Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 04 декабря 2019 г. по делу N 8Г-179/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего судьи Асатиани Д.В, судей Князькова М.А. и Гольман С.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Демченко "данные изъяты", Коренковой "данные изъяты" к Скурихину "данные изъяты" об истребовании части земельного участка из чужого незаконного владения, устранения препятствий в пользовании земельным участком, восстановлении границ земельного участка

по кассационной жалобе Демченко "данные изъяты", Коренковой "данные изъяты" на решение Павлово-Посадского городского суда Московской области от 13 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 1 июля 2019 г.

Заслушав доклад судьи Князькова М.А, судебная коллегия

установила:

Демченко О.Ю. и Коренкова Г.Д. обратились в суд с иском к Скурихину Н.В, в котором просили обязать Скурихина Н.В. восстановить границу между земельными участками с кадастровыми номерами "данные изъяты" и "данные изъяты" в первоначальное положение в соответствии с данными, содержащимися в Едином государственном реестра недвижимости (далее - ЕГРН), путем демонтажа и переноса ограждения между земельными участками, возвратив истцам самовольно захваченную часть земельного участка в течение одного месяца с момента вступления решения суда в законную силу.

Обосновывая свои исковые требования истцы указали, что они являются собственниками земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты", площадью 1 500 кв.м, расположенного на землях населенных пунктов, предназначенного для ведения личного подобного хозяйства, по "данные изъяты" в равных долях "данные изъяты"

Ответчик обладает правом собственности на смежный земельный участок с кадастровым номером "данные изъяты", площадью 1 500 кв.м, расположенного на землях населенных пунктов, предназначенного для ведения личного подобного хозяйства по "адрес"

Границы земельных участков сторон установлены в соответствии с требованиями действующего земельного законодательства.

По утверждению истцов, ответчик примерно в 2002 г. передвинул деревянное с сеткой-рабицей ограждение на металлических столбах со своей стороны земельного участка вглубь земельного участка истцов по всей длине боковой границы на ширину около 1.63 м, уменьшив тем самым площадь земельного участка истцов и создав им препятствия в пользовании земельным участком.

Решением Павлово-Посадского городского суда Московской области от 13 марта 2019 г, оставленного без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 1 июля 2019 г, в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе заявители ставят вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений, как принятых с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с частью 1 статьи 379.7 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судами не допущено.

Как установлено судами, Демченко О.Ю. и Коренкова Г.Д. на основании свидетельств о праве на наследство по завещанию от "данные изъяты" 2017 г. являются сособственниками земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты" площадью 1 500 кв.м, расположенного на землях населенных пунктов, предназначенного для ведения личного подобного хозяйства по "адрес"

Ответчик Скурихин Н.В. на основании договора купли-продажи земельного участка с жилым домом от 10 декабря 2002 г, заключенного с ФИО12, является собственником смежного земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты", площадью 1 500 кв.м, расположенного на землях населенных пунктов, предназначенного для ведения личного подобного хозяйства по "адрес"

Границы земельных участков сторон установлены в соответствии с требованиями действующего земельного законодательства.

Изначально спорные земельные участки с кадастровыми номерами "данные изъяты" и "данные изъяты" принадлежали ФИО8, которая в ноябре 2002 г. произвела работы по их межеванию и постановке на государственный кадастровый учет, после чего 10 декабря 2002 г. продала земельный участок с кадастровым номером "данные изъяты" ответчику Скурихину Н.В.

Определением суда первой инстанции от 2 августа 2018 г. была назначена землеустроительная экспертиза, проведение которой поручено ООО "Экспертный центр М-МО".

В целях разрешения вопроса о наличии реестровой ошибки при установлении местоположении спорной границы определением Одинцовского городского суда Московской области от 31 января 2019 г. была назначена дополнительная судебная землеустроительная экспертиза, проведение которой поручено ООО "Экспертный центр М-МО".

Согласно заключению эксперта от 14 декабря 2018 г. N "данные изъяты" и заключению эксперта от 4 марта 2019 г. N "данные изъяты", фактическое месторасположение границ земельных участков с кадастровыми номерами "данные изъяты" и "данные изъяты" не соответствует границам, обозначенным в кадастровых выписках ЕГРН. В ходе графического анализа (сопоставления) результатов геодезической съемки, местоположения фактической границы земельных участков сторон и сведений ЕГРН определено, что имеется пересечение (наложение) фактических границ земельных участков сторон и кадастровых границ соседних участков с кадастровыми номерами "данные изъяты" и "данные изъяты". С учетом изложенного, эксперт пришел к выводу, что в части описания местоположения внешних границ земельных участков сторон имеется реестровая ошибка.

Вместе с тем, эксперт установил, что общая конфигурация и линейные размеры линии раздела между спорными земельными участками в настоящий момент времени соответствует границе, указанной в плане БТИ по состоянию на 11 ноября 2002 г. (до покупки ответчиком земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты"). Общая конфигурация линии раздела в части соответствия линейных размеров сравниваемых границ и положения относительно внешних границ между спорными земельными участками, указанная в плане БТИ по состоянию на 11 ноября 2002 г. (до покупки ответчиком земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты") соответствует кадастровой границе земельных участков сторон, указанной в ЕГРН.

Фактическое пользование земельными участками определено границами, закрепленными с использованием объектов искусственного происхождения: заборами, а также нежилым строением, стена которого находится на фактической границе земельного участка с кадастровым номером "данные изъяты", позволяющими однозначно определить местоположение границ участка. Спорная граница между земельными участками истцов и ответчика в 2002 г. проходила по стене нежилого строения, по которой проходит и в настоящее время.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, руководствуясь положениями статей 209, 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 60 Земельного кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ "О кадастровой деятельности", Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости", суд исходил из того, что действиями ответчика не нарушены права истцов, которые требуют пресечения, в силу того, что фактически расположенный между участками сторон забор установлен их правопредшественником в точном соответствии с линейными размерами, указанными в плане БТИ по состоянию на 11 ноября 2002 г, и сведениями о расположении указанной границы, содержащимися в ЕГРН.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда согласилась с выводами суда первой инстанции.

Суд кассационной инстанции находит выводы судов правильными, основанными на оценке полученных доказательств в их совокупности на основании статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а доводы кассационной жалобы необоснованными по следующим основаниям.

Согласно пункту 10 статьи 22 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" (в редакции, действующий на момент разрешения спора) при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа исходя из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае отсутствия в документах сведений о местоположении границ земельного участка их местоположение определяется в соответствии с утвержденным в установленном законодательством о градостроительной деятельности порядке проектом межевания территории. При отсутствии в утвержденном проекте межевания территории сведений о таком земельном участке его границами являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Проверяя местоположения спорной границы земельных участков, эксперт при формировании выводов использовал сведения, содержащиеся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при образовании.

По мнению судебной коллегии суда кассационной инстанции, экспертные исследования были выполнены в соответствии с положениями статей 84-87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы выражают несогласие с выводами эксперта, при этом ходатайства о назначении повторной судебной экспертизы, в силу статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, материалы дела не содержат.

При таких обстоятельствах, несогласие с выводами суда, а равно доводы кассационной жалобы, которые фактически сводятся к иной оценке установленных судом обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, не могут служить основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.

С учетом изложенного судебная коллегия суда кассационной инстанции не находит оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов по приведенным в жалобе доводам. Нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных постановлений (часть 4 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Павлово-Посадского городского суда Московской области от 13 марта 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 1 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Демченко "данные изъяты", Коренковой "данные изъяты" - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.