Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 16 декабря 2019 г. по делу N 8Г-2483/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Макаровой Н.А.

судей Булатовой Е.Е, Скоковой Д.И.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-4318/2018 по иску Меркулова Дмитрия Владимировича к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фона Российской Федерации N24 по городу Москве и Московской области о признании права на досрочное назначение страховой пенсии по старости, по кассационной жалобе Меркулова Дмитрия Владимировича

на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда N33-12321/2019 от 13 мая 2019 года, которым исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Первого кассационного суда общей юрисдикции Булатовой Е.Е, установила:

Меркулов Д.В. обратился в суд с иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фона Российской Федерации N24 по городу Москве и Московской области о признании права на досрочное назначение страховой пенсии по старости.

Решением Орехово-Зуевским городским судом Московской области N2-276/2019 от 01 февраля 2019 года исковые требования Меркулова Д.В. удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда N33-12321/2019 от 13 мая 2019 года решение суда первой инстанции отменено в части.

В поданной в Первый кассационный суд общей юрисдикции кассационной жалобе Меркуловым Д.В. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 13 мая 2019 года, в части отказа в удовлетворении требований как незаконного ввиду допущенных судом нарушений норм материального и процессуального права, и принятия в указанной части по делу нового решения об удовлетворении исковых требований.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, обсудив указанные доводы, судебная коллегия не находит оснований для отмены вынесенных по делу судебных постановлений по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции является несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанции, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций по делу допущено не было.

Как следует из материалов дела и установлено судами, 29 мая 2018 года Меркулов Д.В. обратился в Государственное учреждение - Управление Пенсионного фона Российской Федерации N24 по городу Москве и Московской области с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости как медицинскому работнику на основании п. 20 ч. 1 ст. 30 Закона N400-ФЗ "О страховых пенсиях".

Решением пенсионного органа от 16 мая 2018 года в назначении досрочной страховой пенсии Меркулову Д.В. отказано ввиду отсутствия специального (30 лет) стажа на соответствующих видах работ, предусмотренных пунктом 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях".

В специальный стаж Меркулова Д.В. не включены периоды его работы: интернатуры с 3 августа 1987 года по 14 октября 1987 года в должности врача-интерна для прохождения интернатуры по стоматологии в Орехово-Зуевской центральной районной больнице, так как отсутствуют сведения начисления заработной платы; с 22 марта 1995 года по 31 декабря 2014 года и с 15 января 2015 года по 6 июля 2018 года в должности врача стоматолога-ортопеда в ООО "Стоматологическая поликлиника "ОРТОСТОМ", так как Списками от 06.09.1991 года N464, от 22.09.1999 года N1066 и от 29.10.2002 г. N781 общества с ограниченной ответственностью в числе лечебных учреждений не предусмотрены; с 16 марта 1993 года по 6 мая 1993 года в должности врача-стоматолога детского отделения в Орехово-Зуевской центральной районной больнице; периоды нахождения на курсах повышения квалификации с 6 апреля 1993 года по 6 мая 1992 года в должности врача-стоматолога детского отделения в Орехово-Зуевской центральной районной больнице, с 3 ноября 1997 года по 30 ноября 1997 года, с 17 марта 1998 года по 4 апреля 1998 года, с 2 сентября 2000 года по 12 сентября 2000 года в должности стоматолога-ортопеда в ООО "Стоматологическая поликлиника "ОРТОСТОМ", в соответствии с п.5 Правил от 11.07.2002 г. N516. Поскольку с учетом суммирования периодов работы специальный стаж у истца отсутствует, решение в установлении пенсии отказано.

Признавая решение суда первой инстанции об удовлетворении иска в части включения периодов работы истца в должности врача-интерна при прохождении интернатуры по стоматологии в Орехово-Зуевской центральной районной больнице, в должности врача стоматолога-ортопеда в ООО "Стоматологическая поликлиника "ОРТОСТОМ", периоды нахождения на курсах повышения квалификации в льготном исчислении не соответствующим требованиям закона и подлежащим отмене и принимая по делу новое решение об отказе в их удовлетворении, судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда исходила из того, что период прохождения интернатуры Меркуловым Д.В. документально не подтвержден выполнения им как врачом-интерном функциональных обязанностей по должности врача-стоматолога, общество с ограниченной ответственностью не предусмотрено списками от 06.09.1991 года N464, от 22.09.1999 года N1066 и от 29.10.2002 г. N781 в числе лечебных учреждений, курсы повышения квалификации имели место в период работы, не относящейся к льготному стажу. Приняв во внимание данные обстоятельства, установив, что при суммировании периодов работы продолжительность специального стажа Меркулова Д.В. на момент обращения в пенсионный орган (29 мая 2018 года) составила менее 30 лет (9 лет 2 месяца 27 дней), суд обоснованно не усмотрел оснований для досрочного назначения страховой пенсии по старости по пункту 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях".

