Кассационное определение СК по административным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 17 января 2020 г. по делу N 8а-6113/2019

 

Судебная коллегия по административным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Желонкиной Г.А.

судей Баранова Г.В, Васляева В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Бабазаде С.С.о. на апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Курского областного суда от 22 октября 2019 года по административному делу по административному исковому заявлению Бабазаде С.С.о. к УМВД России по Курской области об оспаривании решения органа государственной власти.

Заслушав доклад судьи Баранова Г.В, исследовав материалы административного дела, судебная коллегия

установила:

Бабазаде С.С.о. обратился в суд с административным иском к УМВД России по Курской области о признании незаконным решения, утвержденным заместителем начальника УМВД России по Курской области 08 февраля 2018 года о закрытии въезда в Российскую Федерацию гражданину Азербайджана Бабазаде С.С.о. сроком на 3 года, до 08 февраля 2021 года, на основании пункта 9 статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года N114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию".

Административный истец считает, что выводы, изложенные в решении и само решение о закрытии и не разрешении въезда в Российскую Федерацию, являются незаконными и необоснованными. Выявленный факт подделки паспорта проверялся органом дознания МО МВД России "Железногорский". По результатам проверки не было установлено, что административный истец знал о подложности своего паспорта. По данному факту в отношении Бабазаде С.С.о. отказано в возбуждении уголовного дела по части 2 статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации за отсутствием состава преступления, так как у него не было умысла на использование поддельного документа, то есть паспорта гражданина Республики Азербайджан.

Бабазаде С.С.о. после изъятия у него поддельного паспорта, выехал в Азербайджан и получил новый паспорт гражданина Республики Азербайджана, однако по прибытию 15 декабря 2018 года в аэропорт Внуковом г. Москва сотрудники пограничной службы Российской Федерации сообщили ему о не разрешении въезда, не пустив в Российскую Федерацию.

Решением Железногорского городского суда Курской области от 19 июля 2019 года, исковые требования удовлетворены частично. Признано незаконным решение Управления по вопросам миграции УМВД России по Курской области - специалиста-эксперта ОИК УВМ УМВД России по Курской области ФИО6 от 08 февраля 2018 года о закрытии и неразрешении въезда в Российскую Федерацию гражданину Республики Азербайджан Бабазаде С.С.о. В удовлетворении остальной части административного иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Курского областного суда от 22 октября 2019 года решение Железногорского городского суда Курской области от 19 июля 2019 года отменено, в удовлетворении административного искового заявления отказано в полном объеме.

В кассационной жалобе, поданной Бабазаде С.С.о. в Первый кассационный суд 05 декабря 2019 года, ставится вопрос об отмене апелляционного определения Курского областного суда от 22 октября 2019 года ввиду нарушения норм процессуального права. Считает, что выводы суда апелляционной инстанции противоречат обстоятельствам административного дела, административный истец не знал о поддельности паспорта, в его действиях не было умысла на использование поддельного документа, в связи с чем считает, что оснований для закрытия въезда на территорию Российской Федерации не имеется.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы извещены своевременно и в надлежащей форме, об отложении дела ходатайств в кассационную инстанцию не представили. С учетом части 2 статьи 326 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело без их участия.

Проверив представленные материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения апелляционного определения.

Согласно статье 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Апелляционное определение сомнений в законности и обоснованности не вызывает, а доводы, приведенные в жалобе, не могут повлечь его отмену или изменение в кассационном порядке.

Из содержания судебных актов и материалов дела установлено, что Бабазаде С.С.о, "данные изъяты", является гражданином Республики Азербайджан, ему в 2018 году выдано разрешение на временное проживание в Российской Федерации сроком на три года до 2021 года.

Оспариваемым решением (заключением) УВМ УМВД России по Курской области от 08 февраля 2018 года Бабазаде С.С.о. закрыт въезд в Российскую Федерацию сроком на три года, до 08 февраля 2021 года, с оформлением в отношении него представления о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, поскольку он сообщил о себе заведомо ложные сведения.

Из дела видно, что в качестве документа, удостоверяющего личность, Бабазаде С.С.о. предоставил национальный паспорт гражданина Азербайджана серии Р N 4703089, выданный 10 ноября 2014 года.

Согласно заключению эксперта ЭКО МО МВД России "Железногорский" от 28 ноября 2017 года N 800/17, страница N 3 документа изготовлена не по технологии, применяемой для изготовления паспортов граждан Республики Азербайджан (выполнена при помощи цветной струйной печати жидкими чернилами). На страницах N 33 и 34 в месте указания номера страницы имеются следы изменения первоначального содержания, сделанные способом подчистки с последующим нанесением электрофотографическим способом на эти места печатного текста в виде цифр "33" и "34". Первоначальное содержание печатного текста в виде цифр следующие: на странице N 33 - 7, а на странице N 34 - 8.

