Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2451/2019

 

N 2-951/2019, 88-1944/2019

г. Саратов 23 декабря 2019 г.

Первый кассационный суд общей юрисдикции в составе судьи Веркошанской Т.А, рассмотрев гражданское дело N 2-951/2019 по иску Татаркина Александра Юрьевича к Нифонтову Анатолию Сергеевичу о возмещении материального ущерба, по кассационной жалобе Нифонтова Анатолия Сергеевича на решение исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 Старооскольского района Белгородской области N 2-951/2019 от 31 июля 2019 года и апелляционное определение Старооскольского районного суда Белгородской области от 5 сентября 2019 года N 11-31/2019, установил:

6 марта 2019 года, в 15 часов 30 минут, напротив дома "адрес" Белгородской области по вине водителя Нифонтова А.С, управляющего транспортным средством "данные изъяты", государственный регистрационный знак "данные изъяты", произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю "данные изъяты", государственный регистрационный знак "данные изъяты" принадлежащему Татаркину А.Ю, причинены механические повреждения.

Дело инициировано иском Татаркина А.Ю, который, ссылается на то, что гражданская ответственность Нифонтова А.С. на момент дорожно-транспортного происшествия не была застрахована в порядке ОСАГО. Согласно заключению специалиста "данные изъяты" от 06 июня 2019 года, стоимость восстановительного ремонта транспортного средства Татаркина А.Ю, с учетом износа составляет 38 100 рублей, утрата его товарной стоимости составляет 7 500 рублей. Татаркин А.Ю. просил взыскать с ответчика: в счет возмещения материального ущерба - 45 600 рублей, расходы по оплате услуг эксперта-техника - 7 000 рублей, расходы по оплате услуг по снятию бампера - 400 рублей, расходы по оплате госпошлины - 1 568 рублей.

Решением исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 Старооскольского района Белгородской области N 2-951/2019 от 31 июля 2019 года исковые требования Татаркина А.Ю. к Нифонтову А.С. о взыскании материального ущерба удовлетворены. С Нифонтова А.С. в пользу Татаркина А.Ю. взысканы в счет возмещения материального ущерба - 45 600 рублей, расходы по оплате услуг эксперта-техника - 7 000 рублей, расходы по оплате услуг по снятию бампера - 400 рублей, расходы по оплате госпошлины - 1 568 рублей, а всего 54 568 рублей.

Апелляционным определением Старооскольского районного суда Белгородской области от 5 сентября 2019 года N 11-31/2019, решение исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 Старооскольского района Белгородской области N 2-951/2019 от 31 июля 2019 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба Нифонтова А.С. - без удовлетворения.

В кассационной жалобе Нифонтов А.С, оспаривая законность решения исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 Старооскольского района Белгородской области N 2-951/2019 от 31 июля 2019 года и апелляционного определения Старооскольского районного суда Белгородской области от 5 сентября 2019 года N 11-31/2019, просит их отменить.

Согласно статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив материалы дела, изучив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судья Первого кассационного суда общей юрисдикции не находит оснований, предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 Старооскольского района Белгородской области N 2-951/2019 от 31 июля 2019 года и апелляционного определения Старооскольского районного суда Белгородской области от 5 сентября 2019 года N 11-31/2019 в кассационном порядке.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, 6 марта 2019 года, в 15 часов 30 минут, напротив дома "адрес" по вине водителя Нифонтова А.С, управляющего транспортным средством "данные изъяты", государственный регистрационный знак "данные изъяты", произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю "данные изъяты", государственный регистрационный знак "данные изъяты" принадлежащему Татаркину А.Ю, причинены механические повреждения.

Виновным в данном дорожно-транспортном происшествии является Нифонтов А.С, что подтверждается извещением о дорожно-транспортном происшествии от 6 марта 2019 года.

