми требованиями Болдыревой П.К, Заглядин Е.Р. обратился со встречным иском, в котором просил исключить из Единого государственного реестра недвижимости сведения о земельном участке с кадастровым номером N, ссылаясь на то, что Болдырева П.К. не подтвердила факт принадлежности ей земельного участка с кадастровым номером N, а затем с иском об устранении препятствий в пользовании земельным участком путем сноса самовольной постройки, ссылаясь на то, что Болдырева П.К. снесла забор, расположенный на смежной границе между земельными участками с кадастровыми номерами N и N без согласования, возвела хозяйственную постройку, частично захватив принадлежащий ему земельный участок, чем нарушает его права.

Определением Советского районного суда г. Казани от 18 января 2019 г. указанные гражданские дела объединены в одно производство.

Согласно части 8 статьи 22 Федерального закона "О государственной регистрации недвижимости" от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ местоположение границ земельного участка устанавливается посредством определения координат характерных точек таких границ, то есть точек изменения описания границ земельного участка и деления их на части.

В силу части 10 статьи 22 указанного Федерального закона при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа исходя из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае отсутствия в документах сведений о местоположении границ земельного участка его границами считаются границы, существующие на местности пятнадцать лет и более и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Частью 3 статьи 61 Федерального закона "О государственной регистрации недвижимости" реестровая ошибка - воспроизведенная в Едином государственном реестре недвижимости ошибка, содержащаяся в межевом плане, техническом плане, карте-плане территории или акте обследования, возникшая вследствие ошибки, допущенной лицом, выполнившим кадастровые работы, или ошибка, содержащаяся в документах, направленных или представленных в орган регистрации прав иными лицами и (или) органами в порядке информационного взаимодействия, а также в ином порядке, установленном настоящим Федеральным законом (далее - реестровая ошибка), подлежит исправлению по решению государственного регистратора прав в течение пяти рабочих дней со дня получения документов, в том числе в порядке информационного взаимодействия, свидетельствующих о наличии реестровых ошибок и содержащих необходимые для их исправления сведения, либо на основании вступившего в законную силу решения суда об исправлении реестровой ошибки. Исправление реестровой ошибки осуществляется в случае, если такое исправление не влечет за собой прекращение, возникновение, переход зарегистрированного права на объект недвижимости.

Исследовав обстоятельства пользования сторонами указанными выше земельными участками, установленные землеустроительной экспертизой, проведенной на основании определения Советского районного суда г. Казани от 14 августа 2018 г, проведение которой поручено экспертам АО "Бюро технической инвентаризации Республики Татарстан", оценив ее выводы, подтвержденные экспертом в судебном заседании, согласно которым фактическая смежная граница между земельными участками истца и ответчика определена по расположенному в этой части хозяйственному строению, учитывая, что истцом не представлено доказательств о соответствии местоположения смежной границы земельных участков по стене хозяйственной постройки и ее существовании в этом месте пятнадцать и более лет (на январь 2002 г. установлено иное местоположение смежной границы между земельными участками), суд пришел к выводу о необходимости установления местоположения смежной границы земельного участка с кадастровым номером N и земельного участка с кадастровым номером N по координатам характерных точек земельного участка с кадастровым номером N, внесенным в Единый государственный реестр недвижимости.

Основываясь на положениях статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные или созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные или созданные без получения на это необходимых в силу закона согласований, разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, если разрешенное использование земельного участка, требование о получении соответствующих согласований, разрешений и (или) указанные градостроительные и строительные нормы и правила установлены на дату начала возведения или создания самовольной постройки и являются действующими на дату выявления самовольной постройки, принимая во внимание возведение истцом хозяйственной постройки на территории земельного участка Заглядина Е.Р. без его разрешения, суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении требований Заглядина Е.Р. к Болдыревой П.К. об устранении препятствий в пользовании земельным участком путем обязания демонтировать самовольную постройку.

Довод кассационной жалобы о том, что судом не дана оценка выводам судебной экспертизы о наличии реестровой ошибки при уточнении границ земельного участка ответчика и об отсутствии со стороны истца захвата участка ответчика, не может быть принят во внимание, поскольку, как отмечено судом апелляционной инстанции, с учетом данных за 2002 г. указанные обстоятельства опровергаются имеющимися в материалах дела доказательствами.