Должностными лицами УВМ УМВД России по Курской области в ходе проверки сделан вывод о том, что предоставленный заявителем документ, удостоверяющий личность, сфальсифицирован.

Бабазаде С.С.о. и его представителем вышеуказанные обстоятельства не оспариваются, однако полагают, что умысла у административного истца на использование поддельного документа он не имел, считал его подлинным документом.

В возбуждении уголовного дела в отношении Бабазаде С.С.о. по части 2 статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации отказано за отсутствием состава преступления (пункт 2 части 24 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации).

Разрешая заявленные требования и частично их удовлетворяя, суд первой инстанции исходил из того, что административный ответчик не доказал законность оспариваемого решения от 08 февраля 2018 года, которое нарушает права, свободы и законные интересы Бабазаде С.С.о, у административного истца не было умысла на использование поддельного документа, в связи с чем в возбуждении уголовного дела отказано, после изъятия поддельного паспорта, Бабазаде С.С.о выехал в Республику Азербайджан и получил новый паспорт гражданина данного государства.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении административного иска полностью, суд апелляционной инстанции исходил из того, что оспариваемое решение принято в пределах полномочий УВМ УМВД России по Курской области, соответствует требованиям действующего законодательства, данная мера является соразмерной характеру совершенного деяния, отвечает целям, предусмотренным частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации.

Судебная коллегия Первого кассационного суда общей юрисдикции полагает, что указанные выводы суда апелляционной инстанции основаны на правильном применении к рассматриваемым правоотношениям положений Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, а также положений подпункта 9 части 1 статьи 27 Федерального закона Российской Федерации от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", что подтверждается представленными при рассмотрении спора доказательствами, которым судом апелляционной инстанции дана полная и всесторонняя оценка в соответствии со статьями 59, 62, 63 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

На основании статьи 46 Конституции Российской Федерации решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Право каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства закреплено в части 1 статьи 27 Конституции Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 5 Указа Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 года "О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции" функции и полномочия упраздненной Федеральной миграционной службы Российской Федерации переданы Министерству внутренних дел Российской Федерации.

Согласно части 5 статьи 24 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" иностранным гражданам или лицам без гражданства въезд в Российскую Федерацию и выезд из Российской Федерации могут быть не разрешены по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом. В соответствии с подпунктом 9 части 1 статьи 27 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства использовали подложные документы.

При этом, в соответствии с частью 3 статьи 25.10 указанного Федерального закона в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства при наличии оснований, предусмотренных частью первой статьи 27 настоящего Федерального закона, выносится решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию.

Миграционный учет иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации осуществляется, в том числе, в целях формирования достоверной и актуальной информации о перемещениях иностранных граждан, необходимой для прогнозирования последствий указанных перемещений, а также для ведения государственного статистического наблюдения в сфере миграции.

При этом, положения Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" и Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" предусматривают, что представление иностранным гражданином при осуществлении миграционного учета подложных документов и сведений влечет за собой наступление негативных последствий в частности таких, как аннулирование патента, ограничение на въезд, независимо от установления факта совершения ими правонарушения и назначения административного наказания в порядке Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Оценивая доводы административного истца о нарушении оспариваемым решением его прав на свободу передвижения, а также права на невмешательство в личную и семейную жизнь, судебная коллегия учитывает следующее.

В силу части 3 статьи 62 Конституции Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

Иными словами, правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства определяется как общим, так и специальным законодательством.

Конституционным Судом Российской Федерации принято Постановление от 17 февраля 2016 года N 5-П, согласно которому суды, рассматривая дела, связанные с нарушением иностранными гражданами режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, должны учитывать обстоятельства, касающиеся длительности проживания иностранного гражданина в Российской Федерации, его семейное положение, отношение к уплате российских налогов, наличие дохода и обеспеченность жильем на территории Российской Федерации, род деятельности и профессию, законопослушное поведение, обращение о приеме в российское гражданство. Уполномоченные органы обязаны избегать формального подхода при рассмотрении вопросов, касающихся, в том числе и не разрешения въезда в Российскую Федерацию.

В силу статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 года), вступившей в силу для России 5 мая 1998 года, вмешательство со стороны публичных властей в осуществление прав на уважение личной и семейной жизни не допускается, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Вместе с тем, материалы дела не содержат сведений о наличии у истца устоявшихся семейных связей на территории Российской Федерации, в силу наличия которых ему затруднительно до 08 февраля 2021 года проживать за пределами Российской Федерации, либо наличия у истца места работы на территории Российской Федерации.

