Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2102/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Веркошанской Т.А.

судей Тарасовой С.М, Филатовой В.Ю.

с участием прокурора Юнусовой А.И

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-25/2019 по иску Суховой (Шачковой) ФИО24, Шачкова ФИО25, Сухова ФИО26, Суховой ФИО27 к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Нижегородской области "Сергачская центральная районная больница" о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской помощи

по кассационной жалобе Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Нижегородской области "Сергачская центральная районная больница" на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 27 августа 2019 г.

Заслушав доклад судьи Первого кассационного суда общей юрисдикции Тарасовой С.М.; заключение прокурора, полагавшего кассационную жалобу оставить без удовлетворения; судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции

установила:

Истцы, обратившись в суд с иском к ГБУЗ Нижегородской области "Сергачская центральная районная больница" (далее ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ"), просили взыскать с ответчика в счет компенсации морального вреда в пользу Суховой Е.В. и Шачкова Д.В. - по 2 000 000 руб. каждому и штраф за недобровольное исполнение требований истцов; в пользу Суховой Е.А. и Сухова В.К. - по 1 000 000 руб. каждому; в пользу Суховой Е.В. возмещение материального ущерба - 55 013, 65 руб, процессуальных издержек - 100 000 руб, а также расходов по оплате государственной пошлины - 4 300 руб.

В иске указали, что в ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" умер новорожденный Шачков М.Д, 14 февраля 2015 года рождения, в связи с некачественным оказанием медицинских услуг.

Сухова Е.В. и Шачков Д.В. приходятся ему родителями, а Сухова Е.А. и Сухов В.К. - его бабушкой и дедушкой по материнской линии, которым в связи со смертью новорожденного причинен моральный вред.

Кроме того, Суховой Е.В. был причинен материальный ущерб, выразившийся в затратах на захоронение Шачкова М.В, на приобретение бензина для поездок в г. Нижний Новгород и лекарств на общую сумму 55 013, 65 руб. Также Сухова Е.В. понесла процессуальные издержки в сумме 100 000 рублей по оплате услуг представителя в рамках расследования уголовного дела.

Решением Сергачского районного суда Нижегородской области от 13 февраля 2019 г. исковые требования удовлетворены частично. С ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" взысканы в пользу Суховой Е.В. и Шачкова Д. В. в счет компенсации морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской помощи - по 100 000 руб. каждому и штраф в размере по 50 000 руб. каждому, всего по 150 000 руб. каждому, а также в доход местного бюджета - государственная пошлина в размере 600 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований о взыскании компенсации морального вреда, возмещения материального ущерба, процессуальных издержек, расходов по оплате государственной пошлины отказано.

В удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской помощи Суховой Е.А. и Сухову В.К. отказано.

Определением от 13 августа 2019 г. судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 27 августа 2019 г. решение районного суда отменено. По делу принято новое решение, которым с ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" в пользу Суховой Е.В. и Шачкова Д.В. взыскана компенсация морального вреда по 200 000 руб. каждому, штраф в размере по 100 000 руб. каждому; также в пользу Суховой Е.В. взыскано возмещение расходов по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб.; в пользу Сухова В.К. и Суховой Е.А. - компенсация морального вреда по 25 000 руб. каждому, в доход местного бюджета - государственная пошлина в размере 1 200 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В кассационной жалобе ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 27 августа 2019 г, принятии нового решения об отказе в иске. Доводов о несогласии с ним в части, которой в удовлетворении исковых требований отказано, кассационная жалоба не содержит.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции находит, что такого рода нарушения норм права допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела в части взыскания с ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" в пользу Суховой Е.В. и Шачкова Д.В. штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителей, а также в части взыскания в пользу Суховой Е.В. возмещения расходов по оплате услуг представителя.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 14 февраля 2015 г. в ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" у Суховой (в браке Шачковой) Е.В, состоявшей в браке с Шачковым Д.В, родился сын Шачков М.Д, который 18 февраля 2015 г. умер.

2 марта 2015 г. по факту смерти новорожденного Шачкова М.Д. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которому Сухова (Шачкова) Е.В. и Шачков Д.В. признаны потерпевшими.

Постановлением от 2 июля 2018 г. производство по уголовному делу прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в действиях сотрудников больницы состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В ходе предварительного следствия установлено, что 14 февраля 2015 г. в ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" госпитализирована Шачкова Е.В. со сроком беременности 34-35 недель с диагнозом "Недоношенность, начавшаяся отслойка плаценты, несостоятельность корпорального рубца на матке". В этот же день ей произведено экстренное кесарево сечение, в ходе которого в 23 часа 50 минут извлечен новорожденный Шачков М.Д.

