Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 16 декабря 2019 г. по делу N 8Г-570/2019

 

Судья Шестого кассационного суда общей юрисдикции Никонова О.И., рассмотрев кассационную жалобу Октябрьского городского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан и кассационную жалобу Лукьяновой Оксаны Владимировны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 июля 2019 г. по материалу N13-345/2019 по заявлению Лукьяновой Оксаны Владимировны о прекращении исполнительного производства, УСТАНОВИЛА:

Лукьянова О.В. обратилась в Октябрьский городской суд Республики Башкортостан с заявлением о прекращении исполнительного производства указав, что 23 марта 2017 г. возбуждено исполнительное производство N об обязании снести незаконно возведенные объекты недвижимости, привести в первоначальное состояние нежилой объект недвижимости, общей площадью "данные изъяты", на цокольном этаже, номера на поэтажном плане N, расположенный по адресу: "адрес", в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от 09 февраля 2010 года "адрес" и техническим паспортом объекта недвижимости от 19 июня 2009 года, имевшегося до начала незаконной реконструкции помещения. Взыскателем выступает прокуратура г. Октябрьский Республики Башкортостан.

На основании постановленного судом решения в отношении Лукьяновой О.В. неоднократно возбуждались исполнительные производства с требованием осуществить снос незаконно возведенного объекта, которые окончены на основании пункта 2 части 1 статьи 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Судебный пристав-исполнитель в рамках исполнительного производства обращался в суд с заявлением о замене стороны правопреемником Купцовой Х.А, с заявлением о разъяснении положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения, с заявлением о прекращении исполнительного производства. Однако судом отказано в удовлетворении данных заявлений. Взыскатель ФИО3 умерла. Лукьянова О.В. осуществила реконструкцию и перепланировку нежилого помещения, с согласия администрации городского округа г. Октябрьский Республики Башкортостан, получив для этого необходимые разрешительные документы на строительство двух пристроев и перепланировку, а также реконструкцию нежилого помещения. На основании правоустанавливающих документов Лукьянова О.В. зарегистрировала право собственности на реконструируемый и перепланированный объект недвижимости помещение, назначение: нежилое, общая площадь "данные изъяты", кадастровый номер N. Объект недвижимости- нежилое помещение общей площадью "данные изъяты" кадастровый номер N снят с государственного технического учета в связи с прекращением существования объекта учета и постановкой на учет нежилого помещения цокольного этажа 9-этажного жилого дома, расположенного по адресу: "адрес", общей площадью "данные изъяты", после проведения внутренней перепланировки в литера А и строительства пристроев А3, А4. Впоследствии спорный объект недвижимости продан Купцовой Х.А. Ссылаясь на то, что в настоящее время возможность исполнения решения суда утрачена, Лукьянова О.В. просила прекратить исполнительное производство N.

Определением Октябрьского городского суда Республики Башкортостан от 15 мая 2019г. заявление Лукьяновой О.В. удовлетворено, прекращено исполнительное производство N от 23 марта 2017г, возбужденное в отношении должника Лукьяновой О.В. на основании исполнительного листа N, выданного 22 февраля 2012 г. Октябрьским городским судом Республики Башкортостан по делу N2-1969/2011.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 июля 2019г. определение Октябрьского городского суда Республики Башкортостан от 15 мая 2019г. отменено, Лукьяновой О.В. отказано в удовлетворении заявления о прекращении исполнительного производства.

В кассационных жалобах Лукьянова О.В. и представитель Октябрьского городского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан просят отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 июля 2019г, определение Октябрьского городского уда Республики Башкортостан от 15 мая 2019г. оставить без изменения. В обоснование доводов жалобы заявители указывают, что возможность применения мер принудительного исполнения у судебного пристава-исполнителя в рамках исполнительного производства N отсутствует, объект являвшийся предметом спора прекратил свое существование.