В обжалуемых судебных постановлениях приведено исчерпывающее толкование норм материального права (статей 14, 28, пункта 20 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", статей 8.1, 11 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27, 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", подлежащих применению к спорным отношениям, а также результаты оценки доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе, сведений о работе истца, предоставленных работодателем.

Довод жалобы заявителя о необоснованности не включения в специальный стаж в льготном исчислении периода прохождения интернатуры, не состоятелен, поскольку период прохождения интернатуры отдельными категориями врачей-специалистов может быть засчитан им в льготном исчислении в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, при условии документального подтверждения выполнения врачом-интерном функциональных обязанностей по должности врача-специалиста.

Работа Меркулова Д.В. с 3 августа 1987 года по 14 октября 1987 года в должности врача-интерна при прохождении интернатуры по стоматологии в Орехово-Зуевской центральной районной больнице не подтверждена какими-либо допустимыми доказательствами, самим лечебным учреждением. Кроме того сведения о начислении заработной платы за указанный период истцу отсутствуют. С учетом того, что специализация для медицинских работников является необходимым условием работы, это обязанность работников, которая установлена трудовым законодательством и непосредственно связана с трудовой деятельностью, спорный период не может быть включен в специальный стаж в льготном исчислении.

Доводы жалобы о необоснованном не включении судом в специальный стаж периода работы истца в должности врача стоматолога-ортопеда в ООО "Стоматологическая поликлиника "ОРТОСТОМ" в льготном исчислении являются неверными в силу следующего.

В Списке профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. N 464 и подлежащим применению к периоду трудовой деятельности истца с 1 января 1992 г. по 31 октября 1999 г, было предусмотрено право на пенсию за выслугу лет врачам и среднему медицинскому персоналу независимо от наименования должности лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологических учреждений всех форм собственности.

Между тем такое наименование учреждений, как "предприятие", "товарищество с ограниченной ответственностью", "общество с ограниченной ответственностью", "открытое акционерное общество", осуществляющие медицинскую деятельность, в приведенном нормативном правовом акте не указано.

Не поименованы такие виды учреждений в Списке должностей, работа в которых засчитывается в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. N 1066, подлежащим применению к периодам с 01 ноября 1999 г. по 31 декабря 2001 г, а также в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, которые подлежат применению к периодам трудовой деятельности истца.

В действующей в настоящее время Номенклатуре медицинских организаций, утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 6 августа 2013 г. N 529н, общества с ограниченной ответственностью в качестве учреждений здравоохранения также не указаны.

Здесь следует учесть, что, устанавливая в Федеральном законе от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения страховой пенсии по старости, федеральный законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в конкретной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, в частности с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения.

Таким образом, федеральный законодатель, закрепляя право лиц, осуществляющих лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, на досрочное назначение страховой пенсии по старости, учитывает не только специфику их профессиональной деятельности, но и особенности функционирования учреждений здравоохранения, организация труда в которых предполагает соблюдение специальных условий и выполнение определенной нагрузки, что само по себе не может рассматриваться как ограничение прав граждан на пенсионное обеспечение (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 1920-О).

В обоснование своих доводов о возможности учета периода работы в ООО "Стоматологическая поликлиника "ОРТОСТОМ", истец ссылается на наличие лицензии на право осуществления медицинской деятельности у этого Общества.

Вместе с тем медицинская деятельность законом отнесена к видам деятельности, которые подлежат лицензированию (пункт 46 части 1 статьи 12 Федерального закона от 4 мая 2011 г. N 99 "О лицензировании отдельных видов деятельности"), вследствие чего наличие лицензии на осуществление медицинской деятельности само по себе не свидетельствует о том, что истец в спорный период времени осуществляла трудовую деятельность в учреждениях здравоохранения.

Поскольку законодатель связывает право на досрочную страховую пенсию медицинским работникам с такой организационно-правовой формой юридического лица как учреждение (государственное, муниципальное, частное), у истца, работавшей в спорные периоды в организации, имеющей иную организационно-правовую форму, не возникло права на включение рассматриваемых спорных периодов работы в специальный стаж.

Выводы, содержащиеся в обжалуемом судебном постановлении, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом апелляционной инстанции. Нарушений норм материального либо процессуального права, влекущих отмену состоявшихся по делу судебного акта, по делу не допущено.

Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 13 мая 2019 года оставить без изменения, кассационную жалобу Меркулова Дмитрия Владимировича - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.