Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 18 декабря 2019 г. по делу N 8Г-3412/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Изоткиной И.В, судей Ситникова В.С, Потеминой Е.В, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Воеводиной М.В. к Главному управлению администрацию г. Тулы по Центральному территориальному округу, администрации г. Тулы об установлении факта принятия наследства, восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону; по встречному исковому заявлению администрации г. Тулы к Воеводиной М.В. о признании квартиры выморочным имуществом и признании права собственности в порядке наследования по закону.

по кассационной жалобе Воеводинорй М.В. на решение Центрального районного суда г. Тулы от 9 апреля 2019 г, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 11 июля 2019 г.

Заслушав доклад судьи Потеминой Е.В, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия, установила:

Воеводина М.В. обратилась в суд с иском к Главному управлению администрации г. Тулы по Центральному территориальному округу об установлении факта принятия наследства после смерти ее отца Марфунина В.Г, умершего 20 марта 2016 г, признании права собственности на квартиру по адресу: "адрес", в порядке наследования по закону. В обоснование указала, что она является единственным наследником к имуществу умершего ФИО7, однако в установленный законом шестимесячный срок заявление о принятии наследства нотариусу не подала, поскольку полагала, что обратиться с ним в любое время. Между тем, она фактически приняла наследственное имущество после смерти отца, забрав из его квартиры шесть хрустальных фужеров и семейные фотографии.

В дальнейшем Воеводина М.В. заявила дополнительное требование о восстановлении срока для принятия наследства, как пропущенного по уважительным причинам, ссылаясь на то, что она длительно находилась на стационарном и амбулаторном лечении в связи с наличием серьезных заболеваний.

Определением Центрального районного суда г. Тулы от 20 августа 2018 г. к участию в деле в качестве соответчика привлечена администрация г. Тулы.

Администрация г. Тулы обратилась в суд со встречным иском к Воеводиной М.В. о признании квартиры по адресу: "адрес", "адрес", выморочным имуществом и признании на нее права муниципальной собственности в порядке наследования по закону. В обоснование указала, что Воеводина М.Н, как единственный наследник к имуществу ФИО7, умершего ДД.ММ.ГГГГ, фактически наследство не приняла.

Решением Центрального районного суда г. Тулы от 9 апреля 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 11 июля 2019 г, в удовлетворении исковых требований Воеводиной М.В. отказано, встречные исковые требования администрации г. Тулы удовлетворены.

В кассационной жалобе Воеводина М.В. ставит вопрос об отмене судебных постановлений со ссылкой на их незаконность.

Проверив законность судебных постановлений в пределах доводов, содержащихся в кассационной жалобе, судебная коллегия не находит оснований для их отмены.

Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГПК РФ) основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального прав.

Такого характера нарушений норм материального и процессуального права нижестоящими судами допущено не было.

Как следует из материалов дела и установлено судами, ДД.ММ.ГГГГ умер ФИО7, являвшийся собственником квартиры по адресу: "адрес". Наследником первой очереди является его дочь - истица Воеводина М.В, которая в установленный законом шестимесячный срок с заявлением о принятии наследства к нотариусу не обратилась. Наследственное дело к имуществу умершего ФИО7 не заводилось.

Разрешая заявленный спор, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 218, 1111-1112, 1141, 1142, 1151 - 1155, 1174 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГК РФ), статьи 264 ГПК РФ, исследовав представленные сторонами доказательства, пришел к выводам о недоказанности истицей факта принятия ею наследства после смерти Марфунина М.В. и уважительности причин пропуска ею срока для вступления в наследство, в связи с чем отказал в удовлетворении исковых требований Воеводиной М.В. в полном объеме и, установив отсутствие иных наследников, удовлетворил встречный иск администрации г.Тулы.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции по существу рассмотренного спора и их правовым обоснованием.

Данные выводы нижестоящих судов основаны на нормах действующего законодательства, мотивированы со ссылкой на доказательства, обстоятельствам по делу не противоречат и сомнений в законности не вызывают, соответствуют разъяснениям, изложенным в пунктах 36, 40, 49-50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании".

С учетом положений части 2 статьи 1153 ГК РФ и разъяснений, изложенных в пункте 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9, юридически значимым обстоятельством для установления факта принятия истцами наследства является совершение наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Непременным условием признания фактического принятия наследства является совершение действий именно с целью принятия наследства, в связи с чем на Воеводиной М.В. лежало бремя доказывания факта совершении конкретных действий, направленных на приобретение наследства.

Совершение истицей действий по принятию после смерти отца его личных вещей, фотографий, посуды, ее обращение в полицию в целях установления законности нахождения в спорной квартире Денисовой О.Ф, изготовление фотографии на могильный крест отца не были расценены судом в качестве фактического принятия наследства. В подтверждение указанного вывода судом в апелляционном определении приведены результаты оценки доказательств, в том числе показаний свидетелей, а также юридически значимых обстоятельств, подлежащих установлению по данному делу, по правилам статьи 67 ГПК РФ.

Также судебная коллегия принимает во внимание взаимоисключающий характер заявленных Воеводиной М.В. требований о восстановлении срока принятия наследства и установлении факта принятия того же наследства.

Учитывая данные обстоятельства, судебная коллегия признает обоснованными выводы нижестоящих судов об отказе в удовлетворении заявленных Воеводиной М.В. требований.

Доводы жалобы Воеводиной М.В. об ошибочности вывода суда апелляционной инстанции о недоказанности факта принятия ею наследства, направлены на переоценку установленных обстоятельств и доказательства, и не могут служить основанием для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

Вопреки доводам кассационной жалобы медицинские документы, представленные Воеводиной М.В, являлись предметом исследования судов нижестоящих инстанций, им дана надлежащая правовая оценка применительно к заявленным ею требованиям о восстановлении срока для принятия наследства.

Ссылки Воеводиной М.В. на отсутствие оснований для удовлетворения встречного иска не могут быть приняты во внимание. Разрешая спор в указанной части, суд правильно определилюридически значимые обстоятельства, дал подробный анализ законодательства, регулирующего спорные правоотношения, правильно применил нормы материального права.

Доводы кассационной жалобы не могут быть признаны основанием для отмены судебных постановлений в кассационном порядке, поскольку не свидетельствуют о нарушении судами норм материального и процессуального права, кроме того, направлены на иную оценку фактических обстоятельств дела и собранных по делу доказательств. Переоценка установленных судами нижестоящих инстанций фактических обстоятельств дела и представленных участниками спора доказательств в силу положений главы 41 ГПК РФ в полномочия суда кассационной инстанции не входит.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 379.7 ГПК РФ оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены судебных постановлений.

Руководствуясь статей 390, 390.1 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Центрального районного суда г. Тулы от 9 апреля 2019 г, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тульского областного суда от 11 июля 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Воеводиной М.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий "данные изъяты"

 

Судьи "данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

"данные изъяты"

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.