Постановление Первого кассационного суда общей юрисдикции от 17 января 2020 г. по делу N 16-118/2020-

 

Председатель Первого кассационного суда общей юрисдикции Н.Н. Подкопаев, рассмотрев жалобу защитника Гросс А.Э., действующего в интересах Амзину А.Г., на постановление мирового судьи судебного участка N 67 Каширского судебного района Московской области от 19 февраля 2019 года и решение судьи Каширского городского суда Московской области от 27 июня 2019 года, вынесенные в отношении Амзина А.Г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

Постановлением мирового судьи судебного участка N 67 Каширского судебного района Московской области от 19 февраля 2019 года, оставленным без изменения решением судьи Каширского городского суда Московской области от 27 июня 2019 года, Амзин А.Г. признан виновным и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев по ч.1 ст.12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за то, что 6 марта 2018 года в 07 час. 45 мин. в нарушение п.2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утверждённых Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации, запрещающих водителю транспортного средства управлять автомобилем в состоянии (алкогольного, наркотического или иного) опьянения, на "адрес", управлял автомобилем "Киа Спектра", государственный регистрационный знак N, в состоянии наркотического опьянения.

В жалобе защитник Гросс А.Э. просит отменить состоявшиеся судебные акты, мотивируя это тем, что материалы административного дела не содержат допустимых доказательств, подтверждающих наличие оснований для направления Амзина А.Г. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Ссылается на то, что в деле имеются противоречия, которые должным образом не оценены и не устранены: в протоколе об административном правонарушении от 14 марта 2018 года указано, что Амзин А.Г. 6 марта 2018 года в "адрес" управлял транспортным средством "Киа Спектра", государственный регистрационный знак N, в состоянии наркотического опьянения, в то же время в постановлении инспектора ДПС от 2 мая 2018 года о прекращении дела об административном правонарушении указано другое время и место совершения правонарушения - 6 марта 2018 года в 07 час. 40 мин, "адрес". Протокол о направлении на медицинское освидетельствование и протокол об отстранении от управления транспортным средством являются недопустимыми доказательствами, поскольку в протоколе об отстранения от управления транспортным средством не отражены основания отстранения от управления транспортным средством, а также указаны недостоверные сведения о месте и времени отстранения от управления транспортным средством; в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование не указаны признаки опьянения. Обращает внимание на то, что в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование были внесены дополнения, в части указания признаков опьянения и оснований направления на медицинское освидетельствование, при этом указанные изменения не были надлежащим образом заверены сотрудником ДПС с отметкой ознакомления с ними Амзина А.Г.

Считает, что судебное разбирательство было несправедливым, поскольку судом принимались во внимание лишь те доказательства, которые уличали Амзина А.Г. в совершённом правонарушении, а доказательства его невиновности необоснованно отвергались, как необоснованно отклонено и его ходатайство о допросе понятого ФИО6

Рассмотрев материалы дела и доводы жалобы, считаю, что оснований для её удовлетворения не имеется.

Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475 с изменениями от 10.09.2016 года N 904.

Основанием для направления Амзина А.Г. 6 марта 2018 года в 07 час. 45 мин. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения явился его отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, что согласуется с подпунктом "а" пункта 10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утверждённых Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475 в редакции от 10 сентября 2016 года за N 904 (далее - Правила).

В соответствии с примечанием к статье 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, административная ответственность по указанной статье наступает в случае обнаружения наркотических либо психотропных веществ в организме человека.

Освидетельствование Амзина А.Г. на состояние опьянения проведено в медицинском учреждении врачом психиатром-наркологом ФИО7 на основании направления должностного лица, которому представлено право государственного контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, с отражением результатов в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения, что согласуется с требованиями пункта 10, 15, 17 Правил.

Согласно акту медицинского освидетельствования от 6 марта 2018 года N 76 в результате лабораторного исследования биологического объекта обнаружено вещество "11-нор-9-карбокси-9-тетрагидроканнабинол", которое является наркотическим средством.