В силу части 10 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационные жалоба, представление на вступившие в законную силу судебные приказы, решения мировых судей и апелляционные определения районных судов, определения мировых судей, районных судов и вынесенные по результатам их обжалования определения, решения и определения судов первой и апелляционной инстанции, принятые по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются в суде кассационной инстанции судьей единолично без проведения судебного заседания.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационных жалоб, суд кассационной инстанции приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанцией, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (пункт 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Таких оснований для пересмотра, обжалуемого заявителями судебного акта в кассационном порядке по доводам кассационных жалоб, не установлено.

Судами установлено, что решением Октябрьского суда Республики Башкортостан от 01 декабря 2011 г. удовлетворен иск прокурора г. Октябрьский Республики Башкортостан в интересах Шалониковой Т.С, муниципального образования городского округа г. Октябрьский к Лукьяновой О.В. о прекращении незаконного пользования земельными участками и сносе незаконно возведенных построек.

Из материалов дела усматривается, что на основании постановленного судом решения в отношении Лукьяновой О.В. неоднократно были возбуждены исполнительные производства (N от 15 марта 2012 г, N от 22 января 2015г, N, N) с требованием снести незаконно возведенные объекты недвижимости и привести в первоначальное состояние нежилой объект недвижимости, общей площадью "данные изъяты" на цокольном этаже, номера на поэтажном плане N, расположенного по адресу: "адрес", в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от 09 февраля 2010 N и техническим паспортом объекта недвижимости инвентарный N от 19 июня 2009 года, имевшееся до начала незаконной реконструкции помещения, кроме того прекратить незаконное использование земельного участка, площадью "данные изъяты", под строительство объекта недвижимости, примыкающего к стене жилого дома "адрес" с северной стороны и расположенного на придомовой территории жилого "адрес", имеющего координатные точки согласно исполнительного листа, освободив земельные участки, восстановив первоначальное состояние почвы.

Указанные исполнительные производства окончены на основании пункта 2 части 1 статьи 46 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Установлено также, что ранее Лукьянова О.В. обращалась в суд с заявлениями о приостановлении исполнительного производства, об утверждении мирового соглашения в исполнительном производстве, прекращении исполнительного производства, которые определениями Октябрьского городского суда Республики Башкортостан оставлены без удовлетворения.

На основании постановления судебного пристава-исполнителя от 22 января 2015 года возбуждено исполнительное производство N в отношении должника Лукьяновой О.В. на основании исполнительного документа N от 22 февраля 2012 года.

Определением Октябрьского городского суда Республики Башкортостан от 08 июня 2015 года судебному приставу-исполнителю отказано в удовлетворении заявления о замене стороны исполнительного производства правопреемником.

Определением Октябрьского городского суда РБ от 21 сентября 2015 года судебному приставу-исполнителю отказано в разъяснении положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения.

12 апреля 2016г. определением Октябрьского городского суда Республики Башкортостан судебному приставу-исполнителю отказано в удовлетворении заявления о прекращении исполнительного производства в отношении Лукьяновой О.В.

Из материалов дела также следует, что 23 марта 2017 г. на основании исполнительного листа N от 22 февраля 2012 г. судебным приставом вновь возбуждено исполнительное производство, предметом исполнения которого является: обязать Лукьянову О.В. снести незаконно возведенные на земельных участках объекты недвижимости, привести в первоначальное состояние нежилой объект недвижимости, общей площадью "данные изъяты" на цокольном этаже, номера на поэтажном плане N расположенного по адресу: "адрес", в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от 09 февраля 2010 N "адрес" и техническим паспортом объекта недвижимости инвентарный N от 19 июня 2009 года, имевшееся до начала незаконной реконструкции помещения. О прекращении данного исполнительного производства заявлено Лукьяновой О.В.

Таким образом, до настоящего времени решение Октябрьского городского суда Республики Башкортостан от 01 декабря 2011 г. не исполнено.

Согласно части 2, 3 статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение судебного постановления, а равно иное проявление неуважения к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом.

На основании пункта 1 статьи 439 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации исполнительное производство прекращается судом в случаях, предусмотренных Федеральным законом "Об исполнительном производстве".

