Определение СК по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2019 г. по делу N 8Г-3442/2019

 

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Макаровой Н.А.

судей Скоковой Д.И, Юдиной С.В, рассмотрев в открытом судебном заседании дело N 2-387/2019 по иску Клепикова Константина Ивановича к публичному акционерному обществу "Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра" о взыскании компенсации за задержку выплаты надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, по кассационной жалобе Клепикова Константина Ивановича

на решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 7 февраля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 6 июня 2019 г, заслушав доклад судьи Скоковой Д.И, выслушав объяснения представителя ответчика по доверенности Зинковской А.В, полагавшей кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, установила:

Клепиков К.И. обратился в суд с иском к публичному акционерному обществу "Межрегиональная распределительная сетевая компания Центра" (далее - ПАО "МРСК Центра") о взыскании компенсации за задержку выплаты надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну.

Решением Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 7 февраля 2019 г, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 6 июня 2019 г, в удовлетворении иска Клепикову К.И. отказано.

Клепиков К.И. обратился в Первый кассационный суд общей юрисдикции с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права, просит об их отмене и удовлетворении заявленных им требований в полном объеме.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия считает её подлежащей удовлетворению.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 17 августа 2011 г. между Клепиковым К.И. и ПАО "МРСК Центра" заключен трудовой договор, в соответствии с которым Клепиков К.И. принят с

17 августа 2011 г. на работу в ПАО "МРСК Центра" на должность заместителя директора по безопасности - начальника отдела безопасности. Пунктом 1.9 трудового договора Клепикову К.И. установлен должностной оклад в размере 52998 руб.

На основании дополнительного соглашения к трудовому договору Клепиков К.И. в период с 12 ноября 2011 г. по 31 декабря 2014 г. был допущен к работе со сведениями, содержащими государственную тайну.

20 марта 2018 г. Клепиков К.И. обратился с заявлением на имя исполняющего обязанности генерального директора - директора филиала ПАО "МРСК Центра" - "Воронежэнерго" о выплате ежемесячной надбавки к заработной плате за весь период, течение которого он был допущен к работе со ведениями, составляющими государственную тайну.

23 марта 2018 г. между Клепиковым К.И. и ПАО "МРСК Центра" заключено соглашение о расторжении трудового договора с 18 апреля 2018 г. Приказом работодателя от 23 марта 2018 г. N 63 Клепиков К.И. уволен по основанию, предусмотренному пунктом 1 части статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по соглашению сторон) с 18 апреля 2018 г.

На основании приказа исполняющего обязанности генерального директора - директора филиала ПАО "МРСК Центра" - "Воронежэнерго" от 13 апреля

2018 г. Клепикову К.И. начислена единовременная доплата за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, в размере 986664, 24 руб.; 17 апреля 2018 г. с истцом произведен окончательный расчет, в том числе выплачена указанная сумма.

Отказывая Клепикову К.И. в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации за задержку выплаты надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, суд первой инстанции с учетом заявления представителя ответчика о применении последствий пропуска Клепиковым К.И. предусмотренного частью 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока на обращение в суд с данными требованиями пришел к выводу о том, что Клепиковым К.И. этот срок пропущен. Суд первой инстанции исходил из того, что Клепиков К.И, в течение спорного периода

(с 12 ноября 2011 г. по 31 декабря 2014 г.) ежемесячно получая заработную плату без надбавки за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, знал о нарушении своих трудовых прав, однако в суд с требованиями о взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы обратился только 19 сентября 2018 г, что превышает трехмесячный срок с даты выплаты заработной платы за каждый месяц. При этом суд первой инстанции сделал вывод о том, что истцом не представлено доказательств, свидетельствующих об уважительности причин пропуска срока на обращение в суд.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия считает, что выводы судебных инстанций об отказе Клепикову К.И. в удовлетворении иска по причине пропуска им срока на обращение в суд за разрешением индивидуального трудового спора основаны на неправильном применении норм материального права.

Сроки обращения работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора установлены статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

Частью 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение одного года со дня установленного срока выплаты указанных сумм, в том числе в случае невыплаты или неполной выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику при увольнении.

Работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, количеством и качеством выполненной работы (абзац пятый части 1 статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации).

Этому праву работника в силу абзаца седьмого части 2 статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации корреспондирует обязанность работодателя выплачивать в полном размере причитающуюся работнику заработную плату в установленные законом или трудовым договором сроки и соблюдать трудовое законодательство, локальные нормативные акты, условия коллективного договора и трудового договора.