Эти обстоятельства подтверждаются: протоколом об административном правонарушении (л.д. 2, т.1); показаниями свидетеля ФИО7, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, составленным в связи с отказом Амзина А.Г. от прохождения освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 3, т.1); актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения N 76 (л.д. 6, т.1), другими доказательствами, приведёнными в постановлении суда, которым дана надлежащая оценка.

Оценив приведённые доказательства в совокупности с материалами дела, судебные инстанции обоснованно пришли к выводу о виновности Амзина А.Г. в совершённом правонарушении и верно квалифицировали его действия по ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вопреки утверждениям, содержащимся в жалобе, судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями действующего законодательства и было направлено на всестороннее, полное и объективное выяснение всех обстоятельств по делу.

Судом были созданы необходимые условия для реализации Амзиным А.Г. своих прав.

В ходе судебного разбирательства тщательно выяснялись доводы, выдвинутые Амзиным А.Г. в свою защиту, в том числе и то, что в деле об административном правонарушении отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие законных оснований для направления Амзина А.Г. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

В опровержение указанных доводов, судебные инстанции обоснованно сослались на показания свидетеля ФИО8, который утверждал, что Амзину А.Г. на месте в присутствии двух понятых предлагалось пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, от прохождения освидетельствования на месте на состояние алкогольного опьянения он отказался. В связи с отказом от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Амзин А.Г. направлен на медицинское освидетельствование, в ходе которого в организме Амзина А.Г. обнаружены наркотические средства.

О том, что у Амзина А.Г. имелись внешние признаки опьянения, которые предоставляли должностному лицу, наделённому правом государственного контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства, предложить пройти Амзину А.Г. освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, а после отказа от освидетельствования на месте направить его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, свидетельствуют данные, содержащиеся в акте медицинского освидетельствования N 76 от 6 марта 2018 года, из которого видно, что у Амзина А.Г. имелась неустойчивая походка, нарушенная координация (неточное выполнение движений), быстрая речь, что согласуется с п. 3 Правил.

Принимая во внимание, что при наличии признаков опьянения Амзин А.Г. отказался от освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, акт освидетельствования с указанием признаков опьянения не составлялся, что согласуется с требования ч. 2 п. 9 Правил.

При этом из протокола N 50 МА 949562 от 6 марта 2018 года о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 3, т.1) следует, что основанием для направления на медицинское освидетельствование Амзина А.Г. явился его отказ пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. С данным протоколом Амзин А.Г. был ознакомлен, о чём собственноручно произвёл запись в нём.

Ссылка в жалобе, что в протоколе не отражены признаки опьянения, с которыми закон связывает возможность направления на медицинское освидетельствование, то они являются несущественными и не могут служить основанием для признания данного протокола недопустимым доказательством, поскольку в соответствии с п.4 ст. 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование должно быть отражено: время, место и основание направление на медицинское освидетельствование (отказ от прохождения от освидетельствования). Неточное отражение места составления протокола о направлении на медицинское освидетельствование не имело и не имеет никакого решающего значения для признания данного доказательства допустимым, так как с данным протоколом Амзин А.Г. был ознакомлен, что им и не отрицалось, в протоколе содержатся основания для направления на медицинское освидетельствование (отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения). Протокол подписан должностным лицом. На основании указанного протокола в дальнейшем проведено и медицинское освидетельствование Амзина А.Г, о чём имеется соответствующая запись врача в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения (л.д. 6, т.1).

Процедура направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения была соблюдена. До направления на медицинское освидетельствование на состояние опьянения сотрудником ГИБДД ФИО8 предложено Амзину А.Г. пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, от которого он отказался, о чём прямо в судебных заседаниях указал свидетель ФИО8, что и не оспаривается в данной жалобе. Не верить показаниям свидетеля ФИО8 у суда не имелось никаких оснований, поскольку ранее ФИО8 и Амзин А.Г. знакомы не были, в неприязненных отношениях не находились, более того, ФИО8 при даче показаний был предупреждён об административной ответственности за дачу ложных показаний. В своих показаниях изложил лишь те обстоятельства, участником которых он являлся, последовательно описывая процедуру, с которой связано направление Амзина А.Г. на медицинское освидетельствование. Более того показания свидетеля ФИО8 в судебном заседании подтверждены показаниями понятого ФИО9, сам Амзин А.Г. в целом не отрицал указанные обстоятельства, оспаривая лишь отдельные моменты, которые неправильно, либо неточно, по его мнению, отражены в протоколах.