При этом, выводы экспертного заключения о наличии реестровой ошибки в отношении земельного участка, принадлежащего ответчику определены при разрешении вопроса о наличии захвата части используемых участков сторонами при сопоставлении планов границ участков со сведениями, отраженными в генплане от ДД.ММ.ГГГГ, соответствующим сведениям о границах участка ответчика, отраженных в схеме расположения земельных участков от ДД.ММ.ГГГГ (т. 4 л.д. 34-41). Обстоятельства несоответствия местоположения смежной границы с границами, установленными по межеванию участка ответчика, сами по себе не подтверждают наличие реестровой ошибки при проведении землеустроительных работ в отношении земельного участка с кадастровым номером N в 2002 году.

Указание в жалобе на отсутствие в судебных актах оценки вывода эксперта об отсутствии захвата истцом земельного участка ответчика, несостоятельно в силу изложения судом апелляционной инстанции соответствующих мотивов в апелляционном определении.

Ссылка в жалобе на то, что судами не принято во внимание, что согласование границ земельных участков в 2002 г. происходило по не установленным координатам, а по фактическому использованию, что осталось неизменно, также не может быть принята во внимание, поскольку, как обоснованно на это указано в апелляционном определении, Болдырева П.К. не представила относимых и допустимых доказательств соответствия местоположения смежной границы земельных участков по стене хозяйственной постройки истца и ее существования в этом месте на момент проведения межевания участка ответчика, так и на протяжении пятнадцати и более лет.

Из материалов дела следует, что право собственности истца на земельный участок площадью "данные изъяты" кв.м возникло на основании решения Советского районного суда г. Казани от 26 мая 2015 г, которым также признано право собственности на земельный участок площадью "данные изъяты" кв.м за ФИО7, являющейся сособственником в праве общей долевой собственности на жилой дом, расположенный по адресу: "адрес". При этом, сведений о границах земельных участков, на которые признано право собственности, решение суда не содержит. Графических материалов, позволяющих индивидуализировать местоположение земельного участка истца на момент принятия решения, не имеется.

Довод жалобы о том, что при определении местоположения границ земельных участков нарушены нормы материального права, также не может являться основанием к отмене постановленных по делу судебных актов. Заявителем жалобы указано, что факт наличия или отсутствия в течение более 15 лет хозяйственной постройки не имел в данном случае правового значения поскольку на участок истца имелся документ, определяющий местоположение его границ - Генплан от ДД.ММ.ГГГГ

Согласно положениям Градостроительного кодекса Российской Федерации, генеральный план включает в себя: положение о территориальном планировании; карту планируемого размещения объектов местного значения поселения или городского округа; карту границ населенных пунктов (в том числе границ образуемых населенных пунктов), входящих в состав поселения или городского округа; карту функциональных зон поселения или городского округа. Таким образом, к функциям генерального плана определение границ конкретных земельных участков отнести нельзя.

Кроме того, первоначально заявляя требования об определении местоположения границ земельного участка площадью "данные изъяты" кв.м согласно межевому плану от ДД.ММ.ГГГГ, существующих, по мнению заявителя жалобы в 2002 году на момент проведения межевания границ участка ответчика, истцом приложен межевой план от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому ею согласовывались границ участка площадью "данные изъяты" кв.м, т.е. отличной от заявленной в иске. При уточнении исковых требований, представитель истца в судебном заседании 27 февраля 2019 г. просила установить смежную границу между земельными участками по варианту, указанному в приложениях N, N к заключению эксперта АО "БТИ Республика Татарстан" при котором площадь образуемого земельного участка увеличится до N кв.м. Сведений о причинах изменения площади участка по фактическому его использованию за незначительный период времени, материалы дела не содержат.

При этом, ссылка в жалобе на то, что истцом используется часть земельного участка общей площадью N кв.м, находящегося в муниципальной собственности г. Казани, что не нарушает прав ответчика, не может быть принят во внимание, поскольку данное обстоятельство не имеет правового значения для разрешения настоящего спора относительно смежной границы между участками сторон.

Выводы судов первой и апелляционной инстанции об установлении спорной границы по данным кадастрового учета основаны на исследованных графических материалах, подтверждающих указанные выше границы участка ответчика на момент его формирования.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 379.5, 379.6, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Советского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 27 февраля 2019 г, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 16 мая 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Болдыревой П.К. - без удовлетворения.

 

Председательствующий М.В. Пискунова

 

Судьи Н.В. Костюнина

О.И. Никонова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.