На момент рождения по шкале Апгар ребенок оценен на 7 баллов, но к вечеру первых суток жизни состояние оценено как средней степени тяжести, в связи с чем начата инфузионная терапия.

Со вторых суток жизни состояние здоровья Шачкова М.Д. стало ухудшаться. Несмотря на проводимые реанимационные мероприятия, 18 февраля 2015 г. в 6 часов Шачков М.Д. скончался.

Выявленные дефекты оказания медицинской помощи, допущенные сотрудниками ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" при лечении как Шачковой Е.В, так и новорожденного Шачкова М.Д. не находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде смерти пациента.

При этом, согласно заключению комплексной медицинской судебной экспертизы от 19 февраля 2015г. и заключению повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы от 20 марта 2018 г, имелись недостатки оказания медицинской помощи Шачкову М.Д. в ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ": исходя из анализа медицинских документов, с 10 часов 30 минут 15 февраля 2015 г. до 20 часов 15 минут 17 февраля 2015 г. была недооценена тяжесть состояния ребенка; ребенок был не дообследован (ни разу не определено кислотно-основное состояние и газы крови, не измерено артериальное давление, не определены маркеры воспаления и др.); отсутствовал контроль над обеспеченностью кислородом ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ", вследствие чего снизилось давление кислорода в дыхательном контуре аппарата ИВЛ, обеспечивавшего Шачкова М.Д. кислородом в ночь с 17 на 18 февраля 2015 г.

Надлежаще оценив представленные доказательства, судебная коллегия областного суда обоснованно установиланаличие дефектов диагностики и недостатков оказания медицинской помощи Шачкову М.Д. в ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ", которые послужили условиями, способствующими в совокупности с иными факторами наступлению смерти новорожденного.

При таких обстоятельствах с учетом положений статьей 2, 17, 38, 41 Конституции Российской Федерации, Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан", статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статей 150, 151, 1095, 1096 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд пришел к правильному выводу о наличии правовых оснований для компенсации истцам морального вреда, причиненного ненадлежащим оказанием медицинской помощи и последовавшей смертью их новорожденного сына и внука, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи.

При этом суд обоснованно принял во внимание, что невосполнимая потеря близкого человека привела к лишению семейного благополучия, что само по себе является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие истцов независимо от их возраста, социального статуса, а также их неимущественное право на родственные и семейные связи.

При определении размера компенсации морального вреда, причиненного истцам, суд в соответствии со статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснениями, изложенными в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" и в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", правомерно исходил из характера причиненных физических и нравственных страданий, фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевших и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных истцами страданий, а также требований разумности и справедливости.

Судебная коллегия находит изложенные выводы основанными на установленных по делу фактических обстоятельствах, требованиях норм права.

Доводы кассационной жалобы о том, что определённый судом апелляционной инстанции размер компенсации морального вреда является завышенным, сводится к иной оценке доказательств, иному мнению о характере разрешения спора, что в силу статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может служить основанием для отмены обжалуемого судебного постановления.

Не опровергает изложенные выводы суда апелляционной инстанции о причинении нравственных страданий Суховой Е.А. и Сухову В.К. в связи со смертью их новорожденного внука довод кассационной жалобы о том, что они не являлись потребителями медицинских услуг, оказываемых ответчиком.

Применив пункт 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" с учетом разъяснений, изложенных в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по защите прав потребителей", и сославшись на то, что истцы Сухова Е.В. и Шачков Д.В. являлись потребителями услуг по оказанию медицинской помощи при рождении их ребенка, судебная коллегия областного суда также взыскала с ответчика в их пользу штраф в размере 50% от взысканной компенсации морального вреда, то есть по 100 000 руб. каждому. При этом указала, что ответчик при рассмотрении дела возражения относительно размера штрафа не заявлял, доказательства несоразмерности штрафа в названной сумме последствиям нарушения обязательства не представлял.

С выводами суда апелляционной инстанции в указанной части судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

В статье 41 Конституции Российской Федерации закреплено, что каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений.

Базовым нормативно-правовым актом, регулирующим отношения в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации, является Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации".

Согласно статье 2 названного Федерального закона, охрана здоровья граждан - система мер политического, экономического, правового, социального, научного, медицинского, в том числе санитарно-противоэпидемического (профилактического), характера, осуществляемых органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, их должностными лицами и иными лицами, гражданами в целях профилактики заболеваний, сохранения и укрепления физического и психического здоровья каждого человека, поддержания его долголетней активной жизни, предоставления ему медицинской помощи (пункт 2).