Не может быть признан недопустимым доказательством и протокол об отстранении от управления транспортным средством по причине отсутствия указания в нём признаков опьянения.

Как следует из протокола об отстранении Амзина А.Г. от управления транспортным средством, составлен он с соблюдением требований ст. 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, основанием отстранения Амзина А.Г. от управления транспортным средством явились достаточные основания полагать, что он находился в состоянии опьянения. При этом ч. 4 ст. 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, определяющая сведения, которые должны быть в протоколе об отстранении от управления транспортным средством, не требует перечисления в данном протоколе признаков опьянения.

Не может являться основанием для признания недопустимым доказательством протокола об административном правонарушении от 14 марта 2018 года наличие иных сведений о времени управления транспортным средством, указанных в постановлении о прекращении дела об административном правонарушении от 2 мая 2018 года, вынесенном инспектором ГИБДД по факту причинения телесных повреждений пассажиру ФИО10, относящихся к событиям, связанным с привлечением в дальнейшем Амзина А.Г. к административной ответственности по данному делу за правонарушение по ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Поскольку принимая постановление о прекращении дела об административном расследовании по факту причинения телесных повреждений ФИО10, на которое имеется ссылка в жалобе (л.д. 17, т.1), инспектор ГИБДД ФИО11 не привёл доказательства, на основании которых он пришёл к выводу о совершении данного дорожно-транспортного происшествия в 7 часов 40 минут на 110 км, 650 м, а\д Кашира-Ненашево", не изложил доводы в обоснование принятого решения, а потому оснований для признания данного постановления преюдиционным по отношению к другим доказательствам, исследованным в судебном заседании и приведённым в протоколе об административном правонарушении, оснований не имеется. Более того, сам Амзин А.Г. при получении копии протокола об административном правонарушении, копии протокола об отстранении от управления транспортным средством, не оспаривал время и событие правонарушения, с которым проведено его медицинское освидетельствование и которое изложено в протоколе об административном правонарушении. Иного в материалах дела не имеется, не содержится этого и в жалобе, поданной в суд кассационной инстанции.

Что касается самого протокола об административном правонарушении от 14 марта 2018 года, то в нём зафиксированы сведения о лице, совершившем противоправное деяние, сформулировано вменяемое данному лицу обвинение, а также указаны иные сведения, предусмотренные действующим законодательством, которые необходимы для защиты интересов Амзина А.Г.

При таком положении считать протокол об административном правонарушении от 14 марта 2018 года недопустимым доказательством оснований не имеется.

Оценив указанные протоколы с другими доказательствами, судебные инстанции обоснованно признали их допустимыми доказательствами по делу и сослались в обоснование принятого решения в отношении Амзина А.Г.

Что касается доводов о вызове в судебное заседание и допроса в качестве свидетеля понятого ФИО6, который присутствовал при составлении административного материала, то необходимостью это не вызывалось, поскольку в деле имелись иные доказательства, которые бесспорно указывали на виновность Амзина А.Г. в совершённом правонарушении.

Иные доводы, содержащиеся в жалобе, являются несущественными, поскольку не ставят под сомнение выводы суда о виновности Амзина А.Г. в совершённом правонарушении и не влияют на меру наказания, назначенного ему судом.

Административное наказание назначено Амзину А.Г. в пределах, установленных санкцией части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с учётом характера совершённого правонарушения, личности виновного, обстоятельств совершения правонарушения, отсутствием смягчающих и отягчающих административную ответственность обстоятельств, а потому является справедливым.

Каких-либо существенных нарушений, которые повлияли или могли повлиять на законность принятых решений, допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 - 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановил:

постановление мирового судьи судебного участка N 67 Каширского судебного района Московской области от 19 февраля 2019 года и решение судьи Каширского городского суда Московской области от 27 июня 2019 года, вынесенные в отношении Амзина А.Г. Геннадиевича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, а жалобу защитника Гросс А.Э. - без удовлетворения.

Председатель суда Н.Н. Подкопаев

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.