Определение Пятого кассационного суда общей юрисдикции от 16 января 2020 г. по делу N 8Г-1785/2019

 

N 88-1281/2019

N дела 2-526/2019

в суде первой инстанции

16 января 2020 года г. Пятигорск

Пятый кассационный суд общей юрисдикции в составе судьи Иващенко В.Г, рассмотрев гражданское дело по иску АО "Московская акционерная страховая компания" к Мусаеву Загиру Ахмедовичу о возмещении ущерба в порядке регресса, по кассационной жалобе Абасова Магомеда Ахмедовича - представителя Мусаева Загира Ахмедовича, на решение мирового судьи судебного участка N 47 Буйнакского района Республики Дагестан от 29 мая 2019 года и на апелляционное определение Буйнакского районного суда Республики Дагестан от 26 августа 2019 года, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, установил:

АО "Московская акционерная страховая компания" обратилось к Мусаеву З.А. о возмещении ущерба в порядке регресса в размере 50000 рублей.

В обоснование исковых требований АО "МАКС" указало на то, что 21 января 2018 года по вине ответчика произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого причинены механические повреждения автомобилю ВАЗ 217050, с государственным регистрационным знаком N, принадлежащего ФИО5 Гражданская ответственность виновника дорожно-транспортного происшествия была застрахована в АО "МАКС", потерпевшего - в ООО "Согласие".

Потерпевший, реализуя свое право на прямое возмещение убытков, обратился в ООО "Согласие", которое от имени АО "МАКС" выплатило ему страховое возмещение в размере 50000 рублей. АО "МАКС", в порядке соглашения о прямом возмещении убытков перечислило ООО "Согласие" по данному страховому случаю 50000 рублей.

Поскольку ответчик своевременно не обратился в филиал АО "МАКС", а также не направил иными средствами связи экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии, истец полагал, что в соответствии пунктом "ж" статьи 14 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об ОСАГО", у него возникло право регрессного требования к виновнику дорожно-транспортного происшествия о взыскании выплаченной суммы страхового возмещения.

Решением мирового судьи судебного участка N 47 Буйнакского района Республики Дагестан от 29 мая 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением Буйнакского районного суда Республики Дагестан от 26 августа 2019 года, исковые требования АО "МАКС" удовлетворены.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене вынесенных по делу судебных постановлений, ввиду существенных нарушений норм материального и процессуального права.

В соответствии с частью 10 статьи 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба рассмотрена судом кассационной инстанции судьей единолично без проведения судебного заседания.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судебными инстанциями при рассмотрении данного дела допущено не было.

Разрешая заявленные требования, мировой судья признал исковые требования обоснованными, исходил из установленного факта того, что ответчиком экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия страховщику не направлен, в связи с чем пришёл к выводу о правомерности предъявления АО "МАКС" регрессных требований к причинителю вреда, взыскал с ответчика сумму выплаченного страхового возмещения в размере 50000 рублей. Апелляционная инстанция согласилась с решением мирового судьи.

Выводы судебных инстанций являются правильными, основанными на законе и материалах дела.

Согласно подпункту "ж" пункта 1 статьи 14 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", к страховщику, осуществившему страховое возмещение, переходит право требования потерпевшего к лицу, причинившему вред, в размере осуществленного потерпевшему страхового возмещения, если указанное лицо в случае оформления документов о дорожно-транспортном происшествии без участия уполномоченных на то сотрудников полиции не направило страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, экземпляр заполненного совместно с потерпевшим бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней со дня дорожно-транспортного происшествия.

Обстоятельством, имеющим значение по данному делу, является факт исполнения ответчиком указанной выше обязанности. Это обстоятельство судебными инстанциями установлено.

Как видно из материалов дела доказательств, подтверждающих исполнение возложенной на него законом обязанности по направлению извещения, ответчик суду не представил.

Согласно абзацу 2 пункта 76 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 года N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" основанием для отказа в удовлетворении требований страховщика, осуществившего страховое возмещение, о взыскании с причинителя вреда денежной суммы в размере осуществленного страхового возмещения на основании подпункта "ж" пункта 1 статьи 14 Закона об ОСАГО является признание судом причин пропуска причинителем вреда пятидневного срока для направления в адрес страховщика, застраховавшего его гражданскую ответственность, бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии уважительными (например, тяжелая болезнь или другие не зависящие от лица обстоятельства, в силу которых оно было лишено возможности исполнить свою обязанность).

Между тем, в ходе рассмотрения дела Мусаев З.А. не ссылался на наличие уважительных причин, которые препятствовали бы ему своевременно направить бланк извещения в страховую компанию, такие причины судебными инстанциями не установлены.

Оснований не согласиться с выводами судебных инстанций не имеется, поскольку согласно пункту 2 статьи 11.1 Закона об ОСАГО, на период страхования, возникновения спорных правоотношений и обращения страховой компании с иском в суд, в случае оформления документов о ДТП без участия уполномоченных на то сотрудников полиции бланк извещения о ДТП, заполненный в двух экземплярах водителями причастных к ДТП транспортных средств, направляется этими водителями страховщикам, застраховавшим их гражданскую ответственность, в течение пяти рабочих дней со дня ДТП.

Таким образом, из буквального толкования изложенной нормы усматривается, что обязанность представить страховщику извещение о ДТП вменяется всем участникам ДТП. При этом, представление такого извещения одним участником ДТП не освобождает другого от исполнения возложенной на него Законом об ОСАГО обязанности.

Кроме того, предусмотренный пунктом "ж" части 1 статьи 14 Закона об ОСАГО переход к страховщику права требования от виновника дорожно-транспортного происшествия выплаченной потерпевшему суммы причиненного ущерба в случае не направления виновником страховщику второго экземпляра бланка извещения о дорожно-транспортном происшествии в течение пяти рабочих дней, не находится в зависимости от факта осведомленности страховой компании об обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия.

Доводы кассационной жалобы о том, что 1 мая 2019 года пункт "ж" части 1 статьи 14 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", утратил силу, не может повлечь отмену обжалуемых судебных актов, поскольку в силу части 2 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу.

Доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения первой и апелляционной инстанции, сводятся к переоценке установленных судами фактических обстоятельств и оценке доказательств по делу, а также к несогласию с принятым решением, что не может являться основанием для пересмотра обжалуемых судебных актов в кассационном порядке.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определил:

решение мирового судьи судебного участка N 47 Буйнакского района Республики Дагестан от 29 мая 2019 года и апелляционное определение Буйнакского районного суда Республики Дагестан от 26 августа 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Абасова Магомеда Ахмедовича - представителя Мусаева Загира Ахмедовича - без удовлетворения.

Отменить приостановление исполнения решения мирового судьи судебного участка N 47 Буйнакского района Республики Дагестан от 29 мая 2019 года.

 

Судья Пятого кассационного

суда общей юрисдикции В.Г. Иващенко

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.