Медицинская помощь - это комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг (пункт 3).

Медицинская услуга - это медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение (пункт 4).

Пациент - это физическое лицо, которому оказывается медицинская помощь или которое обратилось за оказанием медицинской помощи независимо от наличия у него заболевания и от его состояния (пункт 9).

Качество медицинской помощи - это совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата (пункт 21).

Медицинская помощь, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации, организуется и оказывается: 1) в соответствии с положением об организации оказания медицинской помощи по видам медицинской помощи, которое утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти; 2) в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, утверждаемыми уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями; 3) на основе клинических рекомендаций; 4) с учетом стандартов медицинской помощи, утверждаемых уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (часть 1 статьи 37).

Критерии оценки качества медицинской помощи формируются по группам заболеваний или состояний на основе соответствующих порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи и клинических рекомендаций (протоколов лечения) по вопросам оказания медицинской помощи, разрабатываемых и утверждаемых в соответствии с частью 2 статьи 76 этого федерального закона, и утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (часть 2 статьи 64).

Каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования (часть 2 статьи 19).

Согласно положениям статьи 84 названного Федерального закона, граждане имеют право на получение платных медицинских услуг, предоставляемых по их желанию при оказании медицинской помощи, и платных немедицинских услуг (бытовых, сервисных, транспортных и иных услуг), предоставляемых дополнительно при оказании медицинской помощи (часть 1).

Платные медицинские услуги оказываются пациентам за счет личных средств граждан, средств работодателей и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования (часть 2).

Платные медицинские услуги могут оказываться в полном объеме стандарта медицинской помощи либо по просьбе пациента в виде осуществления отдельных консультаций или медицинских вмешательств, в том числе в объеме, превышающем объем выполняемого стандарта медицинской помощи (часть 4).

Пунктом 9 части 5 статьи 19 названного Федерального закона N 323-ФЗ предусмотрено право пациента на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

Согласно положениям статьи 98 указанного Федерального закона, медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи (часть 2).

Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации (часть 3).

К отношениям, связанным с оказанием платных медицинских услуг, применяются положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" (часть 8 статьи 84 Федерального закона N 323-ФЗ).

Из приведенных нормативных положений, регулирующих отношения в сфере охраны здоровья граждан, следует, что право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантируется системой закрепляемых в законе мер, включающих, в том числе как определение принципов охраны здоровья, качества медицинской помощи, порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи, так и установление ответственности медицинских организаций и медицинских работников за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. При этом законом гарантировано, что медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно. Наряду с этим Федеральным законом "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" закреплено право граждан на получение платных медицинских услуг, предоставляемых по их желанию, при оказании медицинской помощи. К отношениям по предоставлению гражданам платных медицинских услуг применяется законодательство о защите прав потребителей.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 2012 г. N 1006 утверждены Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг.

Согласно пункту 2 названных Правил, платные медицинские услуги - это медицинские услуги, предоставляемые на возмездной основе за счет личных средств граждан, средств юридических лиц и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования; потребитель - это физическое лицо, имеющее намерение получить либо получающее платные медицинские услуги лично в соответствии с договором. Потребитель, получающий платные медицинские услуги, является пациентом, на которого распространяется действие Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации".

Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей", этот закон регулирует отношения, возникающие между потребителем и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами, владельцами агрегаторов информации о товарах (услугах) при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), о владельцах агрегаторов информации о товарах (услугах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Названный закон определяет исполнителя услуг как организацию независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуального предпринимателя, выполняющего работы или оказывающего услуги потребителям по возмездному договору.

В пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страховании, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" предусмотрено, что при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Исходя из изложенного, положения Закона о защите прав потребителей, устанавливающие в том числе в пункте 6 статьи 13 ответственность исполнителя услуг за нарушение прав потребителя в виде штрафа в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, подлежат применению к отношениям в сфере охраны здоровья граждан при оказании гражданину платных медицинских услуг. При этом основанием для взыскания в пользу потребителя штрафа является отказ исполнителя, в данном случае исполнителя платных медицинских услуг, в добровольном порядке удовлетворить названные в Законе о защите прав потребителей требования потребителя этих услуг.