В извещении о дорожно-транспортном происшествии участники происшествия указали, что гражданская ответственность Татаркина А.Ю. застрахована в СПАО "Ингосстрах", страховой полис "данные изъяты"; гражданская ответственность Нифонтова А.С. застрахована в ПАО "Росгосстрах" - страховой полис "данные изъяты" от 19 октября 2018 года, срок действия до 18 октября 2019 года.

Как следует из материалов дела, Татаркину А.Ю. после обращения в СПАО "Ингосстрах" за получением страхового возмещения по прямому урегулированию убытков, было отказано в выплате страхового возмещения, в виду того, что страховщик виновника не подтвердил факт выполнения требований, предъявляемых ко второму участнику дорожно-транспортного происшествия, указав, что договор ОСАГО причинителя вреда не действовал на момент дорожно-транспортного происшествия, или полис ОСАГО не действовал на момент дорожно-транспортного происшествия, собственник транспортного средства виновника отличается от собственника, указанного в полисе "данные изъяты".

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что собственником автомобиля "данные изъяты", государственный регистрационный знак "данные изъяты" являлся ФИО5

Согласно сведениям из РЭО ГИБДД УМВД России по г. Старому Осколу, ФИО5 приобрел данное транспортное средство у ФИО6 на основании договора купли-продажи от 15 февраля 2019 года, поставив транспортное средство на регистрационный учет 16 февраля 2019 года и заменив государственный регистрационный знак на "данные изъяты".

10 марта 2019 года на основании договора купли-продажи собственником транспортного средства "данные изъяты" стала ФИО7 16 апреля 2019 года транспортное средство было постановлено на регистрационный учет в РЭО ГИБДД УМВД России по г. Старому Осколу и произведена замена регистрационного знака "данные изъяты" на новый "данные изъяты".

Указанные выше обстоятельства подтверждаются документами, представленными в материалы дела из РЭО ГИБДД УМВД России по г. Старому Осколу.

При этом, мировой судья обосновано не принял как достоверное доказательство, имеющее юридическое значение по делу, датированный 3 марта 2019 года, договор купли-продажи транспортного средства между ФИО5 и ФИО6, о переходе права собственности на транспортное средство "данные изъяты" к ФИО6, поскольку из карточки учета транспортного средства, выданной РЭО ГИБДД УМВД России по г. Старому Осколу следует, что договор купли- продажи автомобиля "данные изъяты" между указанными лицами был заключен 10 марта 2019 года.

Вопреки доводам кассационной жалобы, полис ОСАГО "данные изъяты" от 29 июля 2019 года о страховании гражданской ответственности водителя Нифонтова А.С, не подтверждает факт страхования его гражданской ответственности на момент дорожно-транспортного происшествия. Данный полис получен в момент рассмотрения дела и после заключения договора купли-продажи между ФИО8 и ФИО10 от 10 марта 2019 года. Факт отсутствия застрахованной гражданской ответственности водителя Нифонтова А.С. на момент дорожно-транспортного происшествия (6 марта 2019 года) также подтверждается ответом ПАО СК "Росгосстрах" от 26 июля 2019 года, что учтено судом первой инстанции при принятии решения.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что договор страхования, заключенный ФИО6 в ПАО СК "Росгосстрах" полис "данные изъяты" от 19 октября 2018 года, сроком действия до 18 октября 2019 года не расторгался и не признавался недействительным, и что является основанием для страхового возмещения страховой компанией по прямому урегулированию убытков, при установленных судом обстоятельствах, основана на неправильном толковании норм материального права.

В силу пункта 2 статьи 4 Закона об ОСАГО, при возникновении права владения транспортным средством (приобретении его в собственность, получении в хозяйственное ведение или оперативное управление и тому подобном) владелец транспортного средства обязан застраховать свою гражданскую ответственность до регистрации транспортного средства, но не позднее чем через десять дней после возникновения права владения им.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" разъяснено, что после заключения договора обязательного страхования замена транспортного средства, указанного в страховом полисе обязательного страхования, изменение срока страхования, а также замена страхователя не допускается. При переходе права собственности, права хозяйственного ведения или оперативного управления на транспортное средство от страхователя к иному лицу новый владелец обязан заключить новый договор обязательного страхования своей гражданской ответственности (пункт 2 статьи 4 Закона об ОСАГО).