Частью 1 статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации, определяющей сроки расчета с работником при увольнении, предусмотрено, что при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

Согласно части 1 статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель и (или) уполномоченные им в установленном порядке представители работодателя, допустившие задержку выплаты работникам заработной платы и другие нарушения оплаты труда, несут ответственность в соответствии с данным кодексом и иными федеральными законами.

Правила материальной ответственности работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, содержатся в статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

При нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной стопятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. При неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм (часть 1 статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации).

Из приведенных норм трудового законодательства следует, что работодатель несет обязанность по выплате работнику заработной платы в установленные законом или трудовым договором сроки.

В случае нарушения установленного срока выплаты заработной платы работодатель обязан выплатить работнику задолженность по заработной плате с уплатой процентов. Обязанность работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы сохраняется в течение всего периода действия трудового договора.

При прекращении трудового договора в день увольнения работника производится выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, в том числе и задолженности по заработной плате с процентами за задержку ее выплаты, если ранее эта задолженность не была погашена. С момента полного погашения работодателем задолженности по заработной плате надлежит исчислять установленный частью 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации годичный срок для обращения работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора о взыскании процентов (денежной компенсации) за задержку выплаты заработной платы (статья 236 Трудового кодекса Российской Федерации).

Судебные инстанции при разрешении исковых требований Клепикова К.И. о взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы не учли указанные выше нормативные положения, предусматривающие обязанность работодателя по выплате работнику заработной платы в установленные законом или трудовым договором сроки, материальную ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику, сроки обращения в суд за разрешением спора о взыскании заработной платы и порядок исчисления этих сроков, в связи с чем сделали не основанный на законе вывод о пропуске истцом срока на обращение в суд по требованиям о взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы за спорный период.

Между тем судом установлено и из материалов дела усматривается, что при увольнении Клепикова К.И. с работы и осуществлении с ним окончательного расчета 17 апреля 2017 г. работодатель признал наличие у него задолженности перед истцом по выплате ему надбавки к заработной плате за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, однако выплатил ему имеющуюся задолженность по заработной плате без уплаты денежной компенсации за ее задержку.

Учитывая указанные обстоятельства, срок на обращение Клепикова К.И в суд с иском о взыскании денежной компенсации за задержку выплаты ему надбавки за работу о сведениями, составляющими государственную тайну, в период с 12 ноября 2011 г. по 31 декабря 2014 г. надлежало исчислять с даты полного погашения работодателем задолженности по её выплате, то есть с момента окончательного расчета работодателя с работником при увольнении, который был произведен 17 апреля 2018 г. Именно с этого момента Клепикову К.И. стало известно о нарушении его права на получение денежной компенсации за задержку выплаты ему заработной платы.

Ввиду того, что нарушение работодателем трудовых прав работника задержкой выплаты ему заработной платы имело место в течение всего периода с 12 ноября 2011 г. по 31 декабря 2014 г. и принимая во внимание, что Клепиков К.И. обратился в суд с настоящим иском 19 сентября 2018 г, то есть в течение одного года после выплаты ему задолженности по заработной плате при его увольнении с работы (17 апреля 2018 г.), вывод судебных инстанций о пропуске истцом установленного частью 2 статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации срока (в редакции, действующей на момент выплаты работодателем имеющейся задолженности по заработной плате) для обращения в суд по требованиям о взыскании компенсации за задержку выплаты заработной платы за период с 12 ноября 2011 г. по 31 декабря 2014 г, является необоснованным.

Судебная коллегия полагает, что в данном случае решение судебных инстанций об отказе в удовлетворении исковых требований Клепикова К.И. со ссылкой лишь на пропуск истцом срока для обращения в суд по этим требованиям без исследования иных имеющих значение для дела обстоятельств, касающихся наличия у работодателя перед Клепиковым К.И. задолженности по выплате заработной платы за весь указанный в исковом заявлении период, противоречит задачам гражданского судопроизводства, как они определены статье 2 ГПК РФ, создает препятствия для защиты трудовых прав истца.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, судебная коллегия признает принятыми с нарушениями норм материального права что согласно статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для их отмены и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 7 февраля

2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 6 июня 2019 г. отменить. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции - Коминтерновский районного суд г. Воронежа.

Председательствующий

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.