В соответствии с пунктами 1, 2 части 1 статьи 43 Федерального закона "Об исполнительном производств" исполнительное производство прекращается судом в случаях: 1) смерти взыскателя-гражданина (должника-гражданина), объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, если установленные судебным актом, актом другого органа или должностного лица требования или обязанности не могут перейти к правопреемнику и не могут быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства; 2) утраты возможности исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий).

По смыслу указанной статьи, прекращение исполнительного производства допускается в случае возникновения на стадии исполнительного производства объективных и неустранимых обстоятельств, делающих невозможным дальнейшее принудительное исполнение требований исполнительного документа.

Таким образом, для прекращения исполнительного производства должен быть установлен факт возникновения реальной утраты возможности исполнения исполнительного документа, и отсутствие возможности его исполнения любыми способами.

Удовлетворяя заявление Лукьяновой О.В. о прекращении исполнительного производства, суд первой инстанции с учетом представленного заявителем технического заключения N от 2010 г. пришел к выводу о том, что в настоящее время возможность исполнения исполнительного документа отсутствует, поскольку объект недвижимости по указанному исполнительному производству снят с регистрационного учета, прекратил свое существование. Кроме того, в настоящее время спорный объект соответствует градостроительным нормам и правилам, на него зарегистрировано право собственности Купцовой Х.А.

Суд апелляционной инстанции с указанным выводом не согласился, пришел к выводу о том, что определение суда постановлено с существенным нарушением норм материального и процессуального права, отменил постановленное определение и отказал Лукьяновой в удовлетворении заявления о прекращении исполнительного производства.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая Лукьяновой О.В. в удовлетворении заявления суд апелляционной инстанции правомерно исходил из того, что техническое заключение, представленное заявителем и подготовленное по её инициативе, не является безусловным основанием для прекращения исполнительного производства, поскольку иных доказательств, подтверждающих невозможность исполнения и утрату возможности исполнения исполнительного документа не представлено.

Так сведений об исполнении решения суда, об отзыве исполнительных листов, либо об окончании исполнительных производств в связи с добровольным исполнением решения суда в деле не имеется.

Обстоятельства указанные Лукьяновой О.В, а именно прекращение существования объекта недвижимости до реконструкции, получение разрешения на строительство и разрешения на ввод объекта в эксплуатацию вновь образованного нежилого помещения, наличие зарегистрированного права собственности за Купцовой Х.А. на реконструированный объект недвижимости, обоснованно не приняты апелляционным судом во внимание.

Представленное техническое заключение N от 2010 года и положительное заключение государственной экспертизы N от 4 июня 2013г. по результатам изучения проектной документации перепланировки и внешнего оформления фасада, устройства входной группы и благоустройства прилегающей территории помещения, достоверно не подтверждают доводов о том, что самовольно возведённый объект, подлежащий сносу на основании решения суда, прекратил свое существование, при этом существующее в настоящее время строение возведено вместо самовольных объектов и в соответствии с действующим законодательством.

Достоверных и допустимых доказательств, подтверждающих доводы заявления о прекращении исполнительного производства в материалы дела, не представлено.

Кроме того, не имеется доказательств тому, что требования по исполнительным листам не могут перейти к правопреемнику умершего взыскателя.

При изложенных обстоятельствах, является правильным вывод судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан о том, что у суда отсутствовали правовые основания для прекращения исполнительного производства по представленным заявителем доказательствам.

Оснований не согласиться с указанным выводом не имеется, поскольку он сделан при правильном применении норм материального и процессуального права.

Доводы, приведенные Октябрьским городским отделом судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан и Лукьяновой О.В. в кассационных жалобах, по сути, выражают несогласие с оценкой установленных судом апелляционной инстанции фактических обстоятельств и доказательств по делу, что в силу статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерация не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах, основания, предусмотренные статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены обжалуемых заявителем судебных постановлений по доводам кассационных жалоб, отсутствуют.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационные жалобы Октябрьского городского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан и Лукьяновой Оксаны Владимировны - оставить без удовлетворения.

 

Судья О.И. Никонова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.