При смене собственника транспортного средства отпадает возможность наступления страхового случая по договору обязательного страхования гражданской ответственности, заключенному с прежним владельцем транспортного средства, поскольку бывший собственник лишается возможности управлять этим имуществом. Из этого следует, что к покупателю автомобиля не переходят права и обязанности по договору обязательного страхования автогражданской ответственности, заключенному прежним владельцем, в том числе и при отсутствии заявления страхователя о прекращении договора ОСАГО.

Незаключение новым владельцем договора ОСАГО лишает его права обращаться за выплатой страховой суммы к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность предыдущего владельца. Полагая иначе, ответчик допускает ошибочное толкование Правил ОСАГО (пункты 1.14, 1.16).

При таких обстоятельствах, мировым судьей верно установлено отсутствие у истца правовых оснований для обращения за страховой выплатой в порядке прямого возмещения к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность предыдущего собственника.

Сведений о том, что после перехода права собственности на автомобиль по договору купли-продажи от 16 февраля 2019 года от прежнего владельца ФИО6 к ФИО5 новый владелец заключил договор обязательного страхования своей гражданской ответственности и гражданской ответственности управляющего на момент дорожно-транспортного происшествия водителя Нифонтова А.С, представлено не было.

То обстоятельство, что Нифонтов А.С. указан в страховом полисе от 19 октября 2018 года, выданном ПАО СК "Росгосстрах", лицом, допущенным к управлению транспортным средством, не может являться основанием для возложения обязанности на СПАО "Ингосстрах" выплаты страхового возмещения, поскольку данным страховым полисом застрахована гражданская ответственность бывшего собственника автомобиля ФИО6, что подтверждает указанное в графе "собственник транспортного средства ФИО6", в то время, как законом предусмотрена обязанность нового собственника автомобиля после совершения сделки купли-продажи автомобиля застраховать свою гражданскую ответственность, как собственника транспортного средства. Таких доказательств ответчиком суду представлено не было.

Ссылка на то, что судом не обосновано принято в качестве доказательства размера понесенных истцом убытков заключение "данные изъяты" N от 6 июня 2019 года, представленное истцом, несостоятельна.

Мировым судьей дана надлежащая оценка данному экспертному заключению. Данное заключение стороной ответчика, вопреки требованиям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оспорено не было. Доказательств того, что механические повреждения автомобиля истца, зафиксированные в акте осмотра, проведенного в рамках данного экспертного заключения, были получены не в результате данного дорожно-транспортного происшествия, суду стороной ответчика также представлено не было. С ходатайством о назначении по делу судебной экспертизы ответчик не обращался.

Иные доводы кассационной жалобы основаны на неверном толковании норм материального права, а также касаются обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанции, были предметом судебного рассмотрения, сводятся к переоценке выводов, направлены на иную оценку доказательств, установленных и исследованных судом, а потому не могут служить поводом к отмене судебных постановлений.

Суды первой и апелляционной инстанции верно определили обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка. Выводы судов соответствуют установленным по делу обстоятельствам, нарушений норм процессуального права не допущено.

При таких обстоятельствах, судья Первого кассационного суда общей юрисдикции, предусмотренных законом, оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений не находит.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья Первого кассационного суда общей юрисдикции, определил:

решение исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 2 Старооскольского района Белгородской области N 2-951/2019 от 31 июля 2019 года и апелляционное определение Старооскольского районного суда Белгородской области от 5 сентября 2019 года N 11-31/2019 оставить без изменения, кассационную жалобу Нифонтова Анатолия Сергеевича - без удовлетворения.

Судья Т.А. Веркошанская

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.