Само по себе наличие у иностранного гражданина намерения осуществлять трудовую деятельность на территории Российской Федерации и посещать Российскую Федерацию в любое удобное для него время, не освобождает его от ответственности за нарушение действующего законодательства Российской Федерации и не является безусловным основанием для снятия запрета на его въезд в Российскую Федерацию.

Таким образом, судебная коллегия Первого кассационного суда общей юрисдикции полагает, что в рассматриваемом случае доказательств чрезмерного и неоправданного вмешательства государственного органа в его личную и семейную жизнь истцом не представлено.

Государство вправе устанавливать ответственность иностранных граждан за нарушение ими порядка пребывания в Российской Федерации в целях обеспечения государственной безопасности, общественного порядка, предотвращения преступлений, защиты здоровья или нравственности населения.

Оснований полагать, что Бабазаде С.С.о. не был осведомлен о законодательстве, действующем на территории Российской Федерации, представляя в государственный орган миграционного контроля подложные документы, у судебной коллегии не имеется.

При этом, вопреки доводам кассационной жалобы, судом апелляционной инстанции в полной мере учтены положения как законодательства Российской Федерации, так и нормы международного права. Судом апелляционной инстанции не установлено обстоятельств применения к истцу чрезмерной и непропорциональной меры воздействия со стороны уполномоченного государственного органа.

Так, пунктом 3 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 года) и пунктом 3 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1963 года) определено, что право пребывания на территории суверенного государства может быть ограничено последним в случаях, предусмотренных законом, необходимых для охраны государственной (национальной) безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других лиц.

С учетом вышеприведенных норм права и разъяснений о порядке их применения указанное неразрешение на въезд могло быть преодолено истцом в избранном им порядке в связи с наличием каких-либо исключительных, объективных причин личного характера, которые бы подтверждали чрезмерное и неоправданное вмешательство Российской Федерации в его личную и семейную жизнь. При этом несоразмерность этого вмешательства должна быть очевидна, несмотря на сознательное нарушение истцом положений Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" в период пребывания в Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что истцом таких доказательств не представлено.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что оспариваемое решение от 08 февраля 2018 года носит ограниченный во времени характер. Исходя из вышеизложенных обстоятельств, следует согласиться с выводом суда апелляционной инстанции, что это решение соразмерно по своей природе допущенным административным истцом нарушениям.

При этом оспариваемое решение преследует общественно полезные цели в том смысле, в котором обладает свойством общей превенции по отношению к иным иностранным гражданам и стимулирует с их стороны уважение и соблюдение законодательства Российской Федерации.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что в рассматриваемом деле нет оснований для вывода о несоразмерном и неоправданном вмешательстве государства в личную и семейную жизнь административного истца, несмотря на сознательное допущение им нарушения миграционного законодательства в период пребывания в Российской Федерации.

Системное толкование приведенных норм права в совокупности с обстоятельствами настоящего административного дела позволяют судебной коллегии Первого кассационного суда общей юрисдикции сделать вывод, что нарушений основополагающих принципов, закрепленных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не установлено, а оспариваемое решение от 08 февраля 2018 года полностью соответствует правовой цели, в связи с чем, является законным и обоснованным.

Довод кассационной жалобы о том, что Бабазаде С.С.о. не имел умысла на использование поддельного документа не является основанием для отмены решения суда апелляционной инстанции.

Доводы кассационной жалобы повторяют позицию административного истца в суде апелляционной инстанций, они были предметом рассмотрения суда, им дана надлежащая правовая оценка и на правильность вынесенного решения, постановленного в соответствии с законом, не влияют.

Доводы кассационной жалобы направлены на оспаривание обоснованности выводов судов об установленных обстоятельствах, иное толкование норм права, и не могут служить предусмотренными статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены решения суда апелляционного определения, поскольку суд кассационной инстанции в силу своей компетенции, установленной положениями статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судами первой и апелляционной инстанций фактических обстоятельств дела, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и апелляционной инстанций при разрешении дела, и правом переоценки доказательств не наделен.

При таких данных, приведенные выше оспариваемое апелляционное определение сомнений в его законности с учетом доводов кассационной жалобы не вызывают, а предусмотренные статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основания для его отмены отсутствуют.

Руководствуясь статьями 328 - 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Первого кассационного суда, определила:

апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Курского областного суда от 22 октября 2019 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Бабазаде С.С.о. - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.