Суд апелляционной инстанции, взыскивая с ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" в пользу Суховой Е.В. и Шачкова Д.В. штраф, положения приведенных норм материального права, определяющих основания применения к отношениям в области охраны здоровья граждан законодательства о защите прав потребителей, к спорным отношениям применил неправильно, не определилправовую природу отношений по поводу оказания новорожденному Шачкову М.Д. медицинской помощи и не установил, оказывалась ли ему медицинская помощь бесплатно в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи либо эта помощь, включая медицинские услуги, предоставлялась на возмездной основе на основании заключенного с медицинской организацией договора.

Между тем, учитывая положения части 8 статьи 84 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", от установления данных обстоятельств зависит возможность применения к спорным отношениям Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей".

Что касается разъяснений, содержащихся в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", на которые сослалась судебная коллегия областного суда в обоснование вывода об удовлетворении исковых требований о взыскании с больницы штрафа, то они подлежали применению к спорным отношениям с учетом нормативных положений статьи 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей", Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 2012 г. N 1006, что не было принято во внимание.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций о взыскании с ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" в пользу Суховой Е.В. и Шачкова Д.В. штрафа в соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей нельзя признать правомерным.

Также нельзя признать правильным вывод суда апелляционной инстанции о взыскании убытков, понесенных истцом в связи с оплатой услуг представителя, оказывавшего юридическую помощь по уголовному делу по факту смерти новорожденного Шачкова М.Д.

Удовлетворяя названное исковое требование, суд апелляционной инстанции принял во внимание представленную в материалы дела в подтверждение понесенных расходов квитанцию, выданную Областной адвокатской конторой НОКА, согласно которой Шачкова Е.В. по соглашению от 18 июня 2015 г. оплатила адвокату Ильину А.А. за представление интересов Шачковой Е.В. и Шачкова Д.В. в СУ СК Российской Федерации по Нижегородской области, Сергачском районном суде Нижегородской области, Нижегородском областном суде и иных инстанциях 100 000 руб. (т.1 л.д.154).

При этом указал, что в соответствии с частью 3 статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям статьи 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку производство по уголовному делу в отношении работников ГБУЗ НО "Сергачская ЦРБ" прекращено в связи с отсутствием в их действиях состава преступления, то процессуальные издержки в виде расходов на представителя потерпевшего не могут быть взысканы с ответчика в рамках процедуры, установленной Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

С учетом изложенного, расходы по оплате услуг адвоката, понесенные при рассмотрении уголовного дела, по мнению судебной коллегии областного суда, подлежат возмещению в порядке, предусмотренном статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определяя размер возмещения убытков в сумме 50 000 руб, судебная коллегия областного суда указала, что данные расходы по своей природе являются расходами по оплате услуг представителя, которые подлежат возмещению в зависимости от сложности дела, объема защищаемого права и совершения конкретных действий, свидетельствующих об оказании юридической помощи потерпевшему по уголовному делу, разумных пределов.

В связи с чем суду надлежало установить, в чем именно заключалась юридическая помощь, оказанная адвокатом Ильиным А.А. Суховой (Шачковой) Е.В. и Шачкову Д.В. при производстве уголовного дела, и какова степень его участия, что в нарушение положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела сделано не было.

Статьей 52 Конституции Российской Федерации гарантировано право потерпевшего от преступления лица на возмещение убытков.

Согласно пункту 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В соответствии с абзацем первым пункта статьи 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению лицом, причинившим вред.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, как следует из изложенных выше норм права и разъяснений по их применению, убытки являются формой гражданско-правовой ответственности, и их взыскание возможно при наличии определенных условий, в том числе наличия вины ответчика и причинно-следственной связи между наступившими последствиями и противоправным поведением ответчика.

Между тем, как следует из материалов дела, постановлением от 2 июля 2018 г. производство по уголовному делу прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в действиях сотрудников больницы состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Истцы, заявляя по настоящему гражданскому делу исковые требования о компенсации морального вреда, указывали, что моральный вред причинен в связи с некачественным оказанием медицинских услуг новорожденному Шачкову М.Д, а не возбуждением уголовного дела.

Данным обстоятельствам судом апелляционной инстанции в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оценка не дана.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить исковые требования о взыскании с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Нижегородской области "Сергачская центральная районная больница" штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя и расходов по оплате услуг представителя в соответствии с законом, подлежащим применению к спорным отношениям, и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 27 августа 2019 г. - отменить в части взыскания с Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Нижегородской области "Сергачская центральная районная больница" в пользу Суховой ФИО29 и Шачкова ФИО28 штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере по 100 000 руб. каждому и в пользу Суховой Елены Владимировны расходов по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб.

Дело в отмененной части направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Нижегородского областного суда.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда от 27 августа 2019 г. оставить